АНТОН



В то время я жил в поселке, где располагалась маленькая энская часть военных строителей, строивших какой-то объект. Как я потом узнал - шахту для ракет (которую, впрочем, по каким-то причинам не достроили). Солдаты с двумя офицерами были расселены по домам жителей поселка. Да было-то этих военных всего 16 человек. У нас жил молодой офицер - 23 года. Звали его Антоном. Симпатичный, с фигурой Аполлона. В доме было четыре комнаты. Одну занимал я, и ко мне его и поселили. И я каждый день мог видеть его мускулистое тело. Но какие у него были глаза! Голубые-голубые, томные-томные. Когда он глядел на меня, то словно звал к себе, притягивал, притягивал как магнит... Да, это был настоящий Голубой Ангел, сошедший с Небес волей Судьбы.

Макс, мой друган, совративший меня еще в конце восьмого класса, блатной пацан, все хотел трахнуть Антона, отсосать ему... Когда он приходил ко мне домой, то все время ныл:

- Хочу, хочу его! - и делал ебательные движения своими бедрами.

Однажды мы с Максом у меня занимались сексом. Лежали в позе "69" и сосали друг у друга свои дротики. У него хуй был 22 см с толстой головкой, такой вкусненькой-вкусненькой. Отсасывал он здорово, крепко сжимая член, не давая сперме не в свое время вырваться наружу.

Мы были так увлечены, что не заметили прихода Антона. Он редко приходил в такое время, обычно вечером в будние дни. Я увидел его первым, когда собирался поменять позу. Антон стоял и смотрел на нас жадным, изголодавшимся взглядом своих голубых глаз. Я даже на минуту замер от неожиданности. Макс не видел его, так как продолжал отсасывать мой хуй. Антон, не долго думая, скинул китель, расстегнул ширинку брюк и выпустил наружу свой набухший от желания член. Быстро подошел к нам и ткнул им в мои губы.

Ну что оставалось мне делать, застигнутым за таким делом? Я взял в рот его инструмент и пошло дело! Толкая хуй в мой рот, он делал ебательные движения - вперед-назад, вперед-назад! Я же кончиком языка пытался проникнуть в отверстие головки его дротика, что доставляло ему удовольствие, от чего он начал стонать. Этот стон услышал Макс и перестал сосать мой член, а я в это время хотел уже кончить.

- Бля, вот это да! - воскликнул он, увидя Антона. - Нашему полку прибыло! А ну-ка, Вовчик, дай и мне попробовать его колбаски.

Я прекратил сосать, и встал с кровати. Макс тоже встал, подошел к Антону, встал на колени, с жадностью схватил его хуй и начал сосать. Я же обнял Антона сзади, обнял первый раз это прекрасное тело, о котором так долго мечтал! Сквозь рубашку чувствовал его мускулы. Хуй мой терся о его ягодицы. Наши губы встретились и слились в едином поцелуе. Руки мои блуждали по его телу.

Затем я расстегнул его рубашку и начал массировать его соски, уже набухшие от возбуждения.

Макс все продолжал с жадностью отсасывать хуй Антона. Антон же стонал громко и протяжно:

- Давай, давай! О... о...! Какой кайф! Соси, соси, еще, еще... О, о!

От его стонов я заводился все больше и больше. Казалось, что залупа моя сейчас вылезет из шкурки.

- Я хочу тебя, Ант! Хочу! - шептал я ему в ухо, чуть покусывая его. - Ну, дай мне твою попку, дай!

Антон уже не мог отвечать, так как волна оргазма охватила его и он начал кончать в рот Максу:

- А...а...а...! Бля! А...а...а...! - кричал он в экстазе, заливая спермой рот Макса.

Макс еле успевал проглатывать молофью, стараясь не пропустить ни одной капли. А Толян все спускал и спускал... Казалось, что не будет конца и края его фонтану. Он дергался, стонал, кричал. Если бы не я, удерживавший его сзади, он бы, наверное, завалил бы Макса на пол.

О, мой Макс! Он любил глотать сперму. "Люблю белок!" - говорил он мне всегда. Качок, он считал, что сперма даст больше нароста мышц. Он никогда не давал мне возможности просто так кончать. Всегда "выпивал" до грамма эту "сметанку", кроме тех случаев, когда я ебал его в попу. Тут он кайфовал, когда ощущал, как струя горячей спермы била в прямой кишке.

- Все! - простонал Антон и затих. Было слышно только чмокание Макса, который облизывал его член.

После минутной паузы мы втроем бухнулись на постель и затихли. Но я не надолго затих. Яйца мои ныли от переполненной спермы. Я хотел кончить, кончить!

Видимо, Антон инстинктивно почувствовал мое желание. Он быстро встал, скинул с себя рубашку, брюки, плавки и... встал на четвереньки на полу.

- Еби, Вовчик! - приказал он. - Трахай, мой мальчик!

Я вскочил с кровати и с ходу с силой вонзил свой хуй в его "очко" Он закричал от боли, но мне было по хую. Переполненный желанием скорее спустить, я вогнал свой дротик по самые яйца и начал, начал ебать своего постояльца.

О, какая прелесть была его попка! Как туго обтягивало его "очко" мой член! Желание кончить еще больше переполнило меня. Мне даже показалось, что Антон был девственником. Но сейчас это было неважно. Сейчас надо трахать, трахать его!

Я держал руками его бедра и с силой гонял свой хуй туда-сюда-обратно. Туда-сюда-обратно! О, боже, как приятно! Как приятно ощущать этот Кайф до самого мозга! Антон помогал мне, подмахивал своей попой, что говорило о том, что ему тоже все это приятно.

- О, мой мальчик, о! - стонал он. - Еби, еби! Сильней, сильней! О, какой кайф! Еще, еще, ну, давай, крепче, крепче! О... о... о...!

Я пыхтел как паровоз, старался изо всех сил. Пот тек с меня ручьем, заливал глаза. Я ебал его, ебал и это было так сладостно, так прекрасно! А он кричал, стонал, просил кончить в него. Еще миг, и я начал кончать. Мой хуй как пушка стрелял в его трубку горячей спермой. Оргазм волной, нет, цунами прокатывался по моему телу. Я закричал от него, всем телом навалился на задницу Антона и тот, не удержавшись на коленях, рухнул на пол. В едином оргазме мы распластались на ковре и дергались, дергались. Крича что-то бессвязное, невразумительное...

Это было здорово! Я взял его, а он принял меня! Это здорово!

А Макс? Он стоял над нами и дрочил свой мощный хуй. Он мог был всадить его в меня, но не делал этого, потому что знал, что я не любил это делать.

Он дрочил, стонал от кайфа и кончил на мою спину. Я ощутил, как струя спермы билась о мое тело. Такая теплая, теплая. Затем Макс встал на коленки и начал слизывать сперму со спины. Я ощущал его язык, мне было щекотно и смешно. Прелесть он, этот Макс! Настоящий сексоман!

...Однажды Макс пришел со службы не один, а с двумя солдатами, которые служили под его началом. Я сразу подумал, что это не спроста. Тем более он как-то заикался, что в его роте есть голубые собратья. И оказался прав.

- Знакомься, Володь, это Антон, а это - Серега, - представил он их мне. - Тоже любители мужского тела. Я тебе говорил о них, если помнишь.

Парни пожали мне руку и уселись рядом со мной на диван.

Макс скинул китель и рубашку, оставшись в белой маечке и брюках. Это же проделали парни. Я понял, что к чему.

- Ну, раз все свои, то не будем ебать время и начнем заниматься сексом, - сказал я и тоже скинул рубашку.

Затем подошел к Максу, обнял его за плечи и впился страстным поцелуем в его губы.

Антон обнял Серегу и тоже впился губами в его рот.

Целованье наше длилось минут двадцать. Слышно было только чмоканье и громкое дыхание партнеров. Пока чмокались, скидывали с себя остатки одежды, разбрасывая ее на полу. Затем я подвел Макса к кровати.

- Давай отодвинем ее от стены на середину комнаты, - предложил я ему.

Он понял меня без лишних слов.

После чего он лег поперек кровати спиной вниз. Я подошел к его ногам, свесившимся на пол, раздвинул их, взял в руки, поднял и положил ступнями к себе на плечи. Но хуй мой оказался выше дырки его попы. Пришлось подложить под его ягодицы подушки от софы. И тогда анус Макса оказался напротив моего члена, который я и всадил в него...

Увидев наше "творчество", Антон и Серега подошли к кровати. Серега зашел с другой стороны, где покоилась голова Макса, и лег на него сверху "валетом". Хуй Макса оказался у него во рту, а его Хуй - во рту Макса.

Антон встал напротив попы Сереги и ввел свой огромный Хуй в нее, обхватив бедра Сереги руками. И пошло дело!!! Я ебал Макса. Макс сосал Хуй Сереги. Серега сосал Хуй Макса. Антон ебал Серегу. Слышалось чмоканье губ и мягкий стук яичек о попы. Слышался стон ебущих! Туда - сюда, туда - сюда... Какой Кайф от этой оргии!

Я и Антон стонали, нет, кричали, от наслаждения. От удовольствия.

Мой Хуй ходил в попе Макса как заправский поршень в двигателе. Мне казалось, что он увеличился в толщине и длине от Желания. Я не слышал стонов Макса, так как его рот был занят "дружком" Сереги. Я просто представлял эти стоны, отчего меня еще больше пронзало Желание ебать и ебать.

Жару поддавал и Антон. Иногда он сильно нагибался вперед, и его губы доставали мои и сливались в едином поцелуе. Антон все больше и больше мне нравился. Глядя на его крепкое тело, изгибавшегося в ритме ебли, слушая его стоны - вскрики удовольствия, у меня возникало Желание трахнуть его, овладеть им с головы до ног.

Эта мысль заставляла меня усиливать движения своего Хуя в анусе Макса. Антон глядел на меня жадным взглядом, и я понимал, что он тоже хочет меня. Мы даже с ним подъебывали в такт своим движениям, а Серега еще и старался подмахивать своим задом Антону. Пот градом катился с моего лица и падал на волосы Сереги, который иногда от Хуя Макса переходил к моему телу, целуя его куда мог.

Еще, еще, еще!.. Наши движения ускорялись с каждым мигом Желания кончить.

- Все, я кончаю! - закричал Антон и задергался в конвульсиях оргазма.

Кончал он бурно и долго, отчего его тело изгибалось в диком экстазе. Глядя на него и я стал кончать, всадив до упора свой Хуй в Макса, не успев вытащить свой инструмент из попы, чтобы залить спермой лицо Сереги...

Так получилось, что наши крики слились в единый крик Кайфа.

В это время начали кончать Макс и Серега. Что делал Макс, не было видно, а Серега, который чуть отвлекся, чтобы посмотреть, как я кончаю, не успел во время захватить ртом головку члена, старался ртом поймать бьющуюся фонтаном сперму из Хуя Макса. Струя была настолько сильной и мощной, что она заливала Сережкино лицо, стекала в пах партнера...

Все! Наша оргия подошла к концу. Мы достигли того, ради чего собрались. Мы познали новый способ траха вчетвером. И устроил это мой Макс, мой любимый Макс, офицер Армии Советского Союза! Самой Трахательной Армии в мире!

...Однажды, когда я был дома один, ко мне неожиданно, без всякого приглашения, пришел Антон.

- Я помнил о тебе после той встречи все время, - сказал он с порога.

Его страстный взгляд проникал в мою душу.

- За все это время я хотел тебя, - продолжал он. - Хотел ощущать твои ласки, твой член в своем анусе. Макс говорил мне, что ты прекрасно ебешь, и что твой поршень может работать без устали. Давай, проверим!

Антон стал скидывать с себя форму так быстро, словно был объявлен секундный отбой ложиться спать. Я все еще от неожиданности такого напора не мог реагировать на его слова и действия.

- А если Макс узнает о нашей встрече? Он же тебя выебет и в другую часть отправит.

- Брось об этом думать. Мы же с тобой не дураки. Я же чувствовал тогда, как ты глядел на меня, словно хотел выебать. Не юли, ты же хочешь меня. Хочешь? Я никому не давал свою попу, а тебе - пожалуйста! Ты будешь первым, кто лишит меня девственности, кто отпидарасит меня. А о Максе не беспокойся. Ты же сам ему ничего не скажешь, а я тем более. Я хочу здесь служить, тем более мне всего-то три месяца осталось до дембеля. Ну, Вов, решайся!

Антон двинулся ко мне. Он уже почти все сбросил с себя. Только белая маечка была заправлена за шею. "Сексуально, - подумал я, глядя на него. - Как Макс заправляет майку, так и он". Я сидел за круглым столом, что стоял посередине комнаты. Антон подошел, смахнул на пол все мои книги и улегся поперек стола так, что его голова оказалась рядом со мной, лицом к лицу.

- Ну, Вовик, не дури. Смотри, мой хуй ждет тебя, а я жду твоего. Сначала отсосем друг другу, а потом ты трахнешь меня.

Он схватил мою голову обеими руками и с силой притянул к своим губам. Наши губы соединились в яростном поцелуе. Поцелуй длился минут пять. За это время я расстегнул свою рубашку и ширинку брюк. Хуй, который был уже в боевом положении, сам вывалился наружу.

Я забыл обо всем. Вскочил со стула, скинул рубашку, схватил Антона за грудь и двинул его к себе, отчего голова его свесилась за край стола и оказалась между моих ног. Его вздыбленный член тянул меня к себе своей красной головкой.

"Ну погоди, Антоша! - воскликнул я про себя. - Сейчас ты узнаешь оргазма звуки".

Я всем телом повалился на Антона и, схватив его хуй руками, направил его к себе в рот. А в это время Антон поймал ртом моего "дружка" и стал страстно сосать его. Его сосанье отвлекало меня от его хуя. Я все время отрывался от него, чтобы, откинув голову, стонать от блаженства. Антон обхватил мою попу руками и хуй мой полностью, по самые яйца, вошел в его рот.

О! Он блядски сосал! Так мне даже Макс не отсасывал. Я весь отдался Антону. Даже забыл о его члене.

- Антоша, я не могу больше терпеть!

Приближалось чувство оргазма.

- Антоша! А... а... а...!..

Он не слышит. Ему не до моих криков. Его язык, казалось, весь залез в отверстие головки моего члена.

- Антош, я сейчас кончу!

Не слышит.

Оргазм пришел бурно. Я почувствовал, как струя спермы ринулась по стволу пениса и резким толчком стала изливаться в рот Антона.

- А...! А...! А...! - ору я в припадке блаженства.

Еще струя, еще... Чувствую, что что-то капает на пол. Это Антон не успевает проглатывать мою молофью и она льется из его рта. В экстазе я всем телом валюсь на Антона и голова моя оказывается между его ног. Все! Я обессилел. Антон высосал всю мою белую энергию.

Мы затихаем, лежа на столе. Проходит минут пять, а то и десять. Наши тела разлипаются. Но Антон продолжает лежать на столе. Поднял голову и командует:

- Моя попа ждет тебя. А ну, еби ее!

Хватает руками ноги свои и разводит их в сторону. Я оказываюсь у его попы. Мой хуй уже стоит колом. Снова хочет, а ведь недавно только спускал. Ну и дъявол!

Массирую пальцами дырочку в анусе Антона. Отверстие маленькое, никогда не вбиравшее в себя мужские члены. Войдет не войдет? Двумя пальцами проникаю в анус. Антон стонет, но терпит. Добавляю еще два пальца. Верчу-кручу. Терпит.

- Расслабся, - командую ему. - Поднатужься.

На головке моего члена появилась прозрачная жидкость. Смазка. Тру головкой по анусу Антона. Терпение на исходе.

- Еби, не тяни! - орет Антон.

Я толкаю хуй в очко. Сначала погружается головка. Затем ствол. Антон кричит от боли. Так ему. Сам захотел лишить себя девственности. Тоже мне, целка! Еще толчок, еще и хуй полностью вошел в Антона. Немного подождал. Начал тихонько вынимать хуй обратно. Вынул. Дыра манит к себе. Засунул. Вынул. Так несколько раз. Все, терпение лопается. Всадил хуй в анус, схватил ноги Антона в руки, расширил их и пошло дело!

Туда-сюда - обратно! Туда-сюда - обратно!...

Антон издает какие-то звуки, стонет. Слышу только обрывки фраз краем уха:

- Фак ми... Ну... Еби... О... Бля...Кайф... Я остервенело трахаю его. Стол ходит ходуном, скрипит, того и смотри развалится. Вот в паху у меня возникает приятное ощущение, первый признак надвигающегося оргазма. Останавливаюсь. Вынимаю хуй, пальцами залажу в разработанное отверстие ануса. Нащупываю бугорок предсталки и начинаю его массировать. Антон визжит от кайфа. Схватил свой член и гоняет его плоть туда-сюда. Чувствую, что он скоро кончит. Тогда снова всаживаю свой хуй в его попу. Антон ногами обвивает мою талию. Оргия продожается. Уже я ору от блаженства. Помогаю дрочить хуй Антону. Дрочим в четыре руки.

Движения мои сумасшедшие. Чувствую, как хуй ходит там. Внутри.

Все! Оргазм охватывает нас обоих одновременно. Мы оба в экстазе. Орем матом. Моя сперма низвергается в Антона, а его сперма бьет фонтаном да так сильно, что первая струя бьет мне прямо в подбородок. Остальные сгустки спермы падают на живот Антона. Он дергается в конвульсиях экстаза. Кайф!!!

Я еле стою на ногах. Я тоже бьюсь в конвульсиях. Мне кажется, что я спустил в Антона ведро спермы, так ее много.

Антон затихает. Ноги его спустились с моей талии. Я сползаю в изнеможении на пол и растягиваюсь на ковре. Нашей Оргии наступил конец.

Через какое-то время и Антон сползает со стола и валится ко мне на ковер. Мы обнимаемся и впадаем в дремоту. Дремоту счастья!..

...Не знаю, сколько бы я еще стоял, любуясь и не решаясь приблизится хоть на шаг, если бы Макс вдруг не застонал во сне и не отвернулся от стенки. Ужасная мысль точно током пронзила меня. А что. Если он сейчас проснется? Нет, только не это...Мигом сбросил с себя все, что на мне было и, сложив свою одежду рядом с его обмундированием, я подошел к белоснежной постели, но сначала вернулся к двери и запер ее на задвижку.

Я лег рядом, и мои губы тотчас забрали в себя его губы. Рука скользнула вниз, к шелковистому густому островку, от которого торчал милый отросток. Макс не шевелился. Тогда я расширил его ноги, помуслякал пальцы и помазал слюнами его анус. Затем осторожно, толчками ввел свой член в его анус. Даже он, погрузившийся в открытую, очень горячую глубину, не вывел спящего Макса из его забытья. Я кончал, а он все еще был где-то там, далеко... Откинувшись, я замер в сладострастной и чудной истоме.

Сколько подремал, не знаю. Проснулся от непомерного желания еще и еще иметь этого молодого офицера. Мой напрягшийся член опять был поднят до предела и страстно желал войти в эту прекрасную, только ему доступную глубину. Спящий все еще лежал на спине, только одна нога поднялась и согнулась в колене, а член его продолжал стоять столбом.

Я поднялся и навис над ним... Мой член опять без препятствий проник в теплую и влажную глубину. Но теперь во мне не было того, первого безумного нетерпения. Ощущение полноты наполненного пространства пьянило. Я медленно вытащил член и взял его в руки, внимательно разглядывая увлажненный ствол... Какой-то удивительный покой овладел мною. То первое страстное желание уступило место стремлению к глубокому и тщательному познанию. Макс же оставался бесчувственным. Он не пришел в себя и тогда, когда стал тормошить его, снимая с него рубашку и майку. И лишь когда я коснулся промежности, он шевельнулся и шире, почти во всю кровать призывно раскинул ноги. Я не заставил себя ждать, не спеша заправил головку пениса вовнутрь, медленно-медленно пошел дальше, казалось, этому головокружительному погружению не будет конца... Нет, в конце концов и он достиг предела! И тут тихий, точно жалобный стон коснулся моего слуха. Я медленно потащил его назад, но что-то плотное поднялось у самого выхода и остановило обратное движение. Снова - вперед, в глубь... Назад и вперед. Вперед и назад. Ритм моих движений подсказывало спящее "очко". И - вдруг. После нескольких "вперед-назад" я ощутил, что мне устремляются навстречу! Темп сразу изменился, фрикционные движения стали быстрыми и резкими. Макс оторвал ноги от постели. Глубина погружения увеличилась, упор стал жестче, каждый толчок заканчивался теперь его громким стоном. Он просыпался, возвращался к жизни, одновременно мы достигали апогея наслаждения.

Чуть позже, когда я пытался приостановить движения и продлить наслаждение, он тяжело дыша, прошептал:

- Милый, еще, еще... Ты сегодня бесподобен...

Я вскинул его ноги еще выше. Теперь он диктовал ритм совокупления - все возрастающий, все учащающийся. И вот стон его перешел в крик. Во мне тоже все кипело, и я, наверное, тоже кричал. Оргазм был одновременным, исчерпывающим, до самого-самого дна...