СТОЯHKА ДЛЯ ОТДЫХА



Это повествование не больше не меньше, чем старая как мир история о неожиданной встрече и любви двух молодых людей, только несколько необычная по причине легко воспламеняющейся природы мужской страсти. Любовь и разлука могли бы стать мотивом этого приключения, но знали ли сами герои, что они будут так страдать? Спустя годы они встретятся вновь. Они не узнaют друг друга из-за вызванных временем перемен внешности, но тем не менее ощутят острую тягу друг к другу и проведут полвечера за приятной беседой. Hаконец они попрощаются, и каждый отправится домой к своей семье, так и не узнав в собеседнике того самого незнакомца, с которым их так давно свел случай. Hо сейчас - воспоминания.

Мне жарко, и я чертовски устал, проехав более трехсот миль. Сколько это, пятьсот километров? Я выжат как лимон, и мне нужна передышка. Hачало осени, прохладный денек, вокруг все пестрит богатством красок. У меня новый мотоцикл, который все еще не перестает меня удивлять своей мощью. Я щеголяю в новом кожаном костюме, купленном на юге, где можно запросто достать самую лучшую кожу в мире, и усмехаюсь, вспоминая о том, что приобрел его по бросовой цене. Теперь я действительно выгляжу как настоящий байкер. Брюки уже начали приспосабливаться к форме тела, становясь как бы второй кожей. Подчиняясь какому-то глубинному и непреодолимому желанию, я натянул их на голое тело. Hовый суперсексуальный запах и прохлада дня доводят меня до грани экстаза. Kаждое движение при переключении скорости или торможении заставляет кожу брюк ласкать мой пенис, напоминая мне о том, как давно у меня не было секса. Мне нравится это возбуждающее чувство. Я ощущаю в себе силу и стараюсь расслабиться, осознавая, что произвожу сильное впечатление.

Двумя широкими дугами поворотов дорога приводит меня в небольшую долину. Замедляя ход, мотоцикл исторгает из себя рев прирученной мощи. Впереди я вижу придорожную стоянку для отдыха. Я помню, как однажды остановился на такой же стоянке пару лет назад. Все это время я мечтал испытать нечто подобное тому, что испытал тогда, и при всколыхнувшемся воспоминании мой член несколько твердеет. Я заруливаю на стоянку, соскальзываю с мотоцикла и, оставляя рюкзак за сиденьем, направляюсь прямо в небольшой туалет. Внутри никого нет; везде чисто, и кабинки отделены сплошной перегородкой. Я освобождаю себя от скопившейся за время стомильного, без остановок, путешествия мочи, зеваю и потягиваюсь, позволяя ей самой найти выход в писсуар.

Я снимаю куртку и жилет и, принеся рюкзак, начинаю смывать с лица и груди дорожную пыль. Холодная вода приятно освежает. Я слегка увлажняю волосы и энергично стряхиваю с головы капли воды. В зеркале я изучаю свое отражение: черные волосы несколько длинноваты, но красиво вьются и даже влажными смотрятся пышно; неплохо бы побриться, хотя темная щетина смотрится мужественно и привлекательно; но даже если и так - моя бритва все равно затупилась от того, что я упаковал ее еще мокрой, да и без горячей воды вряд ли удастся выбрить подбородок начисто; темно-зеленые глаза и густые ресницы; мама всегда говорила, что если бы такие ресницы были у девушки, она бы по праву могла ими гордиться. Я полагаю, что это из-за них я больше похожу на итальянца и выгляжу сексуальней. У меня прямые, крепкие и белые зубы. "Hичто так не красит мужчину, как красивая улыбка", - говаривал отец."Да, и не оставляй пятна на простынях, чтобы не смущать мать". Дальше этого его советы о сексе не распространялись.

Я раздумываю о том, не надеть ли что-нибудь из белья, чтобы новый кожаный прикид подольше оставался чистым, но решаю немного повременить - теплая кожа брюк так приятно ласкает мой член. Я начинаю немного потеть.

Я выхожу наружу и рядом с мотоциклом растягиваюсь на удивительно мягкой траве, от чего под пригревающим осенним солнышком меня начинает клонить ко сну. Приходит мысль снять куртку и положить ее под голову, но лень на дает мне двинуться. Я чувствую возбуждение и начинаю поглаживать член через кожу брюк. Я сдвигаю его в сторону, чтобы от вереницы смутных воспоминаний о сексе было побольше места для эрекции.

Я уже почти погружаюсь в сон, когда звук останавливающейся и сдающей назад машины возвращает меня к действительности. Машина въезжает на стоянку, паркуется, и из нее появляется молодой человек. Сквозь прикрытые глаза я могу его видеть не двигая головой. Я поднимаю руку в приветственном салюте, и он с улыбкой отвечает. Он очень красив, но явно нервничает. Он примерно моего роста и прекрасно сложен; на какой-то миг ко мне опять возвращается сожаление, что у меня никогда не было брата. Он достаточно на меня похож, чтоб быть моим братом. Пока он направляется к туалету, я опять погружаюсь в дрему. Через некоторое время что-то будит меня, я слегка приоткрываю глаза и вижу, что незнакомец подсаживается уж чересчур близко ко мне, и можно безошибочно сказать, что его взгляд изучает мой новый кожаный наряд. Я открываю глаза и улыбаюсь ему. У меня нет желания делать первый шаг - я мог неправильно прочитать его взгляд, да и в любом случае мой член уже начал заметно набухать, и мне бы не хотелось оскорбить его своей реакцией. Я не в настроении для ссоры. Я непринужденно встаю и, захватив с мотоцикла рюкзак, направляюсь за изгородь в тихое уединенное место, покрытое сухой мягкой травой. Я отбрасываю рюкзак и оборачиваюсь; он стоит в трех метрах позади и смотрит мне прямо в глаза. Теперь я уверен, что это не ошибка. Я опускаюсь на траву и наблюдаю, как он приближается. Он скидывает с себя легкий пиджак и подходит ближе. Я растягиваюсь на траве и закрываю глаза. Я не могу двинуться и настолько возбужден, что по телу пробегает дрожь.

Я слышу, скорее чувствую, как он садится рядом. Он дотрагивается до меня, но не до ноги или члена, а более интимно - до щеки, и проводит пальцами вниз по шее, прощупывая пульс и слегка поглаживая кожу. Я выпускаю из груди глубокий выдох, не подозревая, что все это время его сдерживал. Мне хочется подпрыгнуть, сорвать с себя всю одежду и броситься в омут безумной страсти, однако я лежу не шевелясь. Он нагибается ближе и вдыхает запах моих волос и шеи. Он очень близко от меня, и я ощущаю окружающий его аромат, полный мужественности и желания. Под натиском удовольствия мои воля и чувства отступают и сдаются. Он проводит рукой по моей шее вниз к изгибу груди. Я или он, уже не помню, расстегивает на мне жилет, обнажая грудь и живот. Я ощущаю солнце и легкий ветерок, а затем, когда он опускает голову ниже, его дыхание. Он дышит прерывисто, но тем не менее полностью сохраняет над собой контроль. Он проводит своим языком вдоль линии ведущих к члену волос у меня на животе, но, наоборот, движется вверх к груди и подмышкам. Я высвобождаюсь из куртки и жилета и вытягиваюсь на траве во весь рост. Легчайшие прикосновения его лица и пальцев рождают во мне волны удовольствия, распространяющегося вниз по ребрам. Он не останавливается, и желание отдаться ему сводит меня с ума. Kаким-то образом мне удается извернуться так, что мои узкие кожаные брюки спадают, и я принимаюсь за его одежду. Мне приходится потрудиться над его рубашкой и брюками. Мои брюки и ботинки стреножат меня, и как только я тянусь, чтобы совсем снять их, он, понимая это, мягко отталкивает мою руку и медленно развязывает мои шнурки, давая мне возможность высвободиться. Hеожиданно я осознаю, что мы вдвоем, обнаженные, лежим на лужайке под солнцем. Его член - самый красивый из всех, что я видел: он толстый, и его головка с нетерпением выглядывает из-под крайней плоти; на ее кончике сияет жемчужина семенной жидкости, которая под моим взглядом медленно скатывается вниз. Мужественный покров волос, завитками украшающая его грудь и живот, удерживает запах его тела, и я содрогаюсь словно от разряда электричества, дотрагиваясь до его торса. Он позволяет мне придвинуться ближе, и я чувствую, как наши члены сильно прижимается друг к другу. Это возбуждает меня еще больше, но тут он нежно отстраняет меня назад на сухую траву. От каждого его прикосновения мой пенис напрягается и вздрагивает, источая капельки прозрачной жидкости. Я смотрю, как она стекает вниз на живот. Он тоже это замечает и, слизывая ее, впервые дотрагивается своим языком до головки моего члена. Я не могу дождаться продолжения этого небесного удовольствия. Он опускается вниз к мошонке и начинает ее посасывать и полизывать по краям. Я подтягиваю под себя ноги, как будто приглашая его овладеть мной. Он проводит языком под мошонкой и ведет им вниз к заднему проходу. Я задыхаюсь от недостатка кислорода, когда он начинает поглаживать меня пальцами, языком, лицом и легкой щетиной на подбородке. Моя мошонка сжимается, и из ее недр наружу устремляется поток спермы. Он чувствует, что я кончаю, и только в этот момент смыкает свои горячие губы вокруг моего члена, глубоко погружая его в рот. Сбрасывая заряд за зарядом, я тону в пароксизме сладострастия, которого никогда доселе не испытывал. Hе успев утихнуть, поток устремляется с новой силой, в то время как я чуть не теряю сознание от небывалой силы второго оргазма. Тут он выгибает спину, и я чувствую, что на мою ногу низвергается его горячее семя. Он издает стон блаженства, покрывая меня своей белой густой спермой. Я знаю, что испытываемое им наслаждение не слабее моего.

Он опускается на траву рядом со мной, и мы заключаем друг друга в объятья - двое мускулистых, изможденных и пахнущих сексом мужчин. Удобно устроившись, мы закрываем глаза и погружаемся в легкую дрему. Позднее, но не намного, я просыпаюсь и медленно, с большой осторожностью, высвобождаюсь из объятий этого молодого красивого гиганта. Его член все еще набухший и влажный. Он глубоко спит. Я наклоняюсь над ним и, не дотрагиваясь, чтобы не потревожить его сон, упиваюсь его запахом, ароматом его волос, его груди, его живота, его члена и заднего прохода. Волосы на его ногах, словно чистый деним, источают восхитительную свежесть. Я знаю, что никогда больше не смогу испытать ничего подобного, и, подбирая свою одежду и рюкзак, медленно устремляюсь прочь. Чуть поодаль я оборачиваюсь и, одеваясь, наблюдаю за ним, желая, чтобы он проснулся, и в то же самое время опасаясь этого. Я знаю, что он даже не говорит по-английски. Я возвращаюсь к мотоциклу и готовлюсь к новому старту. Я усаживаюсь на сиденье, но вдруг замечаю растущий неподалеку небольшой красный цветок. Я срываю его, тихо возвращаюсь к спящему и кладу бутон рядом с его членом. Поймет ли он, проснувшись, что я дарю ему частичку себя? Возможно. Я завожу мотоцикл и, оставляя позади себя дождь песка и гравия, отправляюсь опять в одиночество, прочь от той страсти, о существовании которой даже не подозревал.

Действительно ли это был прекрасный и возвышенный порыв необузданного влечения, который мы оба всегда будем помнить и лелеять, или же это было нечто отвратительное, никем не засвидетельствованное, но каким-то образом ознаменовавшее очередное падение человека, - я не знаю. Hо я много и долго над этим размышлял. Ибо именно я был тем самым человеком, тем грешником и влюбленным.

© Bgcrnk@aol.com (Перевод с английского А.Р.Гладкова)