ПРО РАЗБИТЫЕ СЕМЬИ

Интересная бывает в жизни ситуация. Живут себе двое. Любят друг друга. Типа, радости и горести вместе и все такое прочее.

А потом появляется некто третий.

И у кого-то из первых двух сносит башню: амуры, распахнутые глаза и стучание в висках "как когда-то тогда, когда ...". И любовью со своей половиной уже занимается со смеженными веками (чего раньше не было, потому что так нравилось смотреть в расширенные от удовольствия зрачки, видеть подрагивание чуть приоткрытых губ), ведь занятие любовью стало одним большим обманом: закрыв глаза, в некогда единственного можно вселить душу того третьего, нового, желанного; закрыв глаза, можно даже поменять этого единственного и уже вдруг опостылевшего на того третьего, нового, желанного, перенеся его на жаркое ложе, а того, с кем уже не "любовь до гроба" отправить вон из кровати, из дома, из жизни, пусть всего лишь на час близости, пусть всего лишь на тридцатисекундную вечность оргазма, но вон из кровати, из дома, из жизни.

И, стоя под тугими струями душа, один из первых двух чувствует, как разум бешенным галопом гонит прочь остатки сладких мечт, обезумевшем табуном несущимся вперед и растаптывающим счастливую безмятежность. Вода вместе с запахом секса смывает и ощущение реальности происходящего, сквозь клубы пара видно нечеткие очертания рук, груди, члена, ног, в голове пульсирует одна мысль-заклинание: "это не я, ЭТО не я, ЭТО HЕ Я...".

А потом приходит ужас: в постели ждет совсе не тот, с кем кончал, а тот, которого можно было прогнать из жизни, закрыв глаза..., но глаза уже открыты, и они они не могут не видеть счастливой улыбки, которая раньше так радовала, а теперь так бесит.

Через некоторое время таких метаний тот из первых двух уходит от своего благоверного. И живет теперь новая пара. Типа, радости и горести вместе и все такое прочее.

Только вот, зачастую, в глазах общественного мнения, да и в своих собственных глазах, а также и в глазах того из первых двух, этот третий -- ни кто иной, как "разлучник". Обремененный не совестью, но тяжестью совершенного проступка.

Подумалось мне тут: можно ли обвинять кого-то в том, что он "разрушил семью"?

Ведь на самом деле, если бы не было доброй воли того из первых двух, все было бы по старому. Жили бы себе двое. Любили бы друг друга. Типа, радости и горести вместе и все такое прочее.

Так просто дать понять человеку, что он не интересен, что он лишний, что он не нужен, что нет у него шансов. И так же просто ответить на взляд, задержать ладонь в прикосновении, найти общий интерес, дать шанс и обнадежить.

Вот и получается, что решение принимают двое, и двое встречаются втайне, и двое лгут... живут эти двое своей жизнью, пытаясь быть счастливыми, пусть за счет третьего (хотя, тоже это вопрос), но строя свое счастливое завтра.

Выходит, что ничего нельзя поделать, что это просто жизнь, что это "дарвинизм, твою мать": в борьбе за самку (пусть даже это и самец) побеждает сильнейший.

Только вот на месте второго из первых двух очень не хочется оказаться... судьба у него незавидная.

© Ural Shaman
Fri 09 Jun 2000 11:08