ЛЮБОВЬ С ПЕРВОГО ВЗГЛЯДА



 

Посвящается Евгению, без которого этого рассказа бы не было

Автор благодарит Илью и Павла за помощь и конструктивную критику.

 

Телефонный звонок застал Дэвида Ферниша выходящим из душа. "Кто бы это мог быть?", - подумал Дэвид, вытирая голову полотенцем и направляясь в соседнюю комнату, чтобы ответить на звонок.

- Алло.

- Привет, Дэйв? Какие планы на вечер?

- Привет, Эдди, - сказал Дэвид и задумался. Он собирался провести этот день, отдыхая от тяжелой рабочей недели в Ogilvy & Mather и приводя в порядок свою квартиру после недавнего празднования Дня рождения, которое затянулось на несколько дней. Но... если у Эдди есть интересные мысли по поводу времяпрепровождения, почему бы ни послушать.

- В общем-то, я сегодня свободен.

- У меня потрясная новость. Угадай, куда я хочу тебя пригласить?

- Хм, не знаю. А что, что-то необычное?

- Да, оно самое. Я ведь упоминал, что знаком с Элтоном Джоном, правда? Он попросил меня собрать веселую и интересную компанию на вечеринку. Совсем недавно Элтон вернулся из турне The One (полтора года колесил по миру, представляешь?) и теперь он хочет "влиться в привычный ритм жизни". Знаешь, кроме меня и еще нескольких людей он в Лондоне никого не знает.

- Как это? - удивился Дэвид. - Он же тут всю жизнь прожил. Даже у меня в Лондоне куча знакомых, а ведь я приехал сюда всего четыре года назад.

- Понимаешь, Дэйв. Как тебе объяснить... у него БЫЛО много друзей здесь, но со многими он сейчас предпочитает не встречаться - все они бывшие наркоманы, а он только недавно из клиники (это только между нами, хорошо?) и не хочет поддаваться соблазну. Остальные умерли, как Фредди Меркьюри, например. Или переехали в Америку. Со своим последним бойфрендом он расстался уже давно. Он одинок, понимаешь. У него никого нет, он только что вернулся из тура, хочет отдохнуть и познакомиться с новыми людьми. Ну что, сказать Элтону, чтобы присылал за тобой машину?

- Эд, спасибо за приглашение, но я еще подумаю. Перезвоню тебе через некоторое время и скажу, хорошо?

- И он еще думает! Ну когда ты еще сможешь побывать в доме у такой звезды? Ладно. Давай. Жду.

Дэвид положил трубку и задумался. С одной стороны, ему было интересно посмотреть, в какой обстановке живет суперзвезда и вообще, что представляет из себя этот человек, которого музыкальные издания превозносят до небес, а желтая пресса поливает грязью. Кроме того, Дэвид уже смирился со своей сексуальной ориентацией, и, как любому гею, ему было интересно познакомиться с самым знаменитым гомосексуалистом в на мировой поп-сцене. Такой ли он, как о нем рассказывают? По словам Эда, Элтон вылечился от наркотиков и алкоголизма, значит, скорее всего, с ним можно нормально общаться. "С другой стороны", - думал Дэвид, - "что я там забыл? Я даже не знаю, какая компания там соберется и что представляют из себя эти "веселые" люди, которых Эд насобирает по всему Лондону. Мы сядем за стол, подадут изысканные блюда, и под неспешный звон столовых приборов мистер Элтон Джон будет рассказывать факты из своей биографии, а гости через каждое слово будут умиленно ахать. Наверное, он неплохой парень, но звезды - они и есть звезды, и вряд ли мы найдем общий язык - если только у меня вообще будет возможность произнести хоть слово". Еще немного подумав, Дэвид решил рискнуть. Он снял трубку и набрал номер:

- Алло.

- Эд, это я.

- Слушаю, Дэйв. Что ты надумал?

- Я принимаю приглашение. Только я не хочу, чтобы за мной присылали машину - приеду на своей. Хорошо?

- Оставляешь за собой возможность ретироваться в любой момент? - усмехнулся Эд. - Не думаю, что тебе захочется. Он милый человек. Сам увидишь. Кроме того - его новый имидж делает его чертовски сексуальным.

Дэвид улыбнулся, вспомнив, как купил пластинку Caribou только потому, что ему понравился Элтон в тигровой рубашке, соблазнительно расстегнутой на груди.

- Где и во сколько? - спросил он.

- Значит так, записывай адрес: Вудсайд, Крамп Хилл Роуд, Олд Виндзор. Ты сразу найдешь - это почти напротив королевской резиденции, кроме того, участок у Элтона немаленький, да и домик тоже. Скромный такой домишко с парком - только не перепутай с домом Королевы. Приезжай к 8 часам. Я буду уже там. Да, чуть не забыл, не одевайся слишком официально - это просто вечеринка для друзей. Ну пока, я тебя первого пригласил, мне еще кучу знакомых обзвонить надо.

- Спасибо. До вечера, Эд.

Последние слова друга успокоили Дэвида. К тому же, хорошо, что он напомнил. Об одежде стоило подумать заранее, чтобы не искать, что одеть в последний момент. Дэвид огляделся, вздохнул по поводу сорвавшейся уборки и занялся пересмотром своего гардероба.

* * *

Туман, слякоть и мелкий дождик не улучшали настроение Дэвида, ведущего свою машину в направлении Старого Виндзора. Осень 1993 года не радовала англичан хорошей погодой, как, в принципе, и любая другая лондонская осень. За четыре года, проведенных в этой загадочной стране, молодой канадец смог привыкнуть к англичанам, прочувствовать английский юмор, свыкнуться с английскими традициями, перенять английский акцент, но не смириться с отвратительной погодой Туманного Альбиона. Пусть Канада - не Флорида, но, по крайней мере, там нет дождя и тумана, которые сменяют друг друга на протяжении всего года. А зима? Больше всего Дэвид скучал по канадской зиме и каждый год летал в Торонто на рождественские каникулы. А еще - он просто скучал. Немногочисленные лондонские друзья, работа в агентстве, телефонные звонки родителям и редкие перелеты из Канады в Англию и обратно составляли его повседневную жизнь. Но все более остро он стал ощущать какую-то пустоту в своей жизни. Восторг, который он испытывал в первые годы пребывания на островах, утих, и повседневная суета начала засасывать его в пучину однообразных будней. Даже визиты на выставки, в театры, кино и ночные клубы перестали его привлекать. Если бы он мог осуществить свою мечту - стать кинопродюсером - или найти человека, с которым можно разделить свое одиночество. В тот вечер Дэвид даже не подозревал, что оба его желания исполнятся уже совсем скоро.

* * *

Без пяти восемь Дэвид Ферниш подъезжал к воротам виндзорского особняка Элтона. Опаздывать он не любил, но приезжать раньше тоже не хотелось, особенно когда едешь к звезде такого ранга. Ожидая увидеть перед дверью слугу в ливрее и не увидев никого, он чуть не проехал стоянку, на которой уже стояло несколько шикарных машин. "Интересно, это все машины Элтона или кто-то еще приехал на своей?" - промелькнуло у Дэвида в голове. - "Вот это машина! Обожаю "Феррари". Сколько же лет мне нужно проработать в агентстве, чтобы купить себе такую?". Припарковавшись, Дэвид вышел из машины, подошел к двери дома и позвонил. Через несколько секунд открылась дверь и... на пороге стоял сам хозяин, расплываясь в добродушной улыбке.

- Добро пожаловать! - сказал Элтон и жестом пригласил Дэвида войти.

Переступая порог этого гостеприимного дома, Дэвид ощутил, как все негативные эмоции отступают на второй план, и вдруг подумал, что он не только не пожалеет о своем визите, но еще долго будет вспоминать этот день.

Эд представил гостя хозяину, и Дэвид пожал протянутую ему руку. Элтон сам (сам!!!) взял у него пальто и повесил на вешалку, а потом пригласил пройти в гостиную. Дом изнутри представлял удивительное зрелище - впрочем, ничего другого гость и не ожидал. Первой мыслью вошедшего было то, что дом вполне мог бы сойти за музей, и даже ощущение того, что здесь кто-то живет, не портило это впечатление. Слишком уж много антиквариата. "Я бы не смог жить в таком", - уверенно подумал Дэвид. - "Лучше уж моя лондонская квартирка, чем этот музей. Хотя... Если избавиться от половины вещей, дом может стать уютным". Занятый своими мыслями, Ферниш не заметил, как попал в гостиную, где уже сидело несколько человек. Некоторых он знал по вечеринкам у Эда, с остальными его познакомили. Пока ожидали остальных гостей, Дженни, приятная женщина, которая присматривала за домом, разносила напитки, а хозяин ходил от одного дивана к другому, даря гостям свою улыбку и добрый взгляд и перебрасываясь несколькими словами с каждым, чтобы никто не чувствовал себя обделенным вниманием хозяина. Наконец он сел рядом с Дэвидом.

-Как вам нравится дом, мистер Ферниш?- спросил Элтон.

Дэвид с удивлением отметил, что певец запомнил имя каждого гостя, хотя почти всех присутствующих здесь хозяин видел впервые.

- Симпатичный. Больше всего мне нравятся картины. Кажется, это все Баскиа, на той стене? Я очень люблю Баскиа, - сказал Дэвид.

- У вас хороший вкус. Да, это Баскиа, но это лишь малая часть моей коллекции его картин. Мы с Дэвидом Боуи практически ничего не оставили музеям, - музыкант улыбнулся.

Тут в прихожей раздался звонок и Элтон быстро произнес, вставая:

- У меня также есть несколько картин Уорхола, если он вас интересует. Позже я покажу вам остальные картины Баскиа, а сейчас я должен встретить очередного гостя. Надеюсь, вы не будете скучать сегодня.

Хозяин направился в сторону прихожей, а Дэвид пошел поближе рассмотреть картины, которыми были увешаны стены. Если бы он мог повесить у себя дома хотя бы один подлинник Баскиа, было бы не так грустно возвращаться в одинокую маленькую квартиру.

Пришедший гость оказался последним, кого ждали, и вскоре хозяин пригласил всех в столовую. Гости расселись за столом, и Дэвид обнаружил, что сидит по левую руку от музыканта, совсем рядом. Справа от певца сидел Эд, на правах друга звезды. "Наверное, многие из присутствующих хотели бы быть на моем месте", - подумал Дэвид.

На удивление, никаких изысканных блюд подано не было - Дженни приготовила обычную домашнюю пищу: спагетти, несколько салатов, рыбу. За столом разговаривали мало и в основном о футболе. В родной стране Ферниша мало интересовались футболом - канадская сборная, как, впрочем, и команды из других стран Северной Америки, не отличались большими достижениями в этом виде спорта. В детстве Дэвид, как и его братья, и все его друзья, больше любил смотреть хоккей. А еще большой теннис, в который играл очень хорошо и даже был чемпионом своего университета. (Подъезжая к дому, он заметил несколько открытых теннисных кортов и подумал, что здорово, наверное, иметь возможность каждое утро играть в теннис перед тем, как отправиться на работу - тогда и работаться будет легче.) Тем не менее, приехав в Англию, Дэвид стал больше интересоваться футболом, любовь к которому английские дети впитывают с молоком матери. Он даже изредка смотрел матчи национальной лиги дома, когда было нечего делать, или в лондонских пабах с друзьями. Элтон удивил канадца своими обширными познаниями в этой области - он мог активно обсуждать не только английский футбол, но и обстановку в турнирных таблицах других стран, мировых и европейских чемпионатах. И это человек, который полтора года провел в турне, а до этого лечился от алкогольной и наркотической зависимости!

Оказалось, что Элтон отличался еще и наблюдательностью. Заметив, что его сосед слева уже окончательно запутался в названиях английских команд и футбольных терминах, которые сыпались со всех сторон, и за последние полчаса не вставил в разговор ни словечка, музыкант поспешил сменить тему, но так деликатно, что никто, кроме Дэвида, перехватившего сочувствующий взгляд певца, ничего не заметил. "Неужели он сделал это из-за меня?" - подумал Дэвид. Образ звезды, зациклившейся на своих собственных достижениях и отгородившейся от мира лучами своей славы, окончательно выветрился из головы канадца. Дэвид утвердился во мнении, что Элтон - добрый, внимательный и абсолютно нормальный, "земной" человек, что бы там не писали в газетах (интересно, все ли звезды такие, как Элтон?). Он подумал, что сделал бы большую ошибку, если бы отказался прийти, правда, пока Дэвид даже не подозревал, как много он бы мог потерять в этой жизни.

Вскоре гости вышли из-за стола и вернулись в гостиную, где, как и на любом вечере, стали образовываться группы по интересам. Пока Дэвид думал, к какой же группе примкнуть и где менее всего вероятность, что разговор опять перейдет на футбол, мэтр сам подошел к нему и с улыбкой спросил:

- Вы готовы ознакомиться с моей коллекцией Баскиа?

- С удовольствием, - ответил Дэвид, удивленный таким вниманием к своей персоне, и последовал за хозяином дома на второй этаж.

* * *

Картины были просто великолепны, как Дэвид и ожидал. Теперь он понял, почему в музеях так редко можно встретить картины Баскиа - казалось, что у Элтона собраны они все! "Неужели у Боуи еще столько же?" - подумал канадец. Некоторые картины были подписаны художником специально для певца. Прохаживаясь по коридорам и слушая комментарии счастливого обладателя коллекции, Фернишу казалось, что он ходит по коридорам музея и слушает речь экскурсовода. Он и забыл, что рядом с ним - звезда первой величины, а он - гость в ее доме, и его глаза блестели от восторга.

- Это потрясающе! - сказал Дэвид, когда они обошли все комнаты и коридоры с картинами Баскиа.

Они вернулись в гостиную, сели на диван и продолжили разговор об искусстве, потом перешли на другие темы. Элтон попросил Дэвида рассказать о родном городе, о родителях, о семьях его братьев. Слушал певец очень внимательно и Дэвид подумал, что, наверное, никогда в жизни ему не было так приятно рассказывать о себе. Особенно Элтон оживился, услышав, что у Дэвида есть несколько племянников, и попросил рассказать о них побольше.

- Вы любите детей? - спросил канадец.

- Очень. У меня десять крестных детей, но вот своих нет и, наверное, никогда не будет.

- У меня тоже, - вздохнул Дэвид.

Элтон понимающе взглянул на него. Наверное, Эд, один из немногих, кто знал тайну Дэвида, уже успел рассказать Элтону, или певец сам догадался, что Дэвид тоже гей. По крайней мере, никаких ненужных вопросов он не задал.

- К сожалению, английские законы даже не позволят мне никого усыновить. И вряд ли в ближайшее время что-то изменится. В этом смысле наши политики - жуткие консерваторы. Это и понятно - у них есть свои дети, и они нас никогда не поймут. Скажите, а почему вы приехали в Англию?

Дэвид слегка задумался. Сказать правду? Или нет. Он никогда никому не открывал истинную причину своего переезда. Чаще всего он ссылался на свою карьеру и заявлял, что ничего подобного не добился бы, живя в Канаде. Иногда отшучивался, что всегда хотел понять английский юмор и, наконец, получил такую возможность. Но настоящая причина лежала слишком глубоко, чтобы ее можно было открыть родственникам, и тем более малознакомым людям. Но сейчас он решил сказать правду. "Я ведь никогда его больше не увижу - что я теряю. Он забудет обо мне, как только за мной закроется дверь, и я стану одним из многих людей, обычных людей, которые однажды удостоились чести разговаривать с ним," - подумал Дэвид. В то же время где-то глубоко в душе он осознавал, что их знакомство не закончится так просто. "Как бы я хотел остаться его другом навсегда. Он такой замечательный человек. А его глаза - мне кажется, что он может заглянуть в самую душу, и найти ответ на любой вопрос. Он задал мне вопрос, на который я не отвечал честно даже себе самому, но ему я просто не могу солгать!"

* * *

От необходимости отвечать Дэвида избавил Эд, которому пришлось развлекать гостей те сорок минут, когда Элтон и Дэйв где-то отсутствовали ("Интересно, где? Похоже, у Элтона назревает очередной роман..."), и тот час, который Элтон проговорил со своим новым знакомым, сидя на диване в уголке гостиной. Он уже начал жалеть и о том, что знает хозяина лучше всех, и о том, что привел на вечеринку этого канадца, и о том, что ему вообще пришла идея устроить эту вечеринку, и он смог уговорить Элтона осуществить эту идею. Поэтому он твердо решил подойти и прямо напомнить Элтону о его хозяйских обязанностях, которые ему, Эду, уже надоело выполнять, да и остальные гости стали с удивлением посматривать в сторону мило беседующей парочки. А тут у собеседников как раз затянулась пауза в разговоре. Элтон явно задал какой-то вопрос, а Дэвид, похоже, задумался над ответом. "Что же он такое спросил? Странные люди эти звезды. Вот Элтон: он практически всегда предельно тактичен в разговоре, но иногда с ним что-то происходит, и он может быть настолько прямолинейным, что собеседник просто теряется," - думал Эдди, приближаясь к дивану, на котором сидели певец и его гость.

- Извините, что нагло вмешиваюсь в ваш разговор, но... Элтон, не мог бы теперь ТЫ ненадолго побыть в роли хозяина дома и пообщаться с гостями? - спросил Эд, улыбнувшись.

- Да, конечно. Извини, Эдди - я потерял счет времени. Я пойду к гостям. Мистер Ферниш, надеюсь, у нас будет возможность продолжить беседу.

"...в спокойной обстановке", - закончил про себя Эдди. "Зачем вообще устраивать вечеринку, если не обращать внимания на остальных гостей. Если бы знал, я бы привел одного Дэвида и мне не пришлось бы сейчас строить из себя дурака." Эд заметил, что Элтон изо всех сил пытается скрыть свою досаду и огорчение, но, несмотря на великолепные актерские способности музыканта, на его лице явно написано, что ему очень неприятно покидать общество Дэвида, и меньше всего его сейчас заботят какие-то там гости. "Странно, никогда раньше не видел его таким. Бывает так, что какой-то человек ему очень понравится, но не настолько, чтобы забыть о гостях", - думал Эд. Проводив Элтона взглядом, Эд сел рядом с Дэвидом, на лице которого была написана такая же плохо скрываемая печаль (впрочем, такую картину Эд видел не раз: людям всегда трудно расставаться с Элтоном - его удивительное обаяние притягивает всех и каждого, независимо от пола и сексуальной ориентации) и спросил:

- Ну что, не жалеешь, что приехал?

Дэвид повернулся к нему и быстро ответил:

- Нет! - И, немного подумав, добавил: - Конечно нет. Элтон такой милый человек, с ним так приятно разговаривать. И легко. Он так умеет слушать. Я и подумать не мог, что он такой... такой...

- Люди часто в нем ошибаются. - Эд избавил своего канадского друга от необходимости подбирать нужное слово. - Газеты пишут об Элтоне Джоне много неправды, да и по внешнему виду не всегда можно сказать, что он за человек. Зато когда узнаешь его ближе... И знаешь, что я заметил: никогда за последние несколько лет я не видел его таким счастливым, как тогда, когда вы с ним разговаривали.

Эд не был уверен, что Ферниш услышал его последнюю фразу. По крайней мере, он на эти слова никак не отреагировал и сидел, погрузившись в свои мысли. Эд решил оставить его одного и пошел в другой конец гостиной.

* * *

Дэвид думал сразу о многом. После разговора с Элтоном та самая пустота, которую он стал ощущать в последнее время, нахлынула на него с новой силой. Ему захотелось заплакать. Работа, друзья, развлечения - к чему все это, если то, что тебя слушают и тобой интересуются, он считает событием. Он впервые почувствовал себя одиноким в этой чужой стране. Раньше он считал себя самостоятельным и гордился тем, что он приехал в Англию, не зная здесь никого, и сам, в одиночку, добился всего. Теперь он понял, что это не имеет большого значения, если ему не с кем разделить свой успех. Он пожалел, что рядом нет родителей. Сколько он себя помнил, он всегда жил с матерью и отцом, под их бесконечной опекой, которая иногда так его тяготила. Университет стал отдушиной на несколько лет, но Дэвид закончил его и вернулся в родительский дом. Его братья один за другим женились, поселились отдельно, завели детей; родительская забота, за неимением других объектов, полностью обратилась на него, и в 27 лет Дэвиду так нестерпимо захотелось уехать куда-нибудь далеко-далеко, чтобы его больше не могли опекать, стать самостоятельным и начать, наконец, взрослую жизнь.

"Мама! Отец! Я уезжаю в Англию." - заявил он однажды. - "И не пытайтесь меня отговаривать - я все равно уеду," - добавил Ферниш, боясь, что родительские уговоры могут поколебать его решение. И уехал, довольный тем, что никто не смог его остановить. Но потребность в смене обстановки не была главной причиной. Главной причиной его переезда в Англию - тот секрет, который он так и не успел открыть Элтону - были его сесуальные предпочтения. Незадолго до отъезда Дэвид окончательно признался себе в том, что он гей и другого ему не дано. У него были девушки в институте, но ничего хорошего из его романов не выходило. Однажды Дэвид сказал себе: "Это я сделал всех своих девушек несчастными, это именно я бросал их или провоцировал то, чтобы они бросили меня. И причина не в том, что я, как любой мужчина, панически боюсь жениться. Я гей! Мне никогда не будет хорошо ни с одной женщиной в мире. Я должен уехать куда-нибудь подальше от этой страны, где общество не примет меня, попытайся я заявить об этом открыто. Я должен уехать туда, где живет много таких, как я, и может быть я смогу найти свое счастье. Куда же мне отправиться? Где лучше всего относятся к геям? Если подумать, то все знаменитые геи - англичане: Элтон Джон, Марк Алмонд, Бой Джордж, Pet Shop Boys, Джимми Саммервилл, даже Джаггер и Боуи, которые в начале 70-х корчили из себя геев - и те англичане. Значит туда мне и нужно. Кроме того - вдруг я смогу попасть в английскую киноиндустрию? Это не Голливуд, но и в Британии снимают неплохие фильмы". После недолгих раздумий он, наконец, твердо решил, что переедет именно в Великобританию, где, как известно, гомосексуализм хоть и не является "официально нормальным", как в Швеции и Дании, зато окружающие воспринимают это явление вполне нормально. И переехал.

"Почему сначала мне было так хорошо в этой стране?" - думал Дэвид. - "И что изменилось? Мне 30... нет, уже 31, у меня хорошая работа и вообще я неплохо здесь устроился, но я все время ощущаю, что мне чего-то не хватает? Может быть, стоило отправиться в Голливуд и попытать счастья в качестве кинопродюсера? В случае успеха у меня была бы не просто хорошая, а любимая работа. Там совсем другая обстановка, а в этой дождливой стране я медленно превращаюсь в англичанина, и туман, кажется, проникает в самое сердце, и оно

впитывает его, как губка, и болит, болит от одиночества. Неужели я обречен быть один только потому, что я гей? Ведь..."

* * *

От грустных мыслей Дэвида отвлекли бурные аплодисменты, которые раздались в гостиной. Оказалось, что гости уговорили хозяина сыграть что-нибудь из своих знаменитых вещей, и Элтон сел за рояль. Подойдя поближе к импровизированной сцене, Дэвид заметил свободное место на диване, который стоял слева от рояля, и поспешил это место занять. Прозвучали первые аккорды. Дэвид знал, что он недавно слышал эту песню по Radio 1, но никак не мог вспомнить ее название. "The One," - с восхищением выдохнул кто-то из его соседей, и тогда он вспомнил, что, по словам Эда, именно так называлось турне, из которого Элтон только что вернулся. Элтон Джон запел:

I saw you dancing out the ocean
Running fast along the sand
A spirit born of earth and water
Fire flying from your hands

"Как замечательно он поет", - думал Дэвид, разглядывая картины и наслаждаясь музыкой. - "Почему мне никогда не приходило в голову пойти на его концерт?.."

In the instant that you love someone
In the second that the hammer hits
Reality runs up your spine
And the pieces finally fit

"... Я и не думал, что эта песня такая красивая. Даже без всякой аранжировки, исполненная в гостиной под рояль, она завораживает своей красотой".

Тут Дэвид перевел взгляд на Элтона и... обнаружил, что звезда смотрит прямо на него, продолжая петь и играть. "Этого не может быть," - подумал Дэвид.

And all I ever needed was the one
Like freedom fields where wild horses run
When stars collide like you and I
No shadows block the sun
You're all I've ever needed...

Когда Элтон спел: "Baby you're the one" и улыбнулся, глядя в глаза канадцу, как бы подчеркивая значение слов, Дэвид окончательно понял, что Элтон поет только для него, как если бы они были вдвоем. Возможно, что, если бы они действительно были наедине, Дэвид смог бы просто наслаждаться такой симпатией со стороны звезды, но сейчас он чувствовал себя не в своей тарелке.

There are caravans we follow
Drunken nights in dark hotels
When chances breathe between the silence
Where sex and love no longer gel

Дэвиду казалось, что все присутствующие недоумевают по поводу такого отношения Элтона к человеку, с которым он познакомился несколько часов назад. "Интересно, сколько человек из присутствующих знают о том, что я тоже гей?" - почему-то подумалось канадцу. Элтон опять улыбнулся, как будто прочитав его мысли. "Боже", - подумал Дэвид. - "Скорее бы все это закончилось".

For each man in his time is Cain
Until he walks along the beach
And sees his future in the water
A long lost heart within his reach

"Long lost heart - это я", - невольно подумал Ферниш. Он не знал, окончания чего он ждет: хочет ли он, чтобы Элтон поскорее закончил петь или чтобы поскорее закончилась эта вечеринка. Тут Дэвид вспомнил о машине, которую он взял специально для того, чтобы уехать "в случае чего". "Боюсь, что сейчас она мне не поможет - никто не может просто встать и уйти, когда Элтон поет".

And all I ever needed was the one
Like freedom fields where wild horses run
When stars collide like you and I
No shadows block the sun
You're all I've ever needed...

"Забудь обо всем", - сказал себе Дэвид. - "Такой человек поет для тебя, а ты сидишь и думаешь о том, как бы тебе смыться. Забудь обо всех этих людях. Представь, что нет никого, кроме вас двоих, и наслаждайся музыкой". Так он и сделал.

* * *

The One закончилась, Элтон встал и слегка поклонился. "Прямо как на концерте", - отметил про себя Эд. Слушатели разразились бурными аплодисментами с криками: "Бис! Бис!". Музыканту пришлось снова сесть за рояль. Эдди, который хорошо знал Элтона, заметил, что звезде это все не очень нравится. "Впрочем, желание публики - закон для Элтона, как и для любого исполнителя, хоть он и не получит ни копейки за это импровизированное шоу" - подумал друг музыканта. Освежившись кока-колой, Элтон начал играть Your Song, и все разговоры в гостиной, едва начавшись, смолкли, как по мановению волшебной палочки. "А он неплохо умеет управлять публикой", - подумалось Эду. Уже после первого куплета Эдди начал понимать, для кого Элтон поет. Во время The One Эд не смотрел на Элтона, углубившись в собственные мысли, но теперь он окончательно убедился, что между музыкантом и его новым канадским знакомым протянулась невидимая нить взаимной симпатии. "Если из этого знакомства выйдет что-нибудь хорошее, мне это зачтется в этой или в той жизни. По крайней мере, завтра Элтон не будет упрекать меня в том, что я зря уговорил его устроить вечеринку, а Дэвид не сможет сказать, что мне не стоило уговаривать его прийти. Надеюсь, они не забудут сказать мне спасибо", - подумал Эд и улыбнулся. - "Все-таки вечеринка удалась. Вот и славно!"

* * *

После Your Song Элтон вежливо дал публике понять, что больше петь он не будет:

- На концерте петь что-либо после Your Song - плохая примета, - отшутилась звезда.

Дэвид не знал, действительно ли все концерты Элтона завершаются этой песней, но гости в это поверили или просто поняли, что хозяин больше петь не хочет. Музыкант поклонился публике, вышел из-за рояля и в гостиной возобновились разговоры. "Может у меня еще будет возможность поговорить с ним сегодня вечером?" - подумал канадец.

Но этого не произошло. Ферниш заметил, что многие гости собираются уходить, и хозяин пошел провожать их в прихожую. Тут ему на плечо опустилась рука Эда:

- Ну что Дэйв, будем тоже отчаливать? Посмотри на Элтона - мне кажется, он очень устал. Я знаю, что он рано встает и играет в теннис по утрам, а сейчас время уже позднее.

Дэвид взглянул на часы и удивился. "Как быстро пролетело время! Хорошо, что завтра воскресенье и можно поспать подольше", - подумал он. - "Интересно, стал бы я вставать рано только для того, чтобы поиграть в теннис, если бы имел свои корты?"

- Дэвид, подвезешь нас с ребятами? Ты все равно едешь в Лондон, не хочется нагружать шоферов Элтона - им еще остальных гостей развозить, - сказал Эд.

- Конечно. Почему бы и нет. Это была хорошая идея, приехать на своей машине, не правда ли? - спросил Дэвид.

- Как сказать. Если учесть, что ты так и не попробовал того великолепного шампанского - бьюсь об заклад, каждая бутылка обошлась старине Элтону не менее 500 фунтов - то эта идея уже не кажется такой хорошей. Но если ты сам не жалеешь, значит, все ОК.

Эдди, Дэвид и несколько их друзей прощались с хозяином последними. Когда пришла очередь Дэвида пожать протянутую руку музыканта, Элтон сказал, улыбнувшись:

- Я был рад познакомиться с вами, мистер Ферниш. Почему бы вам не оставить мне свой телефон, чтобы в следующий раз я мог пригласить вас лично?

Дэвид буквально почувствовал на своей спине удивленные взгляды друзей - ведь ни к кому из гостей, кроме Ферниша, хозяин дома с такой просьбой не обратился. Дэвид быстро достал из кошелька визитную карточку и протянул ее Элтону.

- Пожалуйста. Мне тоже было очень приятно познакомиться с вами, мистер Элтон Джон.

Переступая порог этого дома, Дэвид почувствовал, что он обязательно сюда вернется.

* * *

По дороге в Лондон друзья Эда, такие же веселые и слегка подвыпившие, как и сам Эд, подшучивали над Дэвидом. "Ферниш, не забудь пригласить меня поиграть в теннис, когда переедешь в Вудсайд!", "О, теперь я знаю, кому посвящалась The One", "Дэйв, когда будешь вращаться в обществе звезд, расскажи обо мне Лиз Херли"...

Ферниш практически не слушал, о чем они говорят. Он никак не мог забыть тот разговор с Элтона на диване в гостиной, рукопожатие при встрече и прощании, и почему-то строчку "Yours are the sweetest eyes I've ever seen", которая сопровождалась красноречивым взглядом. "Почему именно я ему понравился. Потому что я люблю Баскиа? Потому что я был единственным неангличанином на вечеринке? Нет, вряд ли. А почему он мне понравился? Потому что он звезда? Нет, для меня это не имеет значения. Он симпатичный? Нет, дело не в этом. Может быть потому, что он сам обратил на меня внимание? И что мне делать, если он мне действительно позвонит и пригласит меня куда-нибудь? Во что превратится моя жизнь, если я стану его любовником? Об этом узнают мои друзья, ребята в агентстве, мой босс и, главное, родители. Я буду заходить в комнату и слышать у себя за спиной: "Это Ферниш - любовник Элтона Джона. Недавно певец купил ему новую машину". Господи, о чем я думаю! Может он просто хочет, чтобы я стал его другом, как Эд. Или может быть он вообще никогда не позвонит мне. Я сам не знаю, чего я хочу: чтобы он позвонил или чтобы не звонил. Нет, пусть лучше позвонит".

Терзаемый противоречивыми чувствами, канадец и не заметил, как доехал до Лондона. Он высадил своих пассажиров возле ближайшей станции метро и поехал домой.

Уже лежа в кровати и засыпая, Дэвид подумал: "Господи, сделай так, чтобы он мне позвонил. Я так хочу его снова увидеть!"

* * *

Телефонный звонок застал Дэвида Ферниша еще в постели. "Неужели Эд в такую рань звонит? На него это совсем не похоже", - подумал Дэвид, потянувшись к трубке.

- Алло.

- Доброе утро, мистер Ферниш. Какие у вас планы на вечер?


© Tiny Dancer