Появление Накаго в Астреа
(фрагмент второй)



 

Дождливая погода, установившаяся в начале месяца, как нельзя более соответствовала отвратному настроению графа крепости "And the horns called for war". Гопники давненько не нападали. А ведь сейчас они были бы очень кстати. Так хотелось кого-нибудь убить. До новой встречи с Дис оставалось порядка нескольких месяцев. Это обстоятельство также портило и без того гадкое настроение. Очередная любовница наскучила, но он не спешил рвать с ней отношения, понимая, что легкая неприязнь к ней следствие его хандры. Время от времени Накаго заходил в потайную комнату полюбоваться портретом Дис, но старался не задерживаться там надолго, справедливо рассудив, что Богине, пожелай она взглянуть на него глазами своего портрета, было бы неприятно увидеть его в таком состоянии.

Подчиненные остерегались лишний раз попасться ему на глаза. Вот уже несколько недель граф ходил сумрачнее грозовой тучи. Вид он при этом имел крайне задумчивый, а рука его все чаще замирала на рукояти черного кнута, с которым он никогда не расставался. В глазах его поселился опасный блеск. И хоть он ни разу не повысил голос, холодным речам этого готового к извержению Везувия внимали с содроганием. Избегая всеобщих сборищ, граф пил в одиночестве. Застыв у окна с бокалом вина, он часами высматривал, не покажется ли на горизонте эскадра вражеских кораблей. Прибегнув к ясновидению, Накаго изучил окрестности своей крепости на мили вокруг. Однажды увиденное показалось ему любопытным. И по его губам скользнула зловещая улыбка. У него созрел план, который и заставил его появиться на следующий день в Вестминстере.

- Вы просили его величество об аудиенции, господин Накаго. Следуйте за мной, - сказал встретивший его слуга.

Маг прошел по дворцу, не обращая внимания на архитектурные и прочие изыски, едва замечая приветствия знакомых дворян. Иное занимало его мысли. Вот и тронная зала. Они остались наедине: царственный властелин Королевства Черной Звезды и граф одной из его крепостей. Воин поклонился и счел нужным представиться:

- Я Накаго, магистр серой магии и Маг Льда, граф крепости "And the horns called for war".

- Я помню о вас и ценю ваши заслуги перед Королевством, - благожелательно ответил король.

В памяти монарха оживились воспоминания о тех официальных церемониях и приемах, где ему случалось видеть странного блондина в синих доспехах с изображением дракона, жестокого и непреклонного стража границ Королевства.

- О чем вы желали поговорить со мной, господин Накаго? - осведомился король, отвлекшись от своих размышлений.

- Ваше величество, в нескольких десятках миль от моей крепости я открыл островную базу гопников. Вне всякого сомнения, они готовят там плацдарм для нападения на наши границы. Прошу вас, позвольте мне уничтожить это осиное гнездо. Я задействую в операции один боевой корабль и воспользуюсь своей магией. Этого будет более, чем достаточно.

- Я смотрю, мирная жизнь тяготит вас, - улыбнулся король, - в последнее время гопники не отваживались нападать на вашу крепость, и вы заскучали, мой милый граф.

- Вы правы, мой король, - согласился Накаго, ожидая его решения.

- Я дозволяю вам исполнить задуманное. Надеюсь, кровь врагов утолит вашу жажду убийств, да и ваши подчиненные будут рады сразиться во славу Одина и Тора(6), предвкушая будущие пиры в Вальхалле(7).

- Благодарю вас, ваше величество, - сердце графа пело от восторга при мысли о той расправе, которую он учинит над гопниками.

В крепости решение о военном рейде восприняли с большим энтузиазмом. От добровольцев отбоя не было. На сборы не ушло много времени. И уже следующим утром боевой корабль под предводительством графа, окутанный в целях конспирации серебристо-белой дымкой, на всех парах летел к острову, оккупированному гопниками. Только маги смогли бы заметить его приближение, но их там не оказалось, - обстоятельство, не оставленное без внимания Накаго. Прибыв на место, корабль бросил якорь, а граф улетел на берег. Вернулся Накаго через ¾ часа, и хотя он не стал вдаваться в подробности того, что учинил на базе гопников, по выражению его лица было понятно, - живых там не осталось. Высадившиеся на острове через несколько дней гопники, хотевшие осмотреть руины своей базы, не нашли там ничего, кроме ошметков человеческой плоти и осколков ледяных статуй, некогда бывших людьми. Судя по всему, кто-то с военной базы все же успел передать сигнал тревоги, поскольку подходивший к острову корабль развернулся и поспешил восвояси. Узнав об этом от своих солдат, граф приказал преследовать гопников и снял магическую завесу со своего корабля. Последнее обстоятельство добавило прыти вражескому кораблю. Но все же им пришлось принять бой вследствие того, что, помимо отличных скоростных характеристик, кораблю рокеров сопутствовал попутный ветер, что не было удивительно, учитывая нахождение на борту Мага Льда. Когда погоня подошла к концу, граф велел взять вражеский корабль на абордаж, усмехнулся и пробормотал:

- Я предоставлю этим собакам возможность умереть в бою.

Ход битвы развивался стремительно, и победа клонилась на сторону рокеров. Стрельба из бластеров быстро смолкла, противники взялись за мечи. Накаго, вопреки обыкновению, почти не участвовал в бою. Убив в самом его начале нескольких гопников, он остановился на палубе вражеского корабля, ожидая, пока его люди покончат с сопротивлением на судне. От созерцания хмурого неба воина отвлек возглас одного из солдат:

- Господин граф!

- Что тебе, Лейф? - спросил Накаго.

- В живых осталось еще 14 гопников, и они желают сдаться.

- Вот как, - маг обернулся к сражающимся, которые замерли в ожидании его решения. - Быть может, кто-нибудь назовет мне хоть одну причину, по которой им следует оставить жизнь.

Всеобщее молчание нарушил Бьярни, зеленоглазый викинг лет 20:

- Господин граф, я слышал в новостях, что вчера гопники взяли в плен 12 человек из крепости "Falkenbach"(8). Вы могли бы спасти им жизнь, совершив обмен.

Накаго подумал о 12 викингах, которым грозила смерть. За годы жизни среди скандинавов воин сроднился с этими белокурыми северянами, так живо напоминавшими людей его народа.

- Я сделаю для них то, чего не смог сделать для моей расы. Я спасу им жизнь, - пообещал он себе и сказал вслух: - Сложите оружие.

Гопники повиновались, покидав мечи и бластеры на палубу, и лишь один темноволосый юноша лет 16, самый юный из них, попытался выбросить свой меч за борт, не желая отдавать врагу. Однако ж меч замер в воздухе и упал в общую кучу, а лежавшее там оружие стало ледяным и рассыпалось синевато-серебристой пылью.

- Что за дешевый героизм! - усмехнулся Накаго. - Мальчик решил поиграть в рыцарей. В кандалы этого наглого выродка, а по возвращении в крепость - пусть его прикуют к стене в отдельной камере.

Сказав все это, Накаго сам удивился охватившей его ярости.

"Кого же он мне напоминает? Ну, конечно. Младшего сына императора Куто. Но почему? Ведь, если судить беспристрастно, то никакого особенного внешнего сходства между ними нет, разве что волосы черные. Да, и не повел бы так себя никогда этот принц недоделанный. Он был труслив, как шакал, и уже давно бы валялся у меня в ногах, умоляя о пощаде, а этот щенок, что ни говори, храбр", - все эти мысли молнией пронеслись в сознании воина, но ненависть к вызвавшему его гнев юноше осталась. Накаго смерил мальчишку тяжелым, не обещающим ничего хорошего взглядом и, ни слова больше не сказав, удалился в свою каюту.

Через пару дней, подписывая бумаги о передаче пленных гопникам, граф намеренно не упомянул в них юношу, навлекшего его неудовольствие. Это было тем легче сделать, поскольку тот не пожелал назвать своего имени на допросе. Собственно говоря, и допроса-то не получилось, - как докладывал графу Лейф, - парень молчал, как рыба. Приняв из рук командующего бумаги, Бьярни бегло просмотрел их и не смог сдержать своего удивления:

- Господин граф, почему здесь написано о 13 пленных? Тут какая-то ошибка. Их же 14.

- Нет никакой ошибки, Бьярни, - холодно сказал Накаго. - Я и так подарил гопникам одного человека сверх требуемого числа. А этого маленького мерзавца я им не отдам. Этот ублюдок должен получить хороший урок.

- Ваша милость, позвольте, по крайней мере, снять с него кандалы, он ведь совсем ребенок.

- Об этом не может быть и речи.

- Разрешите мне хотя бы выводить его на прогулку ежедневно. Мальчишка же загнется там, в подземелье, без свежего воздуха, света белого не видя, - не унимался Бьярни.

- Ладно, так уж и быть. Если тебе больше нечем заняться, кроме как таскаться с этим пащенком, будь по-твоему.

Прошел месяц. Однажды пасмурным невеселым утром Накаго встретил у крепости своего пленника, когда Бьярни выводил того на прогулку. Юноша внутренне поежился под холодным пронизывающим взглядом графа. Он медленно брел, немного сутулясь под тяжестью кандалов, плотно стиснув губы от ставшей уже привычной боли. С каждым днем ссадины на руках и ногах, оставленные цепями, причиняли ему все больше мучений. Накаго, насмешливо улыбаясь, изучал мальчишку: черные волосы отросли до плеч, в лице ни кровинки, смотрит исподлобья взглядом, который словно бы говорит: "Я не сдамся".

"Маленький звереныш выглядит все таким же нахальным, - подумал Накаго. - С каким бы удовольствием эта тварь вцепилась мне в горло. Но ничего я еще сломаю этого гаденыша".

В памяти внезапно всплыл Тамахомэ, за ним младший сын императора Куто, которого бывший сегун приказал убить так же, как и всю семью своего врага. Потом воспоминания наложились друг на друга, и воин мрачно усмехнулся, заставив содрогнуться ненавистного мальчишку от охвативших того дурных предчувствий.

Поздним вечером дверь в камеру пленника отворилась, и внутрь вошел граф, вопреки обыкновению, он был без доспехов. В свете единственного горевшего там факела его лицо показалось юноше особенно зловещим.

"Что он забыл здесь в такое время?" - с тревогой подумал тот.

- А ты все еще не догадываешься? - осведомился Накаго, улыбаясь.

Юноша сжался, приготовившись к самому худшему, но все равно дальнейшие действия графа оказались для него полной неожиданностью. Накаго приблизился к нему и грубо поцеловал, силой разжимая плотно сомкнутые губы, подлинное наслаждение доставил ему отразившийся в глазах юноши страх. Маг отошел назад. Кандалы разомкнулись и с глухим звяканьем упали. Накаго схватил мальчишку за плечи и швырнул на пол. Тот попытался подняться, но не тут-то было. Мужчина навалился на него всем телом, подминая под себя. Даже чувствуя, что граф намного сильнее его, пленник, верный себе, продолжал сопротивляться до последнего. Ему приходилось прежде слышать о сексе между мужчинами, но он никогда не думал, что нечто подобное может произойти с ним. Накаго надоело возиться со своей жертвой, и он шарахнул мальчишку ледяным разрядом. Тот сразу обмяк от охватившей его слабости, трудно было даже пошевелиться. Воспользовавшись затишьем, маг сорвал с него одежду. Юноша вздрогнул всем телом от боли, разрывавшей его изнутри, когда Накаго резко вошел в него. С трудом сдержав рвущийся из груди крик, он, собрав последние силы, вновь попытался вырваться.

- Не трепыхайся, змееныш, - прошипел Накаго. - Не то хуже будет.

И, словно в подтверждение его слов, тело пленника сотряс новый ледяной разряд. Совершенно обессилев, тот упал лицом вниз. Волны боли следовали одна за другой, заставляя его впиваться ногтями в каменный пол.

"Неужели может быть хуже? - тоскливо думал он, слизывая кровь с прокушенных губ. - Я ничего не могу сделать с ним. Остается лишь ждать, когда он натешится и оставит меня в покое".

Эти мысли мелькнули и растворились в шквале захлестнувшей его боли. На мгновение ему показалось, что он того и гляди лишится чувств, но Накаго живо развеял эту иллюзию, мертвой хваткой стиснув его плечи. Наконец все закончилось, но юноша даже не пытался пошевелиться, чувствуя себя совершенно разбитым и истерзанным.

- Какая досада! Ты весь в крови, - раздался над ним насмешливый голос графа. - Впрочем, это легко исправить.

Пленника окатило потоком ледяной воды, тотчас ушедшей в пол.

- Какого демона ты тут разлегся? Немедленно вставай и одевайся, - приказал Накаго.

Юноша с трудом поднялся и потянулся за одеждой. Каждый шаг отзывался чудовищной болью во всем теле. Пока он пытался застегнуть рубашку дрожащими от холода пальцами, взгляд его невзначай упал на графа. В глазах Накаго плескалась такая ненависть, что юноша в ужасе отшатнулся. Он постарался поскорее одеться, лишь бы не оставаться дольше наедине с этим демоном во плоти. Вскоре на нем защелкнулись кандалы, и граф ушел, приковав его к стене.

"За что он так сильно ненавидит меня? Что я ему сделал?" - эти вопросы задавал себе пленник и не находил ответа.

Наконец усталость взяла свое, голова его бессильно склонилась на грудь, и он отключился, погрузившись в сон, перемежаемый кошмарами.

Прошло примерно полторы недели, прежде чем Накаго вздумалось нанести своей жертве новый визит. На этот раз он был в отличном расположении духа, что, впрочем, ничуть не делало его менее опасным. При виде графа глаза юноши запылали гневом. Это позабавило Накаго, и он мило улыбнулся, чем взбесил пленника еще больше.

"Да, он просто издевается надо мной, - возмутился тот про себя, но вспышка быстро прошла. - Он вернулся, и снова без доспехов, значит, все повторится. Но я...".

В этот момент кандалы на нем разомкнулись. Юноша, не теряя времени даром, бросился на своего мучителя. Накаго ухмыльнулся, с легкостью отшвырнув его к стене. Пленник, не удержавшись на ногах, упал.

- Какая неудачная шутка! - резюмировал их стычку Накаго. - Или, может быть, ты бросился ко мне томимый сжигающей тебя страстью. Прости, что не оценил твоего порыва, мой милый.

- Подонок! - едва слышно прошептал юноша.

- О, ты оказал мне честь, заговорив со мной, и сразу в таком самоуничижительном тоне. Какое смирение! - силой своей магии подняв тело мальчишки в воздух, Накаго немного побросал его о стены, потом пнул лежащего и произнес уже более прозаическим тоном. - Вставай, ублюдок!

Юноша кое-как поднялся, затравленно глядя на него. Граф сорвал с него рубашку, и пленник почувствовал, как незримые путы прижимают его к стене.

- Пора преподать тебе небольшой урок, - невозмутимо продолжал Накаго. - Видишь ли, в чем дело, считается, что кидаться на людей ни с того, ни с сего ...несколько невежливо.

- Ты не человек, - не выдержал пленник. - Ты демон.

- Спасибо за комплимент, - совершенно серьезно сказал Накаго. - Я польщен.

Бывший сегун Куто, мечтательно улыбаясь, достал из-за пояса любимый кнут, тотчас окутавшийся черной энергией, и трижды хлестнул мальчишку, оставив на его груди черные следы от ударов. Крови не было, но боль просто сводила с ума.

- Да, - согласился Накаго, удовлетворенно глядя на побледневшее от страдания лицо юноши, - ощущения должны остаться незабываемые. Это я к тому, что раны от черного кнута магов не заживают без магического вмешательства.

Освобожденный от сковывавших его пут пленник рухнул на пол. Накаго сорвал с юноши остатки одежды и грубо овладел им. На этот раз тот даже не сопротивлялся. Боль была так ужасна, что он едва сознавал, что с ним происходит. Холодный душ немного привел его в чувство.

- Одевайся, - потребовал граф.

- Прошу вас, - тихо прошептал юноша, - дайте мне пару минут, чтобы прийти в себя. Я не могу подняться.

"Наверное, я схожу с ума, если решил просить его о чем-то, - подумал он про себя. - Но я так ослабел, что не могу даже пошевелиться. Мне не к кому больше обратиться. Если граф не поверит мне и продолжит избивать, может, он хотя бы случайно убьет меня. Раны от его кнута болят так, что хочется самому на себя руки наложить".

Вместо ответа воин схватил его за плечи и рывком поставил на ноги. Юноша пошатнулся и в поисках опоры ухватился за него.

- Очаровательно! - усмехнулся Накаго. - Ты решил обнять меня.

У пленника не осталось уже сил даже чтобы разозлиться. Накаго прижал его к себе, не давая упасть, и накинул на плечи взметнувшуюся с пола рубашку. Юноша ощутил к нему что-то вроде благодарности. В конце концов, граф мог просто швырнуть его на пол и приказать одеваться, пригрозив кнутом или чем похуже. Когда минуты через полторы Накаго отпустил его, юноша был уже в силах сделать несколько шагов самостоятельно, и, прислонившись к стене, кое-как оделся.

Прошло 2,5 недели, прежде чем граф снова собрался навестить узника. Услышав скрип открывающейся двери, пленник поднял голову и посмотрел на мага с мрачной обреченностью во взоре. Он не хуже Накаго знал, зачем тот пришел.

- Раздевайся, - приказал воин, освободив его от цепей.

Юноша был так измучен, что сил сопротивляться больше не было, и он повиновался, лишь бы избежать новых побоев. Его покорность раздосадовала Накаго. Игра перестала быть интересной. Все же он изнасиловал мальчишку, надеясь, хоть этим вызвать у него всплеск эмоций. Но тот, совершенно перестав реагировать на графа, молча лежал, закусив губы, чтобы не застонать, ожидая, пока все закончится. Поднявшись с пола, юноша стал медленно одеваться, стараясь оттянуть момент, когда на него снова наденут кандалы, причинявшие ему такую боль. Накаго не торопил его. Видя, что граф не собирается пока надевать на него цепи, пленник попросил разрешения присесть и устало опустился на пол. Стоять было слишком тяжело. Накаго оценивающе посмотрел на него и задумался:

"Мальчишка едва жив, кожа да кости, еле на ногах держится. Впрочем, это и не удивительно, он ведь уже 2 месяца, как в подземелье, в кандалах, на хлебе и воде. Долго он так не протянет. И зачем я вообще..? Я довел его до самой глубины отчаяния: он больше не осмеливается сопротивляться мне, понимая всю бессмысленность таких попыток, все его мысли о смерти. Я превратил его жизнь в ад так же, как когда-то поступили и со мной. Но зачем? Почему я так возненавидел его из-за той дурацкой выходки? Он напоминал мне сына моего врага, хоть они ни капли непохожи. Наваждение какое-то! Пора положить конец этой истории. Что же мне с ним делать? Изменить условия содержания, отпустить? Ладно, подумаю об этом завтра".

Утро было сонным и пасмурным. Накаго облачился в доспехи и уже собрался вылететь на поле перед крепостью, чтобы, как обычно, побиться на мечах перед завтраком, когда перед ним в ореоле лазурной дымки возникла Серебряная Королева.

- Не ожидал так скоро увидеть тебя, Дис, - произнес воин, обнимая и целуя Богиню.

- Послушай, Накаго, - укоризненно сказала Дис, - вчера, немного освободившись, я решила взглянуть, как ты тут поживаешь, и ужаснулась увиденному. Это, конечно, не мое дело, но, Накаго, мне не нравится, как ты поступил с этим несчастным мальчиком.

- Прости, Дис. Откровенно говоря, незадолго до твоего появления я и сам подумал, что сделал что-то не то.

- Я знаю и об этом. Не позволяй прошлому брать над тобой верх.

- Я постараюсь. Сам не знаю, что на меня нашло. Но некоторое время я по-настоящему ненавидел его.

- Попробуй загладить причиненное зло.

- Да, непременно. Ты не сердишься на меня? - он пытливо заглянул в ее глаза.

- Нет, ну, что ты. Разве на тебя можно сердиться? Я знала, что ты способен на такое. Осуждать тебя за это все равно, что осуждать волка за то, что он хищник.

- Спасибо, - прошептал Накаго, коснувшись губами ее шеи, - Скажи, когда мы увидимся. Я ужасно соскучился по тебе.

- Через полтора месяца, - ответила Дис, улыбаясь. - Ну, мне пора уходить. Не забудь позаботиться о мальчике.

Они поцеловались на прощание, и Богиня исчезла.

Позавтракав, граф спустился в подземелье, к узнику.

"Какой ужас! - в отчаянии подумал юноша, завидев его. - Неужели теперь он будет приходить каждый день?! Как же я завидую тем, кто погиб на островной базе! Может, их смерть и была мучительной, но зато очень быстрой".

Подавив тяжелый вздох, он, стараясь не глядеть на своего мучителя, опустил голову, уставившись в пол. Скорее услышав, чем почувствовав, как упали на пол кандалы, пленник машинально поднес руку к груди, собираясь расстегнуть рубашку.

- Не надо, - остановил его Накаго, взяв за руку чуть повыше локтя. - Сейчас ты пойдешь со мной.

Юноша послушно последовал за ним, изумленный до глубины души.

"Куда он меня ведет? Неужто, наконец, решил убить. Это было бы неплохо".

Они вышли из камеры и, поднявшись в воздух, полетели над полом. Пока они передвигались по крепости, юношу сильно поразил тот факт, что их появление никого не удивляло. Подчиненные спокойно приветствовали графа, как будто для него водить пленных по крепости было самым обычным делом.

"Похоже, они не видят меня. Конечно, ведь для магов проще простого сделать кого-то невидимым".

Эта его догадка внезапно подтвердилась, когда один из солдат случайно толкнул его плечом и недоуменно осмотрелся, не понимая, в чем дело. Тем временем граф привел пленника в свой кабинет, и они прошли в одну из смежных с ним комнат, которая была спальней. Посмотрев на роскошную широкую кровать, накрытую покрывалом из синего бархата, юноша с горечью подумал:

"Все ясно. Ему надоело заниматься со мной этим в подземелье, и он притащил меня сюда. Конечно, он ведь привык к комфорту. Впрочем, мне уже давно все равно, что со мной будет. Пусть делает, что хочет".

Покрывало слетело с кровати и спланировало на кресло, уверив пленника в правоте его мыслей.

- Раздевайся и ложись, - скомандовал граф.

Юноша беспрекословно повиновался ему.

"Как же здесь мягко! - невольно подумал он, опускаясь на постель. - Я и не подозревал, что бывают такие классные кровати".

Накаго присел рядом с мальчишкой. Тот отвернулся.

"Наверное, сейчас он скажет или сделает что-нибудь, чтобы снова унизить меня. Чего еще от него ожидать, кроме боли и унижений. Как я устал от всего этого!".

Воин сжал двумя пальцами его подбородок и развернул к себе, только теперь заметив, что у мальчишки оказывается синие глаза. Пальцы графа медленно, словно изучая, скользнули по шее пленника. Тот зачарованно наблюдал за ним, словно кролик за удавом, пытаясь предугадать его следующий шаг. Увидев, что рука мага потянулась к его израненному кандалами запястью, юноша напрягся в предчувствии чудовищной боли. Но больно не было, даже напротив, ему как будто стало лучше. Ничего не понимая, он взглянул на свою руку. Кровавая ссадина бесследно исчезла. Меж тем маг провел рукой над его вторым запястьем и лодыжками, потом исцелил раны от кнута на груди. Губы пленника приоткрылись от удивления, но он ничего не сказал, лишь недоуменно посмотрел на графа. Накаго накрыл мальчишку одеялом и провел рукой над его глазами, погружая в сон.

Пленник проснулся поздним вечером. В спальне горел неяркий свет, а у кровати стоял граф, как всегда, невозмутимый и бесстрастный.

- Одевайся. Я жду тебя в соседней комнате, - распорядился он, уходя.

Юноша оделся, прислушиваясь к ощущениям в собственном теле. Впервые за последние месяцы ему не было больно, но он все еще чувствовал сильную слабость. Подойдя к окну, юноша замер, любуясь ночным пейзажем. Как давно он не видел ничего подобного! Казалось, прошла целая вечность с тех пор, как его заперли в подземелье. Внезапно мысль о самоубийстве ярко вспыхнула в его сознании. Пленник попытался открыть окно, но безуспешно. С сожалением, отказавшись от своей затеи, он побрел в кабинет графа. Накаго сидел за столом и пил вино, лениво перебирая какие-то бумаги. Повинуясь его жесту, юноша присел напротив и не поверил своим глазам: для него был накрыт ужин. Он с жадностью набросился на еду, не смущаясь даже присутствием графа. Впрочем, тот почти и не смотрел на него, поглощенный своими делами. Заметив, что мальчишка прикончил ужин, Накаго оторвался от своих бумаг и налил ему вина. Юноша осторожно поднес бокал к губам. Прежде ему не приходилось пить вино. Класс! Так вкусно. Приятная истома разлилась по его груди, на щеках проступил слабый румянец.

- Иди в спальню. Раздевайся и ложись, - приказал Накаго, не глядя на него, увидев краем глаза, как мальчишка поставил на стол пустой бокал.

Пленник быстро вышел, скрывшись в спасительном полумраке спальни. Начав раздеваться, он засмотрелся в окно и забыл обо всем на свете. Очнулся он оттого, что граф, остановившийся рядом с ним, взял его за плечи и повернул к себе. В сердце юноши шевельнулся страх.

"Я не выполнил его приказа. Теперь он...".

Накаго, бесцеремонно прервав эти размышления, привлек мальчишку к себе и накрыл его губы своими. На этот раз было даже приятно. У юноши защемило в груди. Никто никогда не целовал его так. Он и родителей-то своих не помнил. Из глаз против воли хлынули слезы. Он прижался разгоряченным лбом к холодным доспехам воина, пытаясь успокоиться, чувствуя, как тот обнимает его.

- Ну, теперь ты, может, все-таки разденешься? - спросил граф, когда слезы на щеках мальчишки высохли.

Юноша отошел от него, поспешно раздеваясь. Накаго стал спокойно снимать доспехи, готовясь ко сну.

Когда граф прилег рядом с ним, пленник невольно сжался, но все же подумал с робкой надеждой: "Может быть, сегодня все будет иначе. Кажется, он настроен не так свирепо, как обычно". Накаго склонился над ним, задумчиво улыбаясь, мягко, но настойчиво, целуя приоткрытые губы мальчишки. Юноша невольно подался ему навстречу, сердце забилось быстрее от непонятного волнения. Накаго притянул мальчишку поближе, глубоко проникая языком в его рот, позволяя своим рукам бесцельно блуждать по трепещущему от возбуждения телу юноши. Видя, что тот с непривычки начинает задыхаться, воин выпустил его губы из сладкого плена, покрывая страстными неистовыми поцелуями его шею. На миг ему захотелось впиться зубами в тонкую жилку, выступающую из-под прозрачной белой кожи, ощутить во рту кисловатый терпкий вкус горячей влаги, но он вовремя сдержал свой кровожадный порыв, удовлетворенно прислушиваясь к слабым стонам тающего от желания мальчишки. Юноша, слабо сознавая свои действия, обвил руками шею мужчины, инстинктивно желая еще большей близости. В голове мутилось, тело пылало огнем. Казалось, в кожу вонзаются тысячи раскаленных игл, заставляя его вздрагивать и прогибаться под каждым новым прикосновением. Накаго осторожно высвободился из объятий мальчишки и опустился ниже, целуя его бурно вздымающуюся грудь, играя языком с напряженными алыми сосками. Юноша вытянулся на постели, вцепившись пальцами в простыни, ловя воздух пересохшими от волнения губами. Понимая, что тот на грани, воин снова завладел его ртом в жарком поцелуе, чувствуя, как мальчишка обнимает его за плечи, прижимаясь к нему сгорающим от страсти телом. Оторвавшись от его губ, Накаго перевернул мальчишку на бок и, ощутив, как тот сжался, шепнул ему на ухо:

- Расслабься, тебе почти не будет больно.

Потом воин осторожно вошел в него, нежно касаясь губами его шеи и постепенно наращивая темп движений. Юноша судорожно задышал, когда мужчина начал дотрагиваться до какой-то особенно чувствительной точки внутри него. Больно действительно не было, напротив становилось хорошо, как никогда в жизни. Рука Накаго скользнула вдоль бедер мальчишки вниз, лаская напряженную от желания плоть. Юноша застонал, вздрагивая от удовольствия, чувствуя, как его сознание растворяется в сладком мареве страсти. Сам находясь на наивысшем пике наслаждения, Накаго услышал, как мальчишка беспомощно вскрикнул, и его собственная рука стала влажной от семени.

Уже засыпая, воин обнял покрепче своего юного любовника, ощущая, как тот доверчиво прижимается к его груди.

Очнувшись ото сна, Накаго увидел, что мальчишка уже давно не спит, тревожно вглядываясь в его лицо, словно пытаясь прочесть по нему, в каком настроении он проснется. Хрупкая ночная гармония нарушилась, и юноша терзался сомнениями относительно своей дальнейшей судьбы, ожидая пробуждения графа. Когда воин уже заканчивал облачаться в доспехи, мальчишка, наконец, не выдержал и спросил:

- Что теперь? Вы отведете меня назад в камеру?

- Нет, - ответил граф. - После завтрака я выполню необходимые формальности и сдам тебя гопникам.

- Прошу вас, не отдавайте меня им. Лучше убейте сами, - воскликнул юноша и умолк, словно устыдившись малодушности своего порыва.

- Почему ты не хочешь возвращаться к своим? - удивился Накаго.

- Если бы вы передали меня по обмену вместе со всеми, может быть, у меня бы был шанс. А так меня сочтут предателем, будут пытать и убьют. Все, бывшее со мной прежде, покажется мне приятным сном по сравнению с тем, что со мной сделают.

- Ладно, убедил. Я не отдам тебя гопникам. После завтрака я подумаю, куда тебя деть. А сейчас мне пора на тренировку, - воин взял его за руку и потянул к открывшемуся окну.

Они плавно опустились на поле перед крепостью, где их уже ждали несколько сот солдат. Подчиненные не без интереса наблюдали за весьма пикантным появлением графа в обществе пленника. Кое-кто вполголоса спорил, откуда именно они вылетели, большинство считало, что из кабинета графа, но некоторые божились, что открылось именно окно спальни. Один лишь Бьярни вздохнул с облегчением, он со вчерашнего дня раздумывал над тем, как доложить о пропаже узника. Накаго одолжил у Бьярни меч и предложил мальчишке, заинтересовавшись тем, как он дерется. Поигравшись с ним немного, граф указал ему на некоторые недочеты и, оставив его с Бьярни, направился к тем викингам, с которыми обычно бился на мечах по утрам.

После завтрака Бьярни привел юношу к кабинету графа. Войдя, тот услышал, как воин позвал его из спальни, и прошел туда. Накаго, успевший уже снять доспехи, сидел в кресле у кровати. Выжидательно посмотрев на вошедшего, он произнес:

- У меня не так уж много времени, чтобы возиться с тобой. Я собираюсь к своей любовнице. Так что, давай, определяйся поживее. Собственно говоря, тут и думать нечего. После обеда я оформлю все нужные бумаги и отправлю тебя в какой-нибудь мирный замок. В какую страну ты предпочитаешь попасть?

Пока граф говорил, юноша пристально разглядывал его: при свете дня тот показался ему еще красивее, чем обычно. Он с грустью вспомнил о том, что было ночью. Неужели этим все и закончится?

- Ну, так что ты молчишь? - окрикнул его граф.

Юноша набрался смелости и произнес:

- Я хотел бы остаться.

- Да что тебе делать на границе? - удивился воин.

- Не забывайте, я солдат. Вы взяли меня в плен с оружием в руках.

- Ты хочешь сражаться на нашей стороне? - заинтересовался граф.

- Да, - юноша сделал несколько шагов к нему, внезапно у него закружилась голова, и он опустился на пол рядом с креслом.

- Что с тобой? - Накаго усадил мальчишку к себе на колени, обнимая за плечи, потом коснулся пальцами висков. - Так лучше?

- Да, - прошептал юноша, взгляд его прояснился, и он произнес, мучительно краснея: - Я хочу остаться здесь, с вами.

- И ты хочешь остаться со мной после всего, что я с тобой сделал? - потрясенно переспросил Накаго.

- Вы мне очень нравитесь. Мне было так хорошо с вами этой ночью. Вы были добры ко мне, - сказал юноша, чувствуя, что его щеки становятся пунцовыми от смущения.

- Слушай, парень, никогда больше не говори, что я был добр, или я за себя не отвечаю, - воскликнул граф.

- Простите, - поспешно прошептал юноша. - Я знаю, прежде вы ненавидели меня, хоть и не могу понять за что. Должно быть, у вас были на то какие-то причины. Но теперь, когда вы, кажется, переменили свое отношение ко мне, могу ли я остаться с вами?

"Вот ведь дернуло же меня связаться с ним!" - в сердцах подумал Накаго. Но мальчишка так трогательно прижался к его груди, оттолкнуть его сейчас было бы уже чересчур. Воин пригляделся к нему повнимательнее: а он довольно симпатичный, даже можно сказать красивый. Почему бы и нет?

- Как тебя зовут? - спросил он вслух.

- Дерек.

- Послушай, Дерек, у меня не было причин поступать с тобой так, как я это сделал. Сейчас я расскажу тебе кое-что о моем прошлом. Я не рассказывал этой истории никогда и никому, но, думаю, ты заслужил право узнать о ней. В любом случае проболтаться ты не сможешь. Поскольку с того момента, как ты услышишь ее, одно могущественное заклятие распространит на тебя свое действие. Ты, наверное, знаешь, что я родом из другого мира. Я последний из расы Хин. Когда мне было 10 лет, мой народ истребили за то, что мы были непохожи на других...

- Раньше я считал, что моя судьба сложилась несчастливо, - произнес Дерек, дослушав его до конца. - Но теперь я понимаю, что все это сущие пустяки по сравнению с тем, о чем вы рассказали.

- И все же говори, раз уж упомянул об этом.

- Я англичанин.

- Англичанин? Но разве Британия не составляет сердце Королевства?

- В том-то все и дело. Тысячи лет назад, когда началась война между рокерами и гопниками, часть англичан бежала из Британии. Сейчас среди гопников нас осталось очень мало - около 2 млн. К нам относятся с подозрением, опасаясь, что мы перебежим на сторону рокеров. Мои родители умерли, когда я был маленьким, и меня воспитывали в замке, где готовят военных. Сверстники презирали и ненавидели меня за то, что я англичанин. Я так устал от постоянных стычек с ними. Ведь, кто бы ни начал драку, правы всегда оказывались они. Мне же еще и влетало от администрации. Когда мне исполнилось 15, я стал просить перевести меня на границу в регулярные войска. Поначалу мне отказывали и в этом, но полгода назад разрешили. На фронте я впервые в жизни вздохнул свободно, хотя и знал, что насчет меня сослуживцам дали особые инструкции: пристрелить лишь только заподозрят измену.

- Похоже, тебе пришлось нелегко, - задумчиво произнес Накаго. - Но есть одна вещь, которая показалась мне подозрительной еще вчера.

- Подозрительной? - удивился Дерек. - В чем вы меня подозреваете? Клянусь, я сказал вам правду.

- Я знаю. Тебя мне не в чем подозревать. Дело в другом. Обычно я видел тебя обнаженным в полутьме, и вчера мне показалось, что... - воин снял с мальчишки рубашку и развернул его спиной к себе. - Любопытно. Судя по тому, что я вижу, тебя не раз и не два били плетью.

- Так и есть, - угрюмо подтвердил Дерек. - Меня секли за каждую провинность.

- Теперь понятно, почему ты так рвался на фронт, - произнес маг, исцеляя ужасные шрамы.

- Спасибо, - прошептал юноша, оборачиваясь и порывисто обнимая его.

- Итак, ты хочешь стать моим любовником, Дерек? - спросил Накаго, улыбаясь и прижимая его к себе.

- Да, очень.

- Хорошо, ты можешь остаться со мной. А ты знаешь, что у тебя есть способности к магии?

- Конечно, но никто не стал бы обучать меня. Англичане слишком неблагонадежны, чтобы служить Вождю в этом качестве.

- Я могу быть твоим Учителем.

- Господин Накаго, я даже не знаю, как и благодарить вас, - восторженно воскликнул Дерек.

- И не благодари. Это самое меньшее из того, что мне следует сделать после того, как я 2 месяца морил тебя в подземелье и издевался над тобой, как только мог.

- Однако ж я был вашим врагом, - возразил Дерек, - а надо мной всю жизнь издевались свои же. Недели не проходило, чтобы эти твари не собрались скопом, чтобы поизмываться надо мной.

- Забудь об этом, - произнес Накаго, гладя его по спине. - Я больше никому не позволю избивать тебя.

- Я люблю вас, - прошептал юноша, склоняя голову ему на грудь. - О, если бы я мог хоть как-то доказать вам свою преданность.

"И этот туда же, - устало подумал Накаго. - Неужели в каждом мире меня ждут свои Сой и Томо? Любовница у меня уже есть, теперь будет и любовник".

- Кроме вас, у меня никого не было, - признался юноша, прерывая размышления графа.

- Да, я уж догадался, - усмехнулся Накаго, целуя тонкие алые губы мальчишки, в то время как Дерек подрагивающими от волнения пальцами расстегивал на нем рубашку.

Юноша обвил руками талию мужчины, приникая к его обнаженной груди, и воин почувствовал, как в нем вновь пробуждается желание, заставляя быстрее струиться кровь в жилах.

"Ну, раз уж я так и не пошел к любовнице, - подумал он, - надо с пользой употребить свободное время".

Накаго провел языком по щеке мальчишки, подкрадываясь к уху и срывая с губ Дерека хриплый стон. Пробегая по шее мальчишки чередой нежных покусывающих поцелуев, Накаго не отказал себе в удовольствии, как следует впиться в тонкую кожу, оставив сочный алый засос. Дерек тяжело дышал, все плотнее прижимаясь к нему. Воин развернул мальчишку спиной, лаская руками его грудь, покрывая жесткими поцелуями хрупкие плечи. Контролировать себя становилось все труднее. Накаго запрокинул голову мальчишки назад, синие глаза Дерека потемнели от неутоленного желания, и воин решил, что нет смысла больше сдерживаться. Сорвав с мальчишки ставшую мешать одежду, Накаго на одном дыхании ворвался в него. Дерек чуть вздрогнул от боли и в следующее мгновение блаженно откинулся назад, содрогаясь от ритмичных движений внутри своего тела. Воин протянул руку к низу его живота, стремясь доставить мальчишке еще большее наслаждение, чувствуя, как тот трепещет от каждого прикосновения. Дерек закрыл глаза, всей душой отдаваясь сладостным ощущениям единения с любимым мужчиной. Ему показалось, что он снова видит темное ночное небо, и звезды так близки, что можно дотянуться до них рукой. Внезапно все созвездия слились воедино, и ослепленный этой яркой вспышкой он очнулся от собственного крика, чувствуя, как Накаго поцелуем закрывает ему рот.

- Дерек, не ори так больше над ухом, - сказал воин, когда мальчишка обернулся к нему, поудобнее устраиваясь у него на коленях и устало прижимаясь к его груди.

- Простите, - прошептал юноша, касаясь губами прохладной бледной кожи.

- Учти, я ведь начну все сначала, если ты будешь продолжать в том же духе, - усмехнулся Накаго, обнимая его.

- Я, в общем-то, не против, - улыбнулся Дерек, - только дайте мне отдохнуть пару минут.

- Если ты немедленно не угомонишься, то у тебя не будет и пары секунд, - пригрозил воин.

- Хорошо, хорошо, - Дерек забрался повыше и склонил голову ему на плечо.

Накаго запустил пальцы в спутавшиеся черные волосы, прислушиваясь к нарастающему в недрах тела возбуждению и думая о том, как он снова заставит мальчишку вздрагивать от желания и извиваться в своих объятиях.

Наступило утро, первые солнечные лучи осторожно заглядывали в окно и светлыми бликами ложились на пол. Накаго лежал на застеленной покрывалом кровати, заложив руки за голову, и лениво размышлял о том, что пора бы надеть доспехи. Скоро будет тренировка.

- Что ты там возишься, Дерек? - окликнул он мальчишку, склонившегося над столом.

- Хочу выпить эликсиры, которые вы мне дали, - произнес юноша, выпрямляясь и поднося к губам бокал с сине-зеленой жидкостью.

- Проклятье! Вечно он недослушает до конца, - подумал маг и сказал ему: - Ты слишком торопишься, Дерек. Я же предупреждал тебя, что если ты выпьешь эликсиры молодости и бессмертия сейчас, то так и не вырастешь, а будешь оставаться мальчишкой до тех пор, пока не станешь магистром серой магии, обретя власть над жизнью и смертью.

- Меня вполне устраивает, как я выгляжу, - сказал Дерек, сделав глоток из бокала. - Да и вы, Учитель, находите меня привлекательным, разве нет?

- Ну, как знаешь, - флегматично заметил Накаго. - Да, те пять пустующих комнат, что находятся рядом с моим кабинетом, отныне принадлежат тебе, так что располагайся там, как пожелаешь.

- Зачем они мне? - удивился Дерек. - Я буду жить с вами.

- Бывают дни, когда я хочу побыть один. Это понятно?

- Да, Учитель.

- И еще. Этой ночью меня не будет. Ты можешь заночевать здесь, или пойти в свою спальню.

- А куда же отправитесь вы? - заинтересовался Дерек.

- К любовнице. Я ведь так и не попал к ней вчера, когда мы с тобой выясняли отношения. Так что встретимся завтра утром. После тренировки займись чем-нибудь с Бьярни. Мне нужно заняться делами, тем более что с завтрашнего дня я начну учить тебя магии.

- Кажется, вас уже ждут, - сказал Дерек, взглянув в окно.

- Ох, и заболтался я с тобой, - Накаго поднялся и начал облачаться в доспехи.

Пока граф отсутствовал, подчиненные вовсю перемывали ему косточки.

- Бьярни, это правда, что он сделал Дерека своим учеником? - спросил Лейф.

- Да, он сам говорил мне об этом.

- Что ж, это подтверждает мою догадку.

- О чем ты?

- Они любовники.

- Что за чушь ты несешь?

- Стал бы он так возиться с пленником, если бы их ничего не связывало.

- Граф просто пытается загладить свою вину, - возразил Бьярни. - Прежде он обращался с Дереком не лучшим образом. Уж я-то знаю. Это он запретил мне снимать с него кандалы.

- Может, он и пытается загладить свою вину перед ним, - усмехнулся Лейф, - но я, пожалуй, не осмелюсь сказать вслух каким способом. Вот уж никогда бы не подумал, что эта глыба льда может быть страстным в постели, но подружка его любовницы рассказывала мне, что это именно так.

- Ты неисправим, Лейф, - вздохнул Бьярни, - Веришь всяким глупостям.

- А вот и нет.

В этот момент на поле приземлились граф с учеником, своим появлением прервав все разговоры. Первый поединок Накаго вот уже второй день, как принадлежал Дереку. Маг не мог не заметить нездорового интереса, который проявляли солдаты к его отношениям с учеником. Поэтому, чтобы раз и навсегда положить конец всем сплетням и кривотолкам, собираясь завершить поединок с Дереком, Накаго перехватил руку мальчишки с мечом, заставив его разжать пальцы и выронить оружие, обезоружив юношу, воин притянул его к себе и поцеловал. Дерек не возражал против такого поворота событий. Потерпев поражение в поединке, он тут же повис у Учителя на шее, видимо, пытаясь задушить его в объятиях. Так, во всяком случае, это выглядело со стороны. Все замерли, затаив дыхание, наблюдая за ними.

- В чем дело? - спросил Накаго, отрываясь от губ Дерека. - Разве тренировка уже закончилась? Какого демона я не слышу звона мечей?

Поединки тотчас возобновились, хотя и проходили несколько вяло. Солдаты переваривали пикантное зрелище, которому стали свидетелями.

Граф ушел от любовницы ранним утром и вернулся в свою спальню, чтобы облачиться в доспехи перед тренировкой. Проходя мимо комнат своего ученика, он не почувствовал там его присутствия, в связи с чем был очень удивлен, не застав его также и в своей спальне.

"Куда только запропастился этот несносный мальчишка? - подумал он раздраженно. - Вечно он чего-нибудь придумает".

Воин уже заканчивал надевать доспехи, когда в комнату, как ни в чем не бывало вошел Дерек.

- Где тебя носило? - поинтересовался Накаго.

- Я был у любовницы, - Дерек умильно улыбнулся.

- Что?! Да, откуда она у тебя?

- Ну, я подумал, что, чем скучать весь вечер в одиночестве, я лучше поброжу по крепости. Так я познакомился с одной милой девушкой старше меня на год и провел с ней ночь.

- Да, - усмехнулся Накаго. - Я смотрю, ты схватываешь все на лету. Неужели у тебя не возникло никаких сложностей с ней? Ты ведь никогда прежде не был с женщиной.

- Зато я прочитал несколько книжек на эту тему вчера днем, пока вы занимались своими делами.

- О, да, ты не теряешь времени даром. - ухмыльнулся Накаго, - Но в следующий раз ты будешь читать книги по магии. Пора направить твое рвение в нужное русло.

- Значит, вы не сердитесь на меня? - спросил Дерек, подходя поближе и обнимая его.

- Конечно, нет, - улыбнулся Накаго. - Ну, так как прошла ночь? Тебе понравилось?

- Да. Но я соскучился по вам. Мы не виделись с прошлого утра.

- Мы восполним этот пробел после завтрака, - утешил его Накаго. - Проклятье, опять придется снимать доспехи. Ну, да, ладно. Ради своего ученика я принесу эту жертву. А после обеда займемся магией. Идет?

- Да, Учитель.

* * *

- Дерек, не висни у меня на шее, когда я работаю, - произнес Накаго, не отрывая взгляда от разложенных на столе бумаг.

- Простите, Учитель. Но в последние дни вы совсем перестали уделять мне внимание.

- У меня скопилось много дел, которые бы хотелось разрешить перед отъездом.

- Вы не говорили мне о том, что собираетесь уехать.

- Похоже, я забыл сделать это.

- А куда вы отправляетесь?

- Это неважно.

- Но я хочу знать...

- Разве я должен отчитываться перед тобой?

- Господин Накаго, мы всего 1,5 месяца вместе. Неужели за это время я успел наскучить вам? - с грустью сказал юноша.

- Проклятье! Всего не переделаешь, - Накаго поднялся из-за стола и обнял Дерека, увлекая за собой. - Пойми, я действительно был очень занят. Это вовсе не значит, что я разочаровался в тебе.

Они прошли в спальню и остановились в нескольких шагах от кровати. Накаго привлек мальчишку к себе и нежно поцеловал.

- Послушай, Дерек, я вернусь через неделю, и ты больше не сможешь пожаловаться на недостаток внимания с моей стороны.

- Я буду ждать вас, Учитель. А когда вы уезжаете?

- Очень скоро. Мне кажется, что она появится с минуты на минуту.

- Она?

- Я вижу, ты стал предчувствовать мое приближение, Накаго, - произнес позади них приятный женский голос.

У окна возникла прекрасная златокудрая девушка, одетая в длинное голубое платье, вышитое жемчугом. В полумраке, царившем в комнате, было заметно исходившее от нее серебристое свечение.

- Дис! - воскликнул Накаго, подходя к ней и обнимая ее.

Дерек учтиво поклонился, потрясенно разглядывая таинственную незнакомку.

- Может быть, ты все же представишь меня своему ученику? - лукаво спросила Богиня, после того как они поцеловались.

- И, правда. Я ведь до сих пор не рассказывал ему о тебе.

- Это досадный пробел в его образовании: изучать магию и не слышать обо мне, - усмехнулась Дис.

Накаго обернулся к Дереку, обнимая ее за талию, и произнес:

- Это Дис Многоликая, Серебряная Королева, Богиня любви, красоты и магии нашего мира. И она моя возлюбленная.

Дерек еще раз поклонился, восторженно глядя на Богиню.

- Я полагаю, нам пора ко мне, - улыбнулась Дис, в глубине души опасаясь произвести на молодого человека слишком сильное впечатление своей красотой.

- Ты знаешь, как долго я ждал этого дня, - произнес воин, прижимая ее к своей груди.

В этот момент их окутала голубая дымка, и они исчезли.

- Как же она прекрасна! - прошептал Дерек, постепенно приходя в себя после дивного видения. - Понятно, почему Накаго так торопился к ней. Ну, что ж, раз он ушел, пойду и я куда-нибудь, навещу любовницу.

И с этой мыслью Дерек, бывший человеком практического склада ума, нимало не немедля оставил покои графа.

© Dis

 

назад