На ночной дороге



Дорога, освещенная фарами военного УАЗа, бежала среди соснового леса вдоль побережья моря. В это позднее вечернее время она была пустынной. Сержант, водитель УАЗика, до отказа выжимал акселератор, набирая скорость перед очередным затяжным подъемом. Машина мчалась вдоль стройных сосен, за которыми скрывались обрывистый берег и осеннее черное, но еще теплое море.

Взлетев на подъем, машина вновь нырнула под гору. И здесь при дальнем свете фар на проезжей части сержант увидел неуверенно стоящего на ногах человека. По мере приближения к нему становилось ясно, что это или офицер, или прапорщик, морской пехотинец: на голосующем у обочины дороги были темного цвета брюки, заправленные в сапоги с короткими голенищами, короченная снизу такого же цвета куртка с шевроном на предплечье, портупея, и темного цвета берет. Водитель притормозил машину.

Она остановилась почти в полушаге от лейтенанта, которого сержант сумел уже хорошо разглядеть. Он был ему знаком. Сергей, командир взвода из разведроты, чемпион бригады по рукопашному бою. Ни одного соревнования по рукопашному бою в бригаде сержант старался не пропустить. Ему доставляло удовольствие наблюдать за участниками соревнований во время их боя и особенно за появившемся прошлой осенью техничным молодым офицером, выпускником одного из общевойсковых военных училищ. Лейтенант кроме того, что был просто симпатичным, обладал стройным атлетическим телом, которое было вертким, быстро уклоняющимся от ударов во время схватки. Тело его было чистое, гладенькое - ни одного волосика - и загорелое.

Сержанту очень хотелось научиться владеть приемами боевого каратэ. Сержанту очень хотелось, чтобы учителем был именно этот лейтенант. Но сержант был водителем, на спорт у него не хватало времени. Надо добавить, что у этого паренька часто возникало желание помять кого-то или быть помятым самому. Но в своих фантазиях сержант всегда представлял себя в тренировочном бою почему-то именно с лейтенантом. Один раз сержант выкроил время и ему удалось попасть на тренировку. Лейтенант Сергей проводил отработку серии приемов самозащиты среди разведчиков разведроты. Он обратил внимание на сержанта из автороты и пригласил того на ковер для демонстрации одного из приемов самозащиты. Только он коснулся сержанта для захвата, у последнего начинал бить озноб возбуждения, который явно выдавал юношу. Но лейтенант этот озноб воспринял просто как волнение.

Сейчас сержант встретил лейтенанта на ночном пустынном шоссе. Ему никогда еще не приходилось видеть этого молодого офицера в сильном подпитии. Видимо, лейтенант набрался по какому-то случаю, будучи в городе, где загулял допоздна, и теперь глубокой ночью, пеший, добирался в военный городок морских пехотинцев, в общежитие при части. Последний рейсовый автобус уже давно прошел в сторону части и возвратился в город. Теперь добраться в часть можно было только на своих двоих или на попутной машине. Машины, надо сказать, в это время ходили довольно редко... Лейтенант уперся руками в капот, казалось будто он пытался сдвинуть машину назад.

Лейтенант приподнял голову, посмотрел в сторону подходящего к нему водителя и протянул:

- А, сержант, водитель командирской машины!

- Товарищ лейтенант, садитесь, подброшу Вас к общежитию, - обратился сержант к нему.

- Сержант, давай не будем, "товарищ лейтенант". Меня звать Сергей, - ответил офицер на обращение к нему водителя.

- А меня, Саша, - назвался сержант.

- Вот и хорошо, познакомились, - сказал лейтенант и, расставив широко руки, заключил юношу в свои объятия.

От внезапного и сильного его захвата сержант был им приподнят несколько над землей, а затем...

Оказавшись приподнятым над землей, водитель старался увернуться различными способами, дабы не быть положенным на асфальт. Висящий в воздухе сержант, даже развел ноги на ширину плеч для устойчивости. Но ожидаемого падения на асфальт не произошло, водитель оказался уложенным на капот машины. В этом лежащем положении лейтенант удерживал сержанта руками, несколько склонившись над ним. От офицера исходил приятный запах выпитого им алкоголя. Его сильные накачанные бедра еще сильнее пытались развести широко расставленные ноги юноши в стороны.

Кроме того, лейтенант вдавливал своими руками тело сержанта в капот машины. Сержант чувствовал гибкое, сильное тело парня, а также то, что находилось у него между ног. Юноша сильно возбудился. Член у сержанта стал наливаться свинцом, вырастая в объеме и длину. Это не осталось не замеченным Сергеем, хотя тот и был в сильном подпитии.

Офицер бесцеремонно тут же своей рукой стал водить по брюкам сержанта. Делал это он нежно, несмотря на то, что флотские парадно-выходные брюки из суконной ткани, затрудняли эту процедуру. Водитель не сопротивлялся, отдавшись чувствам нахлынувшего сладострастного возбуждения. Он неподвижно лежал на капоте машины перед лейтенантом.

Как только офицер коснулся члена юноши, тот тоже не остался в долгу - робко протянул свою руку к тому, что вздыбилось в штанах лейтенанта. При этом офицера водителю пришлось удерживать над собой лишь одной рукой. Как только рука сержанта коснулась бедра молодого офицера и скользнула туда, к заветной цели, он ощутил под тонкой шерстяной тканью его брюк теплоту чего-то толстого, полумягкого и продолговатого. Пальцы скользнули чуть ниже. "Ого! Вот это яйца!" - подумал сержант. Он сильно возбудился, его пробирал мелкий озноб. Юноша гладил рукой возбужденный член лейтенанта. Член у того становился все тверже и тверже.

- Здесь не надо этим заниматься, давай съедем с дороги, - предложил Сергей.

- Поехали, - сказал он, снимая свою руку с груди Саши.

Сев в машину, они покатили в район, который был по дороге в часть. Прежде чем свернуть с шоссейной дороги, перед поворотом Саша предусмотрительно выключил полностью свет в машине. На малой скорости и при свете одних подфарников машина покатила по щебеночной дороге.

Подъехав к центральному бункеру, Саша загнал машину в укрытие. Оба парня вышли из машины и направились к входной двери бункера. У водителя при себе был ключ от дверей бетонного бункера, командир часто устраивал здесь небольшие сабантуи со своими приятелями, сержанту поручалось осуществлять их предварительную подготовку.

Зайдя в бункер, Саша включил дежурное освещение в длинном коридоре, с внутренней стороны он закрыл входную дверь бункера, они прошли в отсек для отдыха оперативного дежурного, в котором были кушетка, стул и небольшой столик. В отсеке сержант включил настольную лампу. Лейтенант сел на кушетку и притянул юношу к себе. Сержант стал у Сергея между расставленных его ног. Его снова начал одолевать мелкий озноб. Сергей принялся его раздевать: расстегнул и снял кожаный поясной ремень, расстегнул пуговицы на короткой черной куртке и отвел ее борта в стороны, раскрывая майку-тельняшку, выдернул ее нижний край из брюк и потянул ее к соскам. Стоя по пояс раздетым, сержант пожирал глазами лейтенанта. Он рассматривал умеренно ушитые и отутюженные черные шерстяные брюки, которые плотно облегали его красивые бедра, а также четко вырисовывающийся под ними крупный член. Саша тоже начал раздевать лейтенанта, сидящего на кушетке. Он расстегнул на нем ремни портупеи и пуговицы на куртке, снял майку. Некоторое время он с наслаждением любовался обнаженным торсом офицера. Потом нежно начал водить пальцем по утолщенной накачанной шее парня, по его бицепсам на плечах и груди. Эти ласки были тому приятны.

Сергей, лаская руками грудь, живот, спину сержанта, медленно опускался к его бедрам. Через брюки он поглаживал бедра, ягодицы юноши. Особая острота чувств появилась у водителя тогда, когда пальцы лейтенанта коснулись основания его члена, а затем ладонь офицера, начала поступательно двигаться вверх вниз, придавливая пульсирующий член. Несколько таких движений и сержант почувствовал, что член его взорвался горячими струями. Это понял и Сергей. Это его возбудило еще больше. Сержант замер, предчувствуя момент наслаждения. Кончил. Но член у юноши продолжал стоять так же сильно, как и минуту назад, нисколько при этом не потеряв в своей твердости.

Затем сержант настойчиво надавил на плечи лейтенанта, давая ему понять, чтобы тот откинулся к стенке. Морпех под давлением рук сержанта полулег на кушетку, опершись спиной о стенку, а водитель в это время опустился перед ним на колени и руками обхватил сзади спину почти у ягодиц. Затем его руки коснулись его бедер, гладя через ткань у его орудия, находящегося в полной боевой готовности. Во время этих движений юноша видел, как торчащий член лейтенанта периодически подергивался, приподнимая брюки. Потом сержант медленно расстегнул пуговицы на поясе и гульфике брюк офицера, откинув половинки брюк в стороны, под которыми оказались синие узкие плавки. Сержант осторожно приподнял плавки, давая возможность члену вырваться наружу, затем совсем спустил их вниз. Как только плавки были сняты, толстый и несколько продолговатый член офицера завибрировал, как пламя свечи.

Сержант пальцами обхватил горячий толстый и напряженный член лейтенанта, образовав плотное кольцо. Медленно пальцы начали опускаться вниз к основанию члена, увлекая за собой скользящую по нему смуглую кожу вниз, раздевая головку члена. Сержант с интересом наблюдал, как уздечка, клонила головку члена вниз. Через некоторое время оттуда выкатился прозрачный шарик тягучей жидкости. Красота формы члена, дурманящий пряный запах и неизведанный вкус вожделенной жидкости этого рослого симпатичного парня заставили сержанта обхватить его орудие губами. Сергей не скрывал того, что ему очень приятно.

Вскоре он руками оттолкнул от себя голову Саши и - кончил. Сергей не дал слизать семя, он с блаженством кайфовал от наступившего оргазма. Сержанту пришлось размазать густой светловатый кисель по животу офицера.

Затем водитель подсел к офицеру ближе. Сергей молча встал над сержантом и уложил его на кушетку. Расстегнул пуговицы на поясе его брюк, пальцами коснулся возбужденного члена через мокрые трусы. Трусы под брюками сержанта он стянул, насколько позволяли это сделать его брюки. Затем зашел с торца кушетки, встал на колени и обхватил руками ноги парня и потянул его к себе. Как только ноги сержанта, коснулись пола, он ощутил влажные губы офицера на самом чувствительном своем месте. Член довольно глубоко погружался в рот парня, что говорило о его богатом опыте. Эта игра вскоре вызвала у водителя сильный оргазм. Парень в захлеб сглотнул извергшееся семя, а затем продолжил, еще и еще. Сержанту казалось, что он вот-вот вывернет его душу наизнанку...

Парни вышли из бункера, над нами склонились огромные сосны и висело звездное ночное небо. Приехали в часть они уже заполночь. С этого момента они стали встречаться часто, но недолго, так как весной Саша уволился. Два года для него пролетели незаметно.

© Ан Руда.