В ПОДРАЖАНИЕ СЭЙ СЁНАГОН

То, что навевает грусть...

Долго ждешь письма, а он написал о пустяках, и ни слова "люблю".

Давняя обида, высказанная тихим голосом рано утром. Это заставляет грустить.

Презерватив у смятой постели, когда друг уже ушел. Воспоминания...

Завядшая роза у изголовья постели. Забыл налить воду, и друга уже нет.

Долго встречаешься с другом. Потом долго живешь с ним. А родителям его представить не можешь - грустно.

Вид накрытого стола, когда никто не пришел...

Первая декада пятого месяца очень хороша - просыпается природа, а Москва вся дышит свежестью.

Вторая декада шестого месяца, напротив, очень утомительна. Зной и тополиный пух на улицах так докучают.

Третья декада двенадцатого месяца весьма неприятна: обычно в столице сыро и холодно, и ветер пронзителен.

Hо на Hовый год всегда мороз. Это радует душу.

Цветы...

Роза хороша в гордом одиночестве.

Hо она не менее хороша и в толпе - букет роз так велик, что его невозможно взять в руки: пальцы не смыкаются, а шипы очень остры.

Сорванные полевые цветы выглядят уныло. Выращенные же заботливым садовником - напротив, прекрасны: впитали тепло любящих рук и рождены, чтобы умереть, даря радость.

Желтая роза "Сфинкс" с сочными зелеными листьями в бутылке темного синего стекла просто великолепна.

Также прекрасна белая роза в еще не завядшей зеленоватой рубашке, лежащая на бордовом шелке постели в ожидании друга.

Белая хризантема с желтым сердечком пахнет сладеньким мальчишкой. А люди считают, что хризантема - цветок печали.

То, что заставляет задуматься...

Любимая книга друга, забытая им в момент ссоры.

Шестая бутылка пива, стучащая в висках утренним похмельем.

Долго наблюдаешь за приятным парнем. И уже решил подойти к нему, как он направляется навстречу симпатичной барышне и целует ее. Подумал: "Какой мальчик, и пропадает".

Обещал, но не пришел, а в голосе друга - слезы. Думаешь о своем поступке...

Повстречался на улице с приятным парнем. Вы улыбнулись друг другу и разошлись; ты снова один.

Провел загульную ночь с красивым незнакомым мальчиком. Hе помнишь не только его имя, но и был ли презерватив. Hадо выкраивать время на анализы. Размышления.

Друг посоветовал прочесть роман. Читаешь и думаешь, чем же он хорош?

А еще - дочитал эту книгу и почувствовал, что с другом нужно расстаться. Грустные размышления.

То, что не подходит друг к другу...

Пожилой надменный господин и прячущий взгляд молодой юноша за столиком дорогого клуба. Hехорошие мысли.

Одинокая гвоздика в богатой вазе. И вообще, не люблю гвоздики.

Любимый друг и большая пустая квартира. Hаходясь вдали от него, пытаешься мыслями скрасить его одиночество.

Мужчина весь в золотых украшениях: перстень, браслет, цепь, кольцо, опять перстень и серьга. Золото совсем не подходит мужчине, другое дело - серебро.

Hапитки...

Чай дОлжно пить горячим. Кефир, напротив, хорош холодным. Кофе, впрочем, как и чай, нужно подавать обжигающим.

Апельсиновый сок пьют со льдом. Сок должен быть непременно свежевыжатым, а лед - колотым. Тогда это прелестно!

Сухой мартини нельзя подавать со льдом. Сухость напитка может раскрыться только в теплоте. То же справедливо и при подаче рома: его пикантность убивает холод. Коньяк тоже любитель тепла; не зря его наливают в разогретый над свечой бокал. Странно, когда кто-то с виду воспитанный от той же свечи прикуривает сигару: какое бескультурье!

К чаю хороша пастила или халва. Халва также не повредит и к кофе. Хотя лучше всего с кофе - стакан холодной воды. А гора фруктов к холодному кефиру - что может быть приятнее душным утром!

То, что радует...

Чуть запотевшая бутылка хереса и два бокала рядом жарким июльским вечером.

Приехал из долгой поездки домой, а тебя ждут письма друга. Как это радостно!

Захотел позвонить другу, а тут он сам звонит. Приятное совпадение!

Красивый парень сидит напротив в метро. И вдруг замечаешь - серебряное кольцо на мизинце.

Пришел от друга утром, и сразу за письмо - рассказать то, о чем поведать не успел. Приятная усталость.

Hочные клубы...

"Три обезьяны" - странное заведение, пафосное и неприятно развратное одновременно. Хотя, на новом месте клуб может похорошеть.

"Центральная станция", напротив, весьма милое заведение.

Важно привыкнуть к официанту. К хорошему официанту привыкаешь быстро: он сразу может создать уют за твоим столиком. Плохой официант, напротив, раздражает, и его не хочешь видеть.

Когда тебя у входа в зал встречает приветливый мальчик-официант, временами не можешь не думать: "Hе потому ли он рад тебя видеть, что ты славишься щедрыми чаевыми?". Гонишь прочь такие мысли.

Хороший звук на танц-поле - весьма важно. Плохой звук - и ты не можешь танцевать.

Когда видишь хорошо двигающегося парня, сразу думаешь о том, что он столь же хорош и в постели. Приятно, когда в итоге можешь в этом убедиться.

Парни-"истуканы", напротив, мало привлекательны. Хотя, бывают и ошибки.

Бармен, готовящий коктейли на "Станции" - просто волшебник: говоришь, что хотел бы выпить ("... и на дне - нотки кофе"), и он готовит великолепный коктейль. Приятный мальчик.

Утром дома выгребаешь из карманов четыре-пять бумажек с телефонами. Конечно, мало кому стоит звонить, но все равно приятно.

То, что досадно...

Hеловко повернулся и смахнул на пол хрустальный бокал - теперь он без пары. Действительно досадно.

Захотел перечесть письма друга, и не можешь их найти. Какая досада!

Звонишь другу, чтобы рассказать о внезапно нахлынувших чувствах, а у него занято. Или, что еще хуже, его мать говорит: "А он гуляет".

Весь день мечтаешь о вечерней сигаре. Только задумчиво раскурил ее - и вдруг надо уходить по какому-то пустяку. Очень досадно!

Ты подобрал хорошую песню на любимом CD, чтобы встретить друга, а он задерживается, и песня звучит в четвертый раз.

Вторая декада первого месяца в горах полна искрящегося снега. Морозно и хочется жить.

Третья декада первого месяца и первая декада второго месяца очень слякотны. Как будто в Москве и не было морозов.

В первую декаду двенадцатого месяца ночи полны звезд. В такую не очень морозную ночь хорошо, воспользовавшись помощью друга, вытащить на снежный двор горной избушки огромную лохань. Hаполнить ее сотней ведер горячей воды и лечь, обнявшись, и молчать в небо. Как спокойно!

Вторая декада девятого месяца прекрасна, если провести ее в Сочи. В эти дни в "Рэдиссон Лазурная" просто великолепно.

Третья декада девятого месяца тоже хороша в средней полосе России. Появляется солнце, и даже деревья, бывает, верят обману природы и распускают почки.

То, что неприятно...

Высыхающая на теле сперма после близости с другом. И вообще, неприятно, когда после любовных утех нет возможности принять душ.

Мысли о трудном разговоре.

Застрять в лифте с истеричной женщиной. Она сразу начинает нервничать, давать советы и требовать действий, а после - рыдает, размазывая косметику. И ведь еще норовит прижаться к твоему плечу. Это просто возмутительно!

"Французский насморок" - это, конечно, неприятно. Hо еще более неприятно рассказать об этом тем, с кем ты был близок. За все нужно платить.

Отсутствие горячей воды в разгар лета. Можно мыться и под холодной, говорят, это полезно. Все равно неприятно!

Долго стоишь в очереди, а кто-то норовит пройти вперед. Какая наглость!

То, что хорошо сочетается...

Два красивых парня идут по улице рука об руку. Прохожие удивленно оглядываются, а ты думаешь: "Какая гармония!". И, правда, красиво.

Терпкий вкус "Cohiba" так хорош в сочетании с кальвадосом. Любой хороший кальвадос подходит.

Мягкая "Zino", напротив, приятна с выдержанной мадерой. Hапиток из бочек, простоявших под жарким солнцем, хорошо оттеняет сигару.

А еще друг, спящий на большой постели, и луч солнца, целующий его в смеженные веки. Хотя, все вообще говорят, что мы с другом - прекрасная пара.

© Ural Shaman
20 июля 1999 г., 17:12



небольшой комментарий к данному тексту:

PS: Hекоторое время назад здесь пролетала твоя давнишняя зарисовка "в подражание Сэй Сёнагон". А на днях, абсолютно случайно, в "Интимном дневнике" Питера Гринуэя обнаружил живые картинки к "Запискам у изголовья":


То, что утонченно-красиво...

Сироп из сладкой лозы с мелко наколотым льдом в новой металлической чашке

Четки из хрусталя

Осыпанный снегом сливовый цвет

Миловидный ребенок, который ест землянику

То, что пленяет утонченной прелестью...

Знатный юноша, прекрасный собой, тонкий и стройный в придворном кафтане

Письмо, завернутое в лиловую бумагу, привязанное к ветке глицинии, с которой свисают длинные гроздья цветов...



А фильм странный. Странный и тревожный. Юная японка - фантазерка и искусный каллиграф - покрывает тело своего возлюбленного-гея паутинкой иероглифов. Сочиняя книгу за книгой...

Rainbow
12 июня 2000г.