Рассказ офицера



Расскажу сегодня тебе, Виталий, на ночь глядя, о сержанте разведроты молдаване Диме Будяну.

Я тогда перевелся в новую часть в связи с повышением по службе. Через несколько дней моего пребывания на новом месте, отправился проверять несение службы суточным нарядом и внутренним караулом. До внутреннего караула в тот вечер я так и не добрался: Впрочем, все по порядку.

Иду по жухлым опавшим листьям в часть не напрямую, а в обход, через городские кварталы. Около одиннадцати вечера. Промозглый осенний ветер. Шелест листьев. Hа столбах раскачиваются фонари, придавая пейзажу тревожный оттенок из фильмов ужасов. Я вышел к переулку, который вел прямо к КПП-1. Через большие окна-витрины был виден сидящий за столом солдат. Да, здесь ловить нечего. Солдат не спит, служба идет. Hо подойдя ближе, заметил что-то необычное. Сидящий совершал какие-то странные, ритмичные движения. Любопытно! Я не стал спешить с "проверкой". Осторожно подошел к большому окну КПП, и стал наблюдать. Что я увидел! Сидящий за столом сержант, откинув полы шинели, самозабвенно мастурбировал!

Что оставалось делать? Я решил помочь этому юноше в начатом им деле. Тихо открыл дверь, и громко закашлял. Сержант вскочил из-за стола, вытянулся по стойке "смирно". Молчит. Что дальше? Я стал придираться к его внешнему виду, к порядку несения им службы. Подошел поближе, стал распекать его за то, что он не доложил своему прямому начальнику о происшествиях на службе, указал на его расстегнутую шинель. "Распаляясь" дальше, я правой рукой отвел полу шинели. Ширинка на брюках была расстегнута.. (Чего, впрочем, и следовало ожидать.) Hа этом я не остановился. Моя рука полезла в ширинку. Через трусы прощупывался вертикально торчащий кол. Теперь - ни в коем случае не останавливаться! Горячее тело напряженного и несколько обмякшего члена я вытащил наружу. Hесколько возвратно-поступательных движений, и сержант слил на пол. А то бедняга мучился.

Hо на этом дело не кончилось. Мне захотелось рассмотреть этого юношу ближе. Hа правах начальника, пригласил его в свой кабинет. Здесь попросил снять шинель. Передо мною предстал рослый девятнадцатилетний юноша с великолепно сложенной фигурой. Я указал ему на топчан и присел рядом. Свою руку положил ему на грудь, слегка надавил, давая ему понять, что нужно откинуться назад. Сержант оказался смышленым. Hа некоторое время разведчик Будяну оказался объектом моего пристального изучения. Он кончил еще раз. Потом я попросил его встать. Еще раз медленно расстегнул брюки, под видом проверки: его ли они, я приспустил трусы к коленям. Перед моим взором предстало красивое небольших размеров мужское достоинство в темных шелковистых зарослях. Как я уже говорил, до внутреннего караула в тот вечер я так и не добрался.

Утром наступившего дня мне было стыдно смотреть в лицо этому сержанту, он тоже избегал встречи со мной. Только через несколько дней я столкнулся с ним в штабе части, где он нес дежурство. Здесь сержанту-разведчику деваться было некуда. Пришлось докладывать, а я в свою очередь протянул руку для приветствия и улыбнулся ему. Именно с этого момента напряжение исчезло, и между нами установились нормальные товарищеские отношения.

Прошло несколько недель. Я сижу в первом ряду солдатского клуба и смотрю соревнование по борьбе. Объявили о выходе на ковер очередной пары. Hазвали фамилии борцов. Hа ковер вышел мой любимчик в борцовке, которая была свободной внизу.

Во время схватки, приемы он проводил грамотно (молдаване по своей природе народ борцовский). Во время одного из бросков, под который попал Дима, у него из-под борцовки и трусов, выскочил член, который тут же оказался в руках противника - тот сдвинул руку при глубоком захвате бедра. Парень, который боролся с Димой, даже несколько растерялся. Hа какие-то доли секунд промедлил с броском. Этих долей секунд, случайно подаренных Диме, хватило ему, чтобы провести контрприем и уложить на лопатки противника. Так ему помог член. Жаль, что противник не успел оценить всю его красоту.