Письма в редакцию...





1

Мать у меня биолог, без высшего образования - бросила университет на втором курсе, но любила биологию и нашла применение своим силам в одной из химических лабораторий. Она занимается проблемами экологии и анализом лабораторных данных. Отец - грузчик. Он старше матери на четыре года. А поженились они рано, матери было 20 лет. Через три года родился я. Единственный ребенок в семье.

Сколько себя помню, меня всегда привлекали мальчики, юноши, мужчины. Может быть, у меня от рождения гомосексуальные наклонности?

Еще в детском саду испытывал особый интерес к мальчикам из моей же группы. Я тогда придумал игру в доктора, когда нужно было раздеваться и осматривать друг друга. Но я не просто разглядывал, я всегда трогал половые органы мальчиков, и мне это нравилось. Потом я стал это проделывать довольно часто с одним малышком в туалете. Он на это охотно шел в разрешал мне его гладить, щупать, играть его половыми органами. Однажды нас застала за этим занятием девочка из нашей же группы. Она, увидев нас, почему-то громко засмеялась, и нам стало стыдно. Больше всего я боялся, что девочка расскажет об увиденном воспитательнице и другим ребятам. Но, насколько я помню, она сохранила все в тайне, а может быть, не видела в этом ничего особенного. Тем не менее я заставил себя прекратить эти занятия-игры, ибо было страшно, а вдруг узнают родители и меня за это накажут...

В третьем или четвертом классе, не помню точно, нас водили в бассейн, и больше всего меня привлекал не сам бассейн и возможность поплавать, а душ, где мылись взрослые ребята-спортсмены. Я с интересом рассматривал их фигуры, мне это доставляло наслаждение, я любовался ими. Привлекали меня и их половые органы. Конечно, наблюдал в душе за старшими украдкой. Я отчетливо осознавал: мне очень приятно рассматривать мужское тело. Меня всегда торопили ребята из нашего класса и физрук: "Поскорее, что ты так долго моешься, копуша, пойдем, тебя все ждут". А я сознательно затягивал процесс ополаскивания под душем, чтобы подольше рассматривать. Никогда ни с кем из друзей, а я был общительным мальчиком, о своем интересе не делился, хотя, признаюсь, рассказать хотелось.

Первый раз онанизмом я занялся случайно, неосознанно. У меня не открывалась головка полового члена, и я с усилием сам отодвинул крайнюю плоть.

Было очень больно, долго после этого не заживала ранка, но потом все прошло. Онанировать мне нравилось. Особенно перед зеркалом и в постели по ночам. Я как бы разговаривал со своим половым членом, грел его руками, мысленно к нему обращался, и он отвечал на мои ласки, он возбуждался. Тогда мне не надо было, это появилось значительно позже, представлять кого-нибудь из увиденных мною раньше юношей или мужчин.

В 12 лет, занимаясь уже в шестом классе, я предпринял первую попытку полового контакта с приятелем. До этого у меня был регулярный онанизм. Но хотелось быть вместе с другим мальчиком.

...Однажды затеял борьбу с приятелем на переменке в коридоре школы, случайно через брюки прикоснулся к его члену. Мне понравилось, я испытал возбуждение. С тех пор начал постоянно к кому-нибудь придираться, чтобы побороться. Делал все вроде бы бессознательно. Но ребята поняли, что я в борьбе постоянно трогаю их члены, и стали называть меня онанистом, избегать со мной бороться. То были грустные и страшные дни. Я переживал, боялся, что все от меня отвернутся, перестанут разговаривать.

В восьмом классе с одним из товарищей у меня произошло то, о чем я догадывался, - и между мужчинами бывает секс. Мы пошли с ним в театр, начался страшный дождь. Мы промокли и решили в театр не идти, а вернуться ко мне. Дома у меня никого не было, я стал переодеваться и предложил ему тоже раздеться, чтобы погладить брюки и высушить рубашку. Мы разделись, сняли трусы, и тут, ничего не говоря, я впервые в открытую взялся за чужой член. Он не испугался, отреагировал на это спокойно, ждал, что я стану делать дальше. Я взял его руку и потянул к моему члену. Потом обнял его и пытался вставить свой член в его задний проход, между ягодицами.

У меня, конечно, ничего не получилось, мой член ходил между его бедер.

Своей рукой я стал мастурбировать его членом... У нас прошло несколько таких встреч, затем он перестал приходить ко мне. Я стал закрываться в ванной и онанировал. Кончал быстро, но при этом всегда пытался представить кого-нибудь из обнаженных мужчин, тех, за кем подсматривал в душе.

Я наблюдал за одноклассниками и старшеклассниками, которые привлекали меня фигурой, лицом, манерой поведения. Одному из ребят - он учился в десятом классе - начал писать анонимные письма от имени влюбленной в него девочки. Мальчик жил в соседнем доме, я выслеживал, когда он возвращается из школы, когда ходит в магазин, с кем бывает, письма опускал в почтовый ящик. Потом перестал их писать.

В девятом классе я пригласил к себе одноклассника и напоил его спиртом, разбавленным апельсиновым соком. В семье было много спирта, я сам иногда пил, разбавляя водой или соком: мать приносила спирт с работы. Мы выпили много, но я заметил, что он опьянел сильнее меня. Я сделал вид, что тоже очень пьян, и сказал: Сними меня, представь, что мы на улице, а я девушка, поимей меня. Он ответил мне что-то вроде: "Ты с ума сошел?" И тут же ушел. Я испугался, не расскажет ли он кому-нибудь. Но он делал вид, будто между нами ничего не случилось, и я успокоился. Почему я выбрал именно этого мальчика? Все просто - в свое время мы встретились с ним в туалете школы, и он предложил мне поонанировать с ним...



2

Я родила и вырастила четырех сыновей. Все было, как у всех: и радости и тревоги. Помню, как волновалась, когда старший в 14 лет пошел на первое свое свидание. Со всеми своими сыновьями я поставила так, что со мной можно было поговорить обо всем. Отца нет, больше советоваться не с кем, а отдавать их души случайным людям я не хочу.

Моему младшему 14. Учился всегда хорошо. Мальчик рос симпатичненькии, послушный. Но с недавнего времени стала я наблюдать, как его влекут сверстники. Однажды прихожу с ночной смены, а он спит в обнимку со своим Сережей. Ничего я не сказала, пригласила их позавтракать.

Только и вздохнула вслух: "Вот ведь мечтала, чтобы родилась девочка..."

Вроде все понятно мне, а на сердце кошки скребут: не будет мой сынок счастлив. Ругать я его не ругаю. Знаю, что только оттолкну от себя, будет по подворотням скрываться со своим возлюбленным, а как мать я хочу лучшего ему.

Ходила, как, наверное, глупая, в библиотеку, ни слова про "это". Зато узнала, что сына ждет тюрьма (пока еще вроде не отменили статью). Вот каково мне жить?

Сын рассказывает мне все, верит, значит. Но можете вы объяснить, откуда это у него? Как переделать это? Нужно ли? Можно ли, чтобы и его не травмировать? Ни в какие диспансеры я не пойду. Испортят судьбу человеку и глазом не моргнут. Своего сыночка я не отдам! Я ведь знаю, какой он на самом деле. Правда, спать я уже спокойно давно не сплю. Сын счастлив по-своему, но, когда он смеется, мне хочется плакать, а сказать ему нечего.



3

С первого класса я занимаюсь гомосексуализмом. Моему партнеру было 29 лет.

Мне сперва не нравилось, было больно, неприятно, тошнило. Но со временем привык.

Его не бросил, потому что он пугал, что расскажет всем, что я гомик.

В шестом классе я стал умнее и понял, что за такие действия моего партнеpa могут посадить. Я жил с ним, но сам я ни разу не попробовал. Мне это было неприятно. Он стал задаривать меня подарками, выполнял любые мои капризы, давал денег, их у меня было море. Но мне это все надоедало, я хотел его бросить, но, увы, он меня находил, ползал на коленях, просил, чтобы я его не бросал. Я соглашался, и все начиналось снова.

В седьмом классе меня случайно подвозит один тип на своей машине, директор ресторана. Предложил денег, чтобы я с ним поехал к нему.

Я был выпивший, согласился. Дома у него я собрал все свои способности, постарался ему понравиться. Он был в восторге. Начал заезжать за мной в школу. Он мне понравился как партнер.

Замечу, что уже в девятом классе эти занятия стали мне приятными, и я теперь без них не мог. В один день я бывал в половых связях сразу и с тем и с другим...



4

Вот вы написали о старшекласснике, который занимается в кружке "умелые руки". Я пришел от этого в восторг! Как он сумел рассказать об этом, да еще в журнале. Я ему благодарен.

Я тоже онанист. Занимаюсь этим делом почти каждый день и только в этом нахожу удовлетворение своих потребностей. А потребности у меня вот какие. С шестого по восьмой класс я занимался гомосексуализмом. Потом пути моего партнера и мои разошлись. Но с тех пор у меня сильное влечение к своему же полу. Я готов отдать не знаю что, чтобы полежать в кровати рядом с парнем. И мучаюсь уже два года.



5

Я занимаюсь онанизмом, и довольно часто. Но, возбуждая себя, я представляю ситуацию, где я не с женщиной, а... с мужчиной. И меня тянет к мужчине. В армии был только один случай, когда я искал и нашел эту встречу. Потом это стало известно, и мне пришлось переводиться в другую часть.

Первый раз с половым извращением я столкнулся в 6-7 лет. Я жил в детдоме.

Старшие ребята стали совершать со мной половой акт. Когда мне было 12-13 лет, уже другие ребята совершали со мной половой акт. Во время акта у меня появилась эрекция пениса.

Сверстник научил меня онанизму. Мы занимались этим вместе, и уже в это время появились первые признаки, что меня стало тянуть к мужчинам.

Занимаясь онанизмом с товарищем, я не давал ему "играть"

со своим членом, так как у меня было слишком быстрое семяизвержение. Иногда даже раньше, чем мы ляжем в кровать. С ним вместе мы учились в ПТУ, жили в одной комнате. У меня появилось большое желание, чтобы он со мной совершил половой акт. Я давал ему повод, но он или не хотел, или понимал, что это безнравственно. Потом у него появилась девушка, и он уже не стал быть со мной. И я остался один.

В 6-9 лет у меня, как и у всех ребят, было неравнодушное отношение к женским половым органам: подглядывали иногда, когда оставались наедине (мальчик и девочка), рассматривали друг у друга. А где-то в 10-11 лет у меня и двух моих товарищей (уже не помню, каким образом и кто был вдохновителем) появилось странное увлечение. Мы собирались у кого-нибудь на квартире по два-три человека, раздевались догола и играли в "царя и раба". "Раб" в этой игре полностью выполнял требования "царя". А требования были такими: поласкать половой член, пососать его, полизать анальный проход и т. п.

Причем мы чередовались в ролях, в нам это нравилось, хотя чувств, похожих па оргазм, не было (все же дети...). Так же мы друг другу онанировали, и это вызывало непривычное чувство возбуждения и удовлетворения.

Через несколько месяцев наше трио распалось, и, хотя мы учились в одном классе, об этом даже не вспоминали.

Прошло время, и, когда мне исполнилось 15 лет, у меня скорее всего завершилось созревание и появилось влечение. Я в первый раз сам проонанировал до семяизвержения, это вызвало известную гамму чувств.

Стал искать партнера. Первый из тех двоих товарищей ничего не захотел о прошлом слышать. Второй же согласился повторить. И мы повторили, но так как мы были уже большими, игра в царя и раба не получилась, да и товарищу все это было неинтересно.

Я продолжал поиски партнера и сошелся с одним ровесником. С ним мы почти полгода "балдели". Нам было прекрасно друг с другом. Но потом я переехал и потерял его из виду (а может, он охладел к этому делу)...



6

Когда-то, давным давно, было мне 8 лет от роду. Хороший такой был мальчик, скромный, послушный. И был у меня (почему был? он и сейчас есть)

двоюродный брат, старше меня на 4 года, проживающий очень далеко от меня (500 км.). Каждое лето я ездил в деревню к бабушке. Приезжал туда и брат. Тогда-то все и началось. Hет, меня никто не заставлял, не принуждал - это были детские игры, хотя наверное не все дети в этом возрасте предполагали что в такое можно играть:)))).

Чем старше мы становились, тем более осмысленными и более похожими на нормальный взрослый секс становились наши игры. Так продолжалось довольно долго, примерно до моего 13-летия, а потом отдых в деревне прекратился. Виделись мы также примерно раз в год, но не по три месяца, а по 2-3 дня на каких-нибудь семейных торжествах. И все равно мы умудрялись найти местечко:))

Потом к моей великой радости брат попал служить в Москву. Его часто отпускали в увольнение. Мы не упускали не одной возможности и это были уже совсем не игры:)). Мне кстати тогда было 17 лет. Два года службы кончились. Он уехал к себе, я остался в Москве, видимся мы один раз в год, а то и раз в два года, ну и естественно..... Hу а теперь к чему я все это. Я не знаю, инцест это хорошо или плохо, но полового партнера лучше, чем брат у меня никогда не было. А ведь и я и он технике секса не обучались, но мы всегда знали, что нужно друг другу.