Появление Накаго в Астреа
(фрагмент первый)

 

От издателя:
Приведенный ниже текст - отрывок из повести, герои которой - персонажи сериала аниме. Люди, незнакомые с этим жанром, могут испытывать определенные затруднения в понимании описываемых событий. Вероятно, таким людям перед прочтением этого текста будет полезно ознакомиться с прологом, написанным специально к этому отрывку. Кроме того, в самом тексте имеются пронумерованные примечания(прим), являющиеся ссылками на собственно текст этих примечаний.

Так же следует сказать, что публикуемый отрывок содержит два эпизода из жизни Накаго. При чем только второй эпизод является яойным (yaoi - японск. - любовь между мужчинами, анимешный термин). Первый же эпизод не тематичен и опубликован здесь по настоянию автора из соображений, что в отсутствие первого второй фрагмент будет непонятен.

 

Хмурое небо истекало дождем. Шквальный ветер, гнавший по небу черные громады облаков и заставлявший трепетать даже вековые деревья, начал стихать. Природа успокаивалась, приходя в себя после буйства стихий.

На небольшой лесной поляне, прямо на мокрой траве лежал могучий воин в доспехах, украшенных изображением дракона, закутанный в синий плащ. За пояс его был заткнут черный кнут, из ножен выглядывала рукоять меча.

Он открыл глаза и вздрогнул, воспоминания о событиях последних минут жизни нахлынули на него. Воин невольно коснулся рукой груди, ожидая нащупать ужасную рану. Но нет, доспехи были целы, да и боли он не чувствовал.

- Как странно, - прошептал он. - Я отлично помню, что им удалось убить меня, лишив поддержки Сэйрю, питавшей мою мощь. Проклятье! Что случилось? Почему я жив?

Усилием воли он попытался активизировать знак "кокоро" на своем лбу, но ничего не вышло.

- Сила Бога оставила меня, - произнес он. - Я лишен моей магии, но я жив. Так, посмотрим. Я Накаго, хранитель Сэйрю, (или, пожалуй, больше уже не хранитель), сегун империи Куто, (впрочем, и на этот счет у меня есть большие сомнения). Итак, я помню, кто я, по крайней мере, кем я был, помню, как меня убили. Осталось выяснить, где я и что со мной произошло.

Воин провел рукой по щеке, обнаружив, что она влажная. "Неужели от слез?!! Нет".

Только теперь он обратил внимание на то, что идет дождь, и, нащупав рядом свой шлем, осторожно поднялся. Это был высокий голубоглазый белокурый мужчина лет 25 с прямыми волосами пониже плеч. Посмотрев на небо, Накаго с кривой ухмылкой прошептал:

- Где бы я ни был, мне, похоже, не слишком рады, впрочем, как и везде.

Он поморщился, его предсмертные воспоминания вновь промелькнули перед внутренним взором.

- Проклятье! - прорычал он. - Я стер с лица земли этого ублюдка, императора Куто, но, боюсь, мне никогда не избавиться от воспоминаний о том, что он со мной сделал.

Накаго встряхнул головой, чтобы прогнать навязчивые мысли, и зашагал наугад по узкой тропке, уходившей в чащу леса.

Наступил вечер. В лесу стремительно темнело. Совершенно выбившись из сил за день, воин свернул в сторону с тропинки, упал под деревом и погрузился в тяжелый сон без сновидений.

Он проснулся от холода. В лесу уже посветлело. Поглядев на затянутое серой пеленой небо, моросившее дождем, воин вздохнул и вернулся к тропинке, продолжив путь.

Утром пятого дня Накаго заметил, что тропа, по которой он идет, становится шире.

- Быть может, где-то поблизости живут люди, - прошептал он и мрачно добавил: - Вот только, как бы мне не пришлось об этом пожалеть. Но другого пути нет. Если я не встречу людей, мне не выжить. Вот уже несколько дней, как я иду по лесу, которому нет ни конца, ни края. За все это время мне несколько раз попадались ручьи. Что ж, по крайней мере, я не умру от жажды. А без пищи человек может протянуть достаточно долго. Голода я почти не чувствую, но идти становится все труднее. Как бы там ни было, я сделаю все от меня зависящее, чтобы выжить.

Он поднялся, превозмогая предательскую слабость во всем теле, и медленно побрел вперед по тропе.

День уже клонился к вечеру, когда воин вышел из леса и увидел огромный металлический замок, высившийся посреди широкого поля, обрамленного простершимися окрест лесами.

- Да, - прошептал Накаго, - в одном я могу быть уверен точно: это не тот мир, где я родился.

Он приблизился к замку и прошел шагов 10 по подъемному мосту, перекинутому через ров с водой. Воин замер, узрев сновавших по двору людей. Скользнув безразличным взглядом по одежде незнакомого покроя, он с тоской отметил, что у них темные волосы.

"Впрочем, чего я ждал, - подумал он. - Таких, как я, похоже, нигде нет. Мне никогда не везло, и этот день не исключение".

Люди встревоженно задвигались, заметив присутствие чужестранца. Его охватило отчаяние.

"Нет, - подумал он со злостью, - и не надейтесь, живым я вам не дамся".

Он шагнул вбок, собираясь прыгнуть в ров с водой, доспехи быстро утянули бы его на дно, и тут силы оставили его. Он рухнул на холодный металлический настил, лишившись чувств.

Очнувшись, Накаго почувствовал, что лежит на чем-то мягком. Было светло, но он никак не мог заметить источник света. Над ним склонился темноволосый мужчина лет 40, одетый в черное, на груди у него была вышита серебром семиконечная звезда.

- Меня убьют? - спросил Накаго, смерив его отсутствующим взглядом.

- В жизни не слышал более странного вопроса, - ответил тот. - Разумеется, нет.

- Тогда, что со мной сделают?

- Ровным счетом ничего. Вы будете моим гостем столько, сколько пожелаете.

- Кто вы? - спросил Накаго, только сейчас осознав, что говорит на языке, которого никогда не знал. - Где я нахожусь?

- Мое имя Виктор Скальевр. Я граф этого замка. Вы во Франции, которая, как и ряд других земель, входит в состав Королевства Черной Звезды.

- Никогда не слышал о таком.

- Не удивительно. Вы ведь, должно быть, из другого мира?

- Да, из Вселенной 4 Богов.

- Мне это тоже ни о чем не говорит. Но наших магов это должно заинтересовать. Кстати, совсем забыл спросить. Как вас зовут?

- Накаго.

- Вы маг?

- Нет, то есть, я был им прежде, но моя сила ушла.

"Проклятье! - подумал он про себя. - Не сказал ли я чего лишнего? Впрочем, сказанного не воротишь".

- Вас что-то удивляет? - спросил он графа.

- Да. Если вы не маг, как вам удалось попасть в наш мир?

- Я и сам желал бы узнать ответ на этот вопрос.

- Любопытно. Скажите, что случилось с вами перед тем, как вы оказались в нашем мире?

Накаго, немного поколебавшись, ответил:

- Меня убили.

- Пожалуй, у меня есть одна догадка насчет того, как вы перенеслись в наш мир, - сказал граф, нисколько не удивившись его словам.

- Догадка? - оживился Накаго. - Какая догадка?

- Об этом позже. Как долго вы у нас находитесь?

- Уже 5 дней. Но людей мне пока встречать не доводилось.

- В этом нет ничего удивительного. Вы пришли из приграничной зоны, там никто не живет.

- А с кем вы граничите? - полюбопытствовал Накаго.

- С нашими врагами. Вам очень повезло, что вы очутились у нас, а не у них. Там бы вас убили.

- Это из-за цвета моих волос? - поинтересовался воин.

- Нет, ну, что вы.

- А разве цвет моих волос не кажется вам...э... странным?

- Помилуйте, что же в нем необычного?

- Неужели вам приходилось встречать прежде людей со светлыми волосами?

- Вот умора, - рассмеялся граф. - Да по моему замку их бегает не меньше нескольких десятков.

- Несколько десятков?! - потрясенно переспросил Накаго.

- Ну, да. А что вас так удивляет?

- Дело в том, что в моем мире я был единственным таким. Я из расы Хин. Остальные презирали и ненавидели нас из-за странного цвета наших волос. Когда мне было 10 лет, солдаты империи Куто истребили мой народ.

- Как же вам удалось остаться в живых?

- Я был хранителем Сэйрю, Бога, в силе которого они нуждались. Короче говоря, я был нужен им живым.

- Какая чудовищная история! - заявил Виктор. - Преследовать блондинов. Странные вещи творятся в вашем мире. У нас, может быть, не так уж много светловолосых людей, но случись вам оказаться, скажем, в Скандинавии, так их там толпы.

- Толпы?!

- Да, для скандинавов характерен светлый цвет волос. Что же до ваших волос, то они длинные. В нашем Королевстве это встречается достаточно часто, а вот гопники - наши враги - стригутся коротко. Поэтому вас бы они приняли за нашего шпиона и казнили. Но, к счастью, вы у нас, так что, позвольте, я помогу вам встать. Вы, должно быть, очень устали и голодны. Ужин ждет вас на столе.

- К сожалению, у меня нет местных денег, - произнес Накаго, поднимаясь с кровати, опершись на его руку. - Но если вы наймете меня на службу, я смогу рассчитаться с вами за гостеприимство. Я неплохо владею мечом. В моем мире мне приходилось командовать 2/3 имперской армии.

- Уверяю вас, - улыбнулся граф, - отсутствие денег - это не только ваша проблема. В нашем Королевстве их вообще нет, отменили несколько тысячелетий назад. Не беспокойтесь ни о чем, вы будете обеспечены всем необходимым так же, как и любой житель Королевства Черной Звезды, абсолютно безвозмездно, - он подвел чужестранца к столу. - Ешьте, я пока расскажу вам о чем-нибудь.

Прежде чем сесть за стол, Накаго огляделся и застыл на мгновение. На стене висел портрет, на котором был запечатлен красивый надменный мужчина с холодными синими глазами и светлыми волосами до плеч.

- Удивлены? - улыбнулся Виктор. - Это один из наших королей. Среди них редко встречаются блондины. Тем не менее, вы видите портрет Филиппа IV Красивого из династии Стюартов.

Кое-как справившись с сильным потрясением, Накаго принялся за еду.

- Должен предупредить вас, - заметил граф, - если впоследствии вы решите все же стать военным, вам придется освоить новые виды оружия. Холодное оружие при ведении войны используется у нас весьма незначительно, - он нажал несколько кнопок на своем пульте, и на стене зажегся экран.

- Какая странная магия! - пожал плечами Накаго, взглянув на изображение. - И всем этим у вас воюют?

- Так и есть, но все это не имеет ни малейшего отношения к магии, за исключением того, что вооружение, впрочем, как и все необходимое людям нашего Королевства, производится белыми магами.

- Не могли бы вы поведать мне, - попросил Накаго, - свою догадку насчет того, как я мог оказаться в вашем мире?

- Видите ли, однажды уже случалось нечто подобное: в нашем Королевстве появились двое магов из другого мира - Резо и Зелгадис. Один из них погиб в своем мире и был возрожден в нашем.

- Кем?

- Я слышал подробности этой истории от одного заезжего мага. Резо возродила верховная Богиня нашего мира - Дис Многоликая, Серебряная Королева, Богиня любви, красоты и магии. Ее имя почти неизвестно среди обычных людей. Зато о ней знают маги. Ваш случай напомнил мне эту историю.

- Вот как, - задумчиво произнес Накаго. - А что еще вам известно об этой Богине? Какие цели могла она преследовать, возрождая меня к жизни?

- Об этом может знать только она сама. А известно мне о ней немногое. Она очень красива, у нее светлые волосы. Говорят, что неподалеку от "Black Fire"(1), резиденции Верховного Мага, находится ее храм.

- В таком случае я непременно должен побывать там.

- Обождите немного. Вам нужно отдохнуть, прийти в себя. Послезавтра за вами прилетит ракета, и вас доставят в "Black Fire". Маги вне сомнения захотят расспросить вас о мире, откуда вы родом. У них вы сможете узнать дорогу к храму.

- Хорошо, - произнес Накаго. - Я умею ждать.

Когда он поужинал, граф вручил ему кольцо с рогатым черепом.

- Возьмите, это кольцо воздуха. Оно понадобится вам, чтобы добраться до своей комнаты. Как вы, наверное, уже успели заметить, мой замок очень обширен. Это кольцо очень просто в обращении. Позвольте, я покажу вам, как им пользоваться.

- Подумать только, - улыбнулся Накаго, немного потренировавшись. - Теперь я могу летать. Забавно.

Он замер и тотчас приземлился, увидев вошедшего в кабинет графа светловолосого юношу лет 20.

- Мне показалось, что вам будет приятно видеть его своим провожатым, - улыбнулся Виктор Скальевр. - Мишель, отведи нашего гостя в его комнаты.

Простившись с тем, чье появление так сильно его удивило, Накаго прошел в одну из комнат, отведенных ему, которую он определил для себя, как спальню.

Раздевшись, воин с облегчением растянулся на широкой кровати.

"Тепло, мягко, уютно, - подумал он, засыпая. - Как будто, я снова попал в свои апартаменты в императорском дворце в Куто".

Когда воин проснулся, уже давно рассвело. Солнце так и не рискнуло выглянуть из-за свинцово-серых туч, в беспорядке мчавшихся по небу. Время от времени накрапывал мелкий дождь. Накаго немного постоял у окна, собираясь с мыслями, потом оделся, решив все-таки оставить доспехи в спальне, закутался в плащ и вышел в соседнюю комнату. Первым, что бросилось ему в глаза, был его давешний провожатый, сладко спавший в кресле у окна.

- Мишель! - позвал воин, вспомнив имя своего проводника.

- Да, господин Накаго, - юноша мигом проснулся и резво вскочил на ноги.

- Что ты здесь делаешь?

- Господин граф попросил меня сопровождать вас по замку. Так что я дожидался вашего пробуждения. К сожалению, наш замок не может похвастать никакими достопримечательностями, но, если вам будет угодно, после завтрака я провожу вас в библиотеку. А сейчас мы можем отправиться в столовую залу.

- Честно говоря, мне бы хотелось немного поразмяться перед завтраком, - сказал Накаго, окинув юношу оценивающим взглядом. - Ты хорошо владеешь мечом? Может быть, составишь мне пару в поединке?

- Сожалею, господин Накаго, но я ничего не смыслю в холодном оружии. У нас ведь мирный замок. Так что мечом владеют от силы 5 человек из 5000, что здесь живут. Все они прежде служили на границе. Я доложу о вашем желании господину графу.

С этими словами Мишель достал мобильный телефон и погрузился в беседу с Виктором Скальевром.

"Полезное устройство, - отметил про себя Накаго. - Его можно с успехом использовать при шпионаже и в военных действиях".

Закончив переговоры, юноша обратился к нему:

- Господин граф сказал, что сам составит вам компанию в поединке. Не могли бы вы подождать его на поле перед замком. Он скоро спустится вниз.

Ожидая графа, Накаго с неудовольствием заметил, что неподалеку собралась уже целая толпа, рассматривавшая его с нескрываемым интересом. Это начинало бесить. Будь они в Куто, он бы приказал солдатам разогнать их, или сам наградил бы самих настойчивых несколькими ударами любимого кнута, но сейчас ему оставалось лишь незаметно кусать губы от ярости.

- Простите их любопытство, господин Накаго, - попросил Мишель. - Нам впервые довелось увидеть человека из другого мира.

- Я надеюсь, граф скоро появится, - холодно сказал Накаго, погрузившись в размышления о том, что бы он сделал с теми из зевак, которых успели бы задержать солдаты.

Мысли оказались настолько приятными, что бывший сегун Куто улыбнулся, да так, что у Мишеля холодок пробежал по коже.

- Простите, что заставил вас ждать, - произнес Виктор Скальевр, приземлившись рядом.

- О, вы уже пришли, граф! - отвлекшись от раздумий, Накаго улыбнулся, от чего Виктору стало как-то не по себе.

Тем не менее, они немедленно начали поединок. Насилу отражая ловкие атаки чужестранца, Виктор мрачно подумал о том, что тот играет с ним, как кошка с мышью.

- Осторожней, сударь, - произнес он, почувствовав, как меч противника плашмя скользнул по его груди. - Вы ведь не собираетесь убивать меня.

- Ну, что вы, граф. Конечно, нет, - флегматично ответил Накаго. - Если бы я собирался вас убить, вы были бы уже мертвы. Откровенно говоря, в известном смысле вы уже мертвы.

С этими словами он прыгнул к нему, с легкостью парировав выпад графа, и, обняв того за плечи, поднес к его горлу выхваченный из-за пояса кинжал.

- Благодарю вас, Накаго. Это было очень эффектно, - сказал Виктор, убирая меч в ножны.

- А теперь не соблаговолите ли вы позавтракать со мной в моем кабинете? Я вижу, вам не слишком приятно всеобщее внимание, в избытке проявляемое к вашей особе. Я полагаю, в столовой зале вы будете чувствовать себя несколько неуютно.

- Я принимаю ваше предложение, - ответствовал Накаго, убирая оружие.

После завтрака воин отправился прогуляться по окрестностям, надев кольцо воздуха. Возможность летать его очень развлекала. Поэтому он возвращался в замок лишь для того, чтобы поесть. Пищу доставляли прямо в его покои, чтобы избавить гостя от утомительной необходимости спускаться в столовую залу.

После ужина воин откупорил бутылку вина и остановился с бокалом в руках у распахнутого настежь окна, рассеянно наблюдая за тем, как последние лучи солнца тают за горизонтом, и над лесом сгущается ночная мгла.

"До чего же удивителен этот мир! - подумал он, вдыхая прохладный воздух. - Здесь столько людей, внешне похожих на меня, не говоря уже о всяких диковинах, - он задумчиво повертел в руках кольцо воздуха и положил на стол. - Простые люди, короли и даже Богиня со светлыми волосами. Богиня, которая, судя по всему, приняла участие в моей судьбе, подарив мне новую жизнь. Почему она это сделала? Я непременно узнаю ответ на этот вопрос. Если бы я родился в этом мире, моя жизнь могла бы быть совсем иной".

Мысли его, помимо воли, вернулись к тому, что случилось с ним во Вселенной 4 Богов. Опустошив бутылку с вином, воин открыл новую. Настроение, однако ж, продолжало ухудшаться.

"Судьба всегда была против меня, - подумал он с горечью. - Какие бы хитроумные планы я ни строил против моих врагов, все проваливалось по независящим от меня причинам. Конечно, мои труды не пропали совсем даром. Леди Юи(2) удалось все-таки вызвать Сэйрю, но она так и не загадала того желания, на исполнение которого я так сильно рассчитывал. А ведь именно ради этого я все и затеял. А эта Сой с ее собачьей преданностью. Надо же было додуматься, закрыть меня собой. Я бы сам с легкостью отразил эту атаку. А эта дура погибла ни за что. Неужели любовь делает людей настолько слепыми? Хорошо, что я никогда никого не любил, кроме своей матери. Моя мать..."

Его мысли приняли совсем мрачную направленность. Задыхаясь от боли и ярости, он снова вспомнил о том, что произошло, когда ему было 10 лет.

"Проклятье! Похоже, мне никогда не забыть об этом ужасе. Какое унижение! Я был бессилен что-либо предпринять. О, если бы мне уже тогда удавалось контролировать свою силу, император не сделал бы со мной того, что сделал. Я убил бы этого ублюдка и отомстил за то, что случилось с матерью, со всем моим народом. Если бы, если бы... А теперь даже смерть императора от моей руки не приносит мне желанного облегчения".

В гневе Накаго сдавил до хруста зажатый в руке пустой бокал. Звон разбитого стекла, падающего на пол, нарушил повисшую в комнате тишину.

В этот момент в дверь постучали.

- Вы в порядке? - послышался взволнованный голос Виктора Скальевра. - Мне сказали, что с тех пор, как стемнело, в вашей комнате так и не зажигался свет. Что-нибудь случилось? Я могу войти?

- Входите, - ответил Накаго, недовольный тем, что его потревожили.

Граф вошел в сопровождении Мишеля и еще двоих человек. В комнате зажгли свет. Посмотрев на бледное ожесточенное лицо чужестранца, Виктор и сам переменился в лице.

- Что с вашей рукой? - спросил он в ужасе.

- Ах, это, - Накаго перевел взгляд на окровавленную ладонь. - Кажется, я слегка порезался.

- И это вы называете "слегка"? - удивился граф, почти насильно усадив его в кресло и распорядившись насчет того, чтобы вызвали медсестру и убрали с пола осколки стекла.

После того, как раны обработали, и руку перевязали, Виктор остался наедине с загадочным блондином.

- Неужели вам совсем не было больно, когда вы раздавили бокал?

- Не помню, я как-то не заметил. Да, и что тут такого? Так, сущая безделица.

- Зачем вы так поступили? Вас что-то тревожит? Могу ли я вам чем-то помочь?

- Нет, - ответил Накаго, глядя мимо него в открытое окно.

- При каких обстоятельствах вы погибли?

- Слишком долго объяснять. А я, честно говоря, не расположен к беседе на эту тему. Скажем так, у них были на то основания. Если бы им не удалось покончить со мной, я бы сам перебил их всех.

При взгляде на отрешенное мрачное лицо Накаго графу стало жутко.

"Если я не оставлю его в покое, не ровен час он еще и меня убьет, прежде чем успеет осознать, что не следует этого делать", - подумал Виктор и сказал вслух:

- Ложитесь спать. Вам необходим отдых. Завтра за вами прилетит ракета, чтобы отвезти в "Black Fire".

- Пожалуй, вы правы. Я совсем забыл об этом, - произнес Накаго, вставая с кресла.

Граф поспешно вышел, выключив свет. Накаго мрачно усмехнулся ему вслед.

"Даже ты боишься меня, хоть почти ничего обо мне не знаешь". Эта мысль была приятна. Он закрыл окно, не раздеваясь, лег на постель и заснул.

Проснувшись, воин привычным движением нащупал меч на полу под кроватью. Почувствовав боль, он обратил внимание на забинтованную кисть и вспомнил вчерашнее.

"Да, неплохо я разворотил себе руку. Похоже, в ближайшее время я не смогу пользоваться мечом, разве что буду брать его в левую руку, но это очень неудобно. Впрочем, неважно. Сейчас у меня нет необходимости сражаться".

Одевшись и облачившись в доспехи, он подошел к окну. Солнце лениво выглядывало из-за облаков, блеклым светом освещая землю.

"Сегодня очень важный день, - подумал Накаго. - Возможно, я узнаю ответы на свои вопросы".

Через четверть часа Мишель подал ему завтрак и сообщил, что ракета прибудет минут через 40. Когда это произошло, воин воспользовался кольцом воздуха и приземлился на поле перед замком. Окинув надменным взглядом собравшихся поглазеть на его отъезд людей, он неторопливо прошел к ракете, не выказав, вопреки всеобщим ожиданиям, ни малейшего удивления столь необычному для него транспортному средству. Прощаясь с Виктором Скальевром, Накаго не смог сдержать ироничной улыбки. Облегчение графа от отбытия беспокойного гостя выглядело слишком явным.

Прилетев в "Black Fire", воин глазом не успел моргнуть, как очутился внутри замка в кресле посреди небольшой комнаты. Напротив него в расставленных полукругом креслах сидели семеро магов. Один из них изысканный и утонченный мужчина с длинными темными волосами, казалось, был его ровесником. Но Накаго никак не мог избавиться от ощущения, что тот намного старше, чем выглядит. Поприветствовав гостя, маг счел нужным представиться:

- Я Фрэнсис Монтгомери, магистр белой магии, помощник Верховного Мага. И вы правы в своих сомнениях на мой счет. На самом деле мне несколько тысяч лет. Должен вас поздравить, у вас неплохие способности. Вы сможете стать магом, если пожелаете. Но сейчас речь не об этом. Мы заинтересованы в получении информации о вашем мире.

- Я готов ответить на ваши вопросы.

- О, нет, это слишком утомительно. Есть более простой способ. Вы позволите мне получить доступ к вашим воспоминаниям, и я быстренько узнаю то, что нам нужно.

- Но, если вы начнете рыться в моей памяти, вам станет известна и вся моя жизнь до сего дня.

- Да, безусловно. Однако вы можете рассчитывать на полную конфиденциальность с моей стороны.

- Я предпочитаю ответить на вопросы.

- О, вам есть что скрывать, - усмехнулся Фрэнсис и замолчал.

Прошло полминуты, и воин услышал его голос в своем сознании:

"Вы не хотели, чтобы я узнал о том, что произошло между вами и императором Куто, когда вам было 10 лет".

Перед внутренним взором Накаго промелькнули соответствующие сцены. Он вздрогнул так, словно его ужалила ядовитая змея, и спросил:

- Откуда вы знаете об этом?

- Я просто задал себе вопрос, что же вы утаиваете, и получил ответ, - сказал Фрэнсис Монтгомери вслух. - Ну, теперь-то, когда вам больше нечего от меня скрывать, вы позволите мне узнать интересующую меня информацию?

- Да, - ответил Накаго, подавив в зародыше желание схватиться за меч и убить мага.

- Превосходно, - молвил Фрэнсис и замолчал.

Прошло несколько минут. Накаго чувствовал, что его словно бы изучают изнутри, но ничего не мог с этим поделать.

"С каким удовольствием я бы перерезал ему горло!" - невольно подумал он.

- Как же вы все-таки агрессивны! - отозвался вслух помощник Верховного Мага.

Накаго скрипнул зубами и постарался избавиться от посторонних мыслей. Когда все закончилось, он не выдержал и выразил свое негодование устно:

- Проклятье! Если так у вас поступают белые маги, то, что в таком случае делают черные?

- Лучше бы вам этого не знать, - улыбнулся Фрэнсис Монтгомери. - А теперь о том, что вас интересует: вас действительно возродила в нашем мире Дис Многоликая. Дорогу к ее храму вам укажет Робер. Засим позвольте с вами попрощаться. Меня ждут дела.

Потом воин оказался в цветочной оранжерее.

- Мое имя Робер де Арлен, магистр белой магии, - представился подошедший к нему маг. - Какие розы вы выберете?

- Розы? - переспросил Накаго. - Это потому, что я направляюсь в храм?

- Да, такова традиция. Розы - любимые цветы Серебряной Королевы.

- Тогда, может быть, бордовые.

- Отлично, - маг вручил ему букет.

В следующее мгновение они стояли уже у входа в храм. Воин собрался было войти внутрь, когда маг остановил его.

- Позвольте предупредить вас кой о чем.

- Что еще? - Накаго неохотно обернулся.

- В храме стоит живая статуя Богини.

- Что это значит?

- Это значит, что она очень похожа на оригинал, и что статуя может ненадолго ожить, если Богиня того пожелает.

Дослушав Робера, воин поспешил войти в храм. Миновав несколько галерей, озаряемых светом факелов, он вошел в огромную ярко освещенную залу. На небольшом возвышении, пространство перед которым было устлано розами, стояла красивая девушка с длинными золотыми волосами, одетая в пышное голубое платье, вышитое жемчугом. Накаго замер, очарованный дивным видением.

"Как же она прекрасна! - подумал он. - Неужели это только статуя?".

Овладев собой, воин положил розы близ возвышения, обратив внимание на то, что среди лежавших на полу цветов не было ни одного увядшего.

"Наверное, это действие ее магии", - подумал воин, потом преклонил колени, закрыл глаза, чтобы сосредоточиться, и обратился с молитвой к Серебряной Королеве. Окончив молиться, он встал и не поверил своим глазам... Она улыбалась.

- Как это возможно? - прошептал он потрясенно.

- Я знала, что ты придешь, - произнесла девушка и протянула к нему руку. - Иди ко мне.

Воин надел кольцо, поднялся в воздух и взял ее за руку, с изумлением ощутив, что она холодна, как камень. Потом очертания храма поплыли перед его глазами, и он увидел, что стоит на возвышении посреди гигантской золотой плиты, застывшей в прозрачном синем воздухе.

- Я здесь, - послышался приятный мелодичный голос.

Он обернулся и увидел ее. Какой бы красивой ни была статуя, сама Богиня была еще прекраснее. Накаго склонился и поцеловал ее руку. Она была теплой и нежной, совсем не похожей на тот прекрасный, но бездушный камень, которого он коснулся несколько секунд назад.

- Пойдем в мой Дворец, - произнесла она, и они очутились в просторной комнате, украшенной светлыми гобеленами.

Тусклый дневной свет лился из узких оконных витражей. Мановением руки Богиня предложила ему сесть в кресло. Он повиновался, не спуская с нее восторженных глаз.

- Ты что-то хотел спросить у меня, не так ли? - спросила Серебряная Королева, опускаясь в кресло.

- Да, - ответил Накаго. - Но, когда я увидел тебя... вас, все вопросы вылетели у меня из головы. Ты так прекрасна.

- Это непохоже на тебя, Накаго. Ты начал говорить комплименты. Да, пока мы наедине, ты можешь называть меня Дис и обращаться на ты.

- Могу ли я спросить, как ты узнала обо мне?

- Ты можешь спросить, а я даже могу ответить, - рассмеялась Дис. - Поменьше высокопарных слов. Тебе это не идет. Что касается твоего вопроса, я часто развлекаюсь тем, что наблюдаю за жизнью в других мирах. Однажды я случайно увидела тебя. Случившееся с тобой показалось мне несправедливым, и я решила дать тебе второй шанс, возродив к жизни в моем мире.

- А что тебе известно обо мне?

- В общих чертах почти все, вся твоя жизнь.

Он помрачнел.

- И, зная это, ты все же возродила меня к жизни?

- Как видишь, в противном случае мы бы сейчас не разговаривали.

- Многие считали меня чудовищем и жаждали убить.

- Я полагаю, они были в чем-то правы. Но разве не сами люди виновны в том, что ты вырос таким? Если бы твоя жизнь сложилась иначе, ты не был бы тем, кем стал.

- Да, наверное, - Накаго попытался отгородиться от тягостных воспоминаний, оживившихся в его памяти.

- Не грусти, - прошептала Дис, исчезнув и возникнув позади него.

Ее руки коснулись его висков, и он почувствовал, что тени прошлого отступают, и ему становится легко и приятно.

- Я думаю, это пора снять, - произнесла Дис, указав на перевязанную кисть.

Вслед за тем голубая дымка окутала руку воина, тотчас бинты исчезли, а от ран не осталось и следа. Накаго с любопытством осмотрел свою руку, улыбнулся и сказал:

- Хоть я и знаю, что это наименьшее из того, на что способны Боги, все равно не могу не удивляться.

- Хорошо, что ты еще сохранил эту способность - удивляться, - сказала Богиня, возникнув в кресле напротив него.

- Никак не могу привыкнуть к тому, что ты так быстро перемещаешься в пространстве.

- Для Богов это также естественно, как для людей дышать. А в моем мире искусством телепортации владеют еще и магистры белой магии. Ты уже имел возможность в этом убедиться.

- Да, было дело, - сказал Накаго, вспоминая о Фрэнсисе Монтгомери. - Жаль только, что магам твоего мира так легко проникнуть в мое прошлое, что я, право, опасаюсь теперь показываться им на глаза.

- Ты все еще зол на Фрэнсиса, - улыбнулась Дис. - Прости его. У него действительно было много дел. И ему хотелось закончить их побыстрее. Не волнуйся. Сейчас в Астреа лишь трое знают о твоем прошлом.

- Трое?! - ужаснулся Накаго. - Но кто же третий?

- Мой брат Араун, Владыка Преисподней и Вершитель Судеб. Он знает все и обо всех в этом мире. А раз уж ты попал в наш мир, то теперь он знает все и о тебе.

- Вот как, - Накаго несколько успокоился. - А много у тебя братьев?

- Все Боги и Богини Пантеона Астреа - мои братья и сестры. Да, вот еще что. Должна предупредить тебя, что в течение этой недели ты будешь моим гостем.

- Я бы с удовольствием задержался и подольше.

- Понимаю, но это невозможно. Через неделю должен вернуться Диэрмин.

- Кто это?

- Один из моих возлюбленных.

- Один из? - уточнил Накаго. - У тебя их несколько?

- Ну да. А что тебя так удивляет? Разве у Богини любви не может быть несколько возлюбленных?

- Конечно, может. Хотел бы я увидеть хоть одного из них.

- Это легко устроить.

Они переместились в ее кабинет. Воин с любопытством разглядывал висевшие вдоль стен портреты, особенно его заинтересовал портрет Диэрмина.

- Мне кажется, мы с ним похожи, - произнес он, хитро посмотрев на Дис.

- Похожи? - она пожала плечами. - Да, ничуть. У него волосы золотистые, как у меня. У тебя светлые, скандинавского типа. Да и в чертах лица нет ни малейшего сходства.

Когда они вернулись в гостиную, Накаго не замедлил спросить у нее:

- Я все пытаюсь понять, зачем ты пригласила меня в гости.

- И именно поэтому ищешь у себя сходство с Диэрмином? - усмехнулась Дис.

- Почему бы и нет? Я уж подумал, что понравился тебе.

- Если бы я стала приглашать в гости всех, кто хоть немного понравился мне... словом, мне это не свойственно.

Тень пробежала по его лицу.

- Выходит, я не в твоем вкусе? - спросил он, принужденно улыбаясь.

- Я этого не говорила. Просто я позвала тебя в гости, потому что желаю помочь тебе. Я хочу, чтобы прошлое утратило власть над тобой.

- Ясно, - Накаго, как мог, постарался скрыть охватившее его разочарование. - А как ты собираешься помочь мне?

- У меня есть одна идея на этот счет. Поговорим об этом через пару дней, когда ты немного привыкнешь к моему обществу. А сейчас пойдем, я покажу тебе что-нибудь любопытное.

Вечером, оставшись один, Накаго долго лежал на постели без сна, размышляя о белокурой Богине.

"Она не сказала, нравлюсь я ей или нет. Кто знает, может быть, у меня есть шанс завоевать ее расположение. В любом случае стоит попробовать. Когда это я сдавался без боя".

В памяти снова всплыло ее прекрасное лицо, сверкающие золотом волосы, лучистые серо-голубые глаза, кажущиеся по временам немного печальными, милая улыбка, от которой становится теплей на душе.

"Будь я проклят, если я даже не попытаюсь стать ее возлюбленным, - воин усмехнулся. - Пожалуй, желание стать возлюбленным Богини любви стоит моей прежней цели - неограниченная власть и вечная жизнь Бога".

Проснувшись, Накаго осмотрелся, вспомнил, где находится, и рассеянно уставился в потолок. В комнате горел неяркий свет, шедший, словно бы ниоткуда. Немного понежившись в постели, что прежде не было ему свойственно, он встал и оделся. Полюбовавшись на свои доспехи, лежащие на стуле, но отказавшись от мысли их надевать, - сегодня это не соответствовало его планам, - воин прошелся по комнате, не зная, чем заняться. Взяв в руки меч, он присел в кресло и стал разглядывать его, выискивая, не появились ли на нем свежие царапины, не нуждается ли он шлифовке.

"Я совсем не привык к мирной жизни, - подумал он, любовно касаясь рукой холодной стали клинка, потом мысли его вернулись к прекрасной Богине. - Где же Дис? Может, пойти поискать ее?"

- В этом нет нужды. Доброе утро, Накаго! - Серебряная Королева возникла в двух шагах от него и лучезарно улыбнулась.

- Дис... - воин поспешно встал, убирая меч в ножны, и поцеловал ее руку.

- О, я смотрю, воин снял свои доспехи и... гм, что-то мне это напоминает, - рассмеялась Дис, - что-то из твоего прошлого.

- Я просто стараюсь привыкнуть к мирной жизни, - Накаго несколько смущенно улыбнулся и подумал про себя. - Неужели она разгадала мои планы?

- Да, да, конечно, как скажешь, - произнесла Дис, продолжая улыбаться.

Они переместились в трапезную, где их ждал завтрак.

- Почему ты ничего не ешь? - спросил воин, принимаясь за еду.

- Я не хочу. В принципе, у меня нет никакой потребности в еде. Но я могу наколдовать себе аппетит, чтобы составить тебе компанию, - сказала Богиня, задумчиво поднося ложку с салатом ко рту. - Право же, последнее время это начало становиться традицией. Гаав так часто приглашает меня отобедать с ним и Вальгарвом, что скоро у меня войдет в привычку принимать пищу.

После завтрака они перенеслись в Большую Гостиную залу, просторное помещение, украшенное картинами и гобеленами.

- Итак, чем мы сегодня займемся: прогуляемся по саду, осмотрим Дворец, или я покажу тебе некоторые из своих коллекций?

Богиня застыла прямо перед ним, ожидая ответа.

- Давай, останемся здесь, - Накаго улыбнулся своим мыслям и сделал попытку ее обнять, но почувствовал, что не может двинуться.

Дис исчезла и возникла шагах в десяти от него. Возможность двигаться вернулась к нему, и воин поспешил к Богине, не собираясь так легко отказываться от своих планов, но с удивлением заметил, что, сколько бы шагов он не сделал, ему не удается приблизиться к ней.

- Забавный фокус, не правда ли? - спросила она, видя, что он остановился, осознав, наконец, тщетность своих усилий. - Похоже, не зря я нынче утром вспомнила о том, как ты пытался изнасиловать Миаку(3), чтобы лишить ее возможности вызвать Судзаку. Жрица ведь должна быть девственницей. Послушай, Накаго, неужели для тебя нет решительно никакой разницы между Богиней и простой смертной? Тем более, что ситуация изменилась с точностью до наоборот. Тогда ты был хозяином положения, владея могущественной магией. А сейчас мне ничего не стоит размазать тебя по стенке, и ты... ты даже не успеешь понять, от чего умер.

- Ты не так все поняла. Я лишь хотел поцеловать тебя. Разве это не естественно желать поцеловать Богиню любви и красоты?

- Для твоих амбиций это абсолютно естественно, - согласилась Дис.

- Мои амбиции здесь ни при чем. Ты очень сильно понравилась мне. Я никогда не думал, что могу так сильно увлечься женщиной. Я... я люблю тебя.

- Любишь? - усмехнулась Дис. - А ты уверен, что вообще испытывал любовь когда бы то ни было?

- Нет. Но ты ведь даже не даешь мне возможности попробовать сделать это. Впрочем, мне никогда не везло с женщинами, - он чуть грустно улыбнулся. - К счастью, я никогда не влюблялся прежде.

- Не везло? - усомнилась Дис. - Сой и Томо любили тебя.

- А я их нет.

- К сожалению, взаимная любовь встречается не так часто, как хотелось бы, - произнесла Дис задумчиво, потом исчезла и возникла прямо перед ним.

Воин обнял Богиню, удивившись про себя достигнутому успеху, и их губы слились в поцелуе. Потом он прижал ее к себе со всей нежностью, на какую был способен, наслаждаясь ощущением близости с ней, осторожно провел рукой по шелковистым золотым волосам.

- Почему? - прошептал он, касаясь губами ее щеки.

- Я подумала, что это может тебе помочь.

- Только лишь поэтому? - его взгляд потускнел.

- Нет, - ответила Дис, мягко улыбаясь, но ее глаза оставались печальными. - Ты мне нравишься. Ты очень красив, Накаго. Но...

- Но что? Что тебя смущает?

- Но вокруг меня более, чем достаточно, любимых мужчин. Кроме того, для тебя это скорей всего лишь мимолетный каприз. Ты вернешься в мир людей и забудешь об этом.

- О тебе невозможно забыть. Почему ты не веришь, что я люблю тебя?

- У тебя практически атрофирована способность любить. Хотя сейчас, пожалуй, произошли некоторые изменения. Может быть, присядем и обсудим все спокойно?

Они опустились на диван. Он по-прежнему обнимал ее за плечи.

- Что мне сделать, чтобы ты поверила мне?

- Даже и не знаю. Может, поговорим пока о чем-нибудь другом?

- Как пожелаешь. Тогда скажи, почему ты решила, что я нуждаюсь в помощи?

- Достаточно просто заглянуть в твои глаза, чтобы увидеть холод и боль глубоко внутри. Только не позволяй воспоминаниям о прошлом снова взять над тобой верх.

- Постараюсь.

Воин усадил ее к себе на колени, некоторое время они молча целовались. Потом он внимательно посмотрел на нее и сказал:

- Ты чего-то не договариваешь, Дис?

- О чем ты, Накаго?

- Есть еще одна причина, по которой ты отказываешь мне во взаимности. Когда ты говорила об этом, да и сейчас, твои глаза были очень грустны.

- Просто мне жаль было огорчать тебя.

- Нет, было что-то еще.

- Хорошо, я скажу тебе. Дело в Астальдо.

- Припоминаю, это один из твоих возлюбленных, и еще он твой брат.

- Да, Астальдо - Принц Войны и Повелитель воинов. Было время, когда он был единственным моим возлюбленным.

- Когда же это было?

- Пару сотен лет назад.

- Довольно давно.

- По меркам людей, быть может, а для Богов это было все равно, что вчера. И воспоминания об этом времени еще очень свежи в его памяти. Он очень ревнив. Помнишь Кселлоса?

- Да, это Демон, который выглядит, как мальчишка.

- Так вот, когда Астальдо заподозрил, что я провела с ним ночь, он вызвал его на поединок и едва не убил.

- Тогда я удивляюсь, как Гаав все еще жив. Ведь он твой любовник.

- Он равен Астальдо по силе, кроме того, поединки между Богами Пантеона запрещены. Так что Астальдо сквозь пальцы смотрит на те несколько ночей в году, что я провожу с Гаавом. Он отлично знает, что у нас с ним преимущественно дружеские отношения. Если же речь идет о простых смертных, или о таких, как Кселлос, Астальдо становится непримирим.

- А как же с Арауном и Диэрмином?

- У Астальдо пока хватает здравого смысла, чтобы не выступать открыто против Владыки Преисподней и Вершителя Судеб. Что же до Диэрмина, то тут мне пришлось выдержать длительное противостояние. В конце концов, с согласия остальных Богов Астальдо назначил Диэрмину 3 испытания, пройдя которые, тот получил право быть моим возлюбленным.

Внезапно Богиня сильно побледнела и отодвинулась от воина.

- Что случилось? - встревожился Накаго.

- Я только что говорила с Астальдо, - произнесла она упавшим голосом. - Узнав, что он не может зайти ко мне в гости, он пожелал, по крайней мере, поговорить со мной. Он будет здесь примерно через минуту.

Дис решительно встала и вышла на середину комнаты. Почти тотчас перед ней материализовался высокий мужчина в голубых с серебром доспехах. Он поцеловал ее и лишь потом спросил:

- В чем дело, Дис? Почему ты не можешь меня принять?

- Астальдо, у меня гость.

- Гость?! - Принц Войны обернулся, только теперь обратив внимание на то, что они не одни.

Накаго улыбнулся, встретив его взгляд, чем привел Астальдо в ярость.

- Кто это, Дис? Твой новый любовник? Ответь мне.

Он схватил ее за плечи и встряхнул. Накаго хотел вмешаться, но этого не потребовалось.

- Что ты себе позволяешь, Астальдо? Немедленно отпусти меня, - вскрикнула Дис.

Контуры ее тела замерцали, и она высвободилась из железной хватки Бога Войны, тотчас же залепив ему пощечину. Он отступил на шаг и произнес с укором:

- Дис, как ты можешь так поступать со мной при этом смертном?

- Ты вынуждаешь меня так действовать.

- Прости, я не хотел обидеть тебя. Ты же знаешь, как сильно я люблю тебя.

- Я не сержусь на тебя, - в голосе Богини все еще ощущалось раздражение. - Но сейчас будет лучше, если ты вернешься в свой Дворец.

- Я уйду, только ответь мне, кто он, и что здесь делает.

- Мы не любовники, я просто хочу помочь ему.

- Хорошо, я ухожу. Когда я смогу увидеть тебя?

- В ближайшее время только в гостях у Гаава.

- Диэрмин прибудет через неделю, ведь так?

- Да.

- Ясно, - он помрачнел, но ничего не сказал, лишь поцеловал ее на прощание и исчез.

- Ну, вот. Теперь ты сам все видел, - Дис присела рядом с Накаго, устало склонив голову к нему на грудь.

Он обнял ее, коснулся губами золотых волос.

- Прости, я, похоже, взбесил его еще больше.

- Не вини себя. Так или иначе, он все равно бы вышел из себя. Но теперь мне нужно, как можно скорее представить тебя Гааву. Астальдо зол на тебя. Но тебе ведь потребуется покровительство Бога Войны.

Внезапно послышался чей-то голос:

- Я чувствую, что ты не одна, Дис. Но ты очень расстроена. Что случилось, сестренка?

- У меня сейчас гость. Но ты можешь зайти, Файэрис, - ответила она.

Тотчас посреди залы возник Принц Огня. Хотя Накаго и видел прежде его портрет, все же вид Бога Огня впечатлил воина. Он с легким трепетом наблюдал за тем, как Богиня любви подошла к брату, и они поцеловались. Пламя, окружавшее Принца Огня, не причиняло ей вреда, но Накаго все равно не мог избавиться от легкого беспокойства за нее. Выслушав рассказ доверчиво прильнувшей к нему сестры, Принц Огня помрачнел:

- Я давно думаю, что тебе следует порвать с ним.

- Я не могу этого сделать, Файэрис. Это бы убило его. И потом, несмотря ни на что, я все еще люблю его.

- Я серьезно поговорю с ним.

- Не надо, Файэрис. Это бессмысленно. Лучше заходи сегодня на обед к Гааву. Мы с Накаго будем у него.

- Хорошо, сестренка, - Принц Огня поцеловал ее на прощание и исчез.

После обеда Гаав с Вальгарвом и Накаго с Дис прошли в гостиную и присели на диваны друг напротив друга. Вскоре появился и Файэрис. Не разделяя приверженности Гаава к приему пищи, он не замедлил появиться тотчас по окончании обеда. Воин нежно обнимал Богиню за талию, ни мало не смущаясь присутствием ее братьев. Гаав, выслушав рассказ Дис, охотно согласился взять под свое покровительство Накаго. Беседа приняла уже менее деловой характер, и Богиня любви потихоньку вновь начала улыбаться, когда Гаав внезапно прервал ее на полуслове и сказал, посерьезнев:

- У меня плохая новость для тебя, сестра. Со мной только что говорил Астальдо. Он должен появиться здесь с минуты на минуту. Как ты понимаешь, я не мог запретить ему приходить. Но у тебя еще есть время уйти, если ты не хочешь встречаться с ним.

Повелитель битв многозначительно посмотрел в сторону Накаго. Дис уже собиралась вернуться во Дворец, когда Принц Огня остановил ее:

- Не уходи, сестренка. Рано или поздно Астальдо все равно узнает о твоих отношениях с этим смертным. Я знаю, это будет неприятно, но это неизбежно.

- Между мной и Накаго ничего нет, - возразила Дис.

- Тем более не уходи.

- Хорошо, я...

В этот момент в гостиной материализовался Астальдо. Накаго, краем глаза заметив его появление, развернул Дис к себе и завладел ее губами в страстном поцелуе. Повелитель воинов остолбенел от такого зрелища и на время утратил дар речи. Он лишь молча смотрел, как дерзкий смертный целует Богиню любви, чувствуя, как все в нем закипает от гнева. Когда воин оторвался, наконец, от губ Богини, и она обернулась к Астальдо, тот, как можно спокойнее, хотя и с плохо скрываемой яростью, спросил ее:

- Как это понимать, Дис?

- Астальдо, я сказала тебе правду. Мы не любовники...

- Но скоро станем ими, - снова перебил ее Накаго.

Повелитель воинов окинул его испепеляющим взором, ошеломленный такой наглостью, но ответный взгляд бывшего сегуна Куто мог бы заморозить горящий дом. Астальдо, не найдя, что сказать, в гневе исчез. Файэрис и Гаав с Вальгарвом зааплодировали.

- В жизни не видел ничего более веселого, - рассмеялся Гаав. - Послушай, Дис, теперь ты просто обязана провести ночь с этим отважным смертным, обратившим в бегство самого Повелителя воинов.

- Гаав, но Астальдо...

- Никаких но. Обещай мне, что сделаешь это. Я ведь исполняю твою просьбу, оказывая покровительство этому воину.

Накаго победно улыбнулся.

- Хорошо, я обещаю, - сдалась, наконец, Богиня любви.

За окнами Дворца сгустились сумерки. Воин и Серебряная Королева были в Малой Лазурной гостиной. Горели свечи, в комнате царил приятный полумрак. Она сидела в кресле у него на коленях. Он осторожно перебирал золотистые пряди ее волос.

- Ты все еще выглядишь грустной, - произнес Накаго, коснувшись губами ее шеи.

Она, чуть вздрогнув, отвернулась. Воин аккуратно развернул ее к себе, принудив посмотреть ему прямо в глаза.

- Ты не в настроении, - отметил он с сожалением. - Это из-за Астальдо или из-за меня? Если ты не хочешь быть со мной, я могу освободить тебя от необходимости выполнять обещание, данное Гааву относительно меня. Мне бы очень хотелось провести с тобой ночь, да что там одну ночь, хоть целую жизнь, но только не против твоей воли. После того, что мне пришлось увидеть в детстве, у меня на всю жизнь пропало всякое желание насиловать женщин. Это напоминает мне о том, что сделали солдаты из Куто с моей матерью. Я был почти рад, когда понял, что сила Судзаку не позволит мне прикоснуться к Миаке.

- Я знаю, Накаго, - ответила Богиня, склонив голову ему на плечо. - Я всегда исполняю свои обещания. Сегодня Астальдо слишком сильно испортил мне настроение. Так что, если ты не против, давай, проведем вместе следующую ночь.

- Хорошо, пусть будет так, - он нежно поцеловал ее. - Но неужели это будет только одна ночь? Ведь до конца недели еще несколько дней.

- Умеешь же ты добиваться своего, - улыбнулась Дис. - Тебе решительно невозможно отказать.

- Могу ли я попросить тебя об одной вещи? - продолжил воин, ободренный успехом.

- Я слушаю тебя, Накаго.

- Прежде ответь на один вопрос. Ты говорила, что Диармайт, юноша, так похожий на Астальдо, твой паладин. Что это значит?

- Это значит, что он мой рыцарь, что он выполняет мои поручения.

- Я бы тоже хотел быть твоим паладином.

- Зачем тебе это, Накаго? Если таким образом ты ищешь возможности встречаться со мной, то знай, я нечасто даю поручения.

- Я действительно хочу видеть тебя и впредь, но это не единственная причина. В мире, откуда я родом, я, так или иначе, служил одному из Богов. Я долго думал, чем мне заняться здесь, и решил посвятить себя служению тебе. Ведь именно ты дала мне новую жизнь.

- Если ты так хочешь быть моим паладином, тебе придется стать магом, ведь я Богиня магии.

- Мне по душе эта идея.

- Я предлагаю тебе поселиться в одной из скандинавских крепостей хранимого мной Королевства Черной Звезды. Ведь тебе нравится война, и должны прийтись по душе живущие там. Они очень похоже внешне на людей твоего народа. Я попрошу одного из магов поселиться с тобой и обучать тебя магии. Вряд ли ты захочешь изучать ее на общих основаниях вдали от боевых действий.

- Я со всем согласен.

- Если ты займешься магией, тебе в любом случае должны будут предложить вот это, - она извлекла из воздуха и протянула ему бокал с сине-зеленой жидкостью. - Став магистром серой магии (мне кажется, тебе подойдет именно эта стезя), ты обретешь власть над жизнью и смертью. А пока эликсир молодости и бессмертия обеспечит тебе то и другое на 100 лет.

- Спасибо, - произнес он, принимая из ее рук бокал и поднося его к губам.

- Похоже, пророчество начинает сбываться, - сказала Дис, глядя на него.

- О чем ты? - заинтересовался Накаго, смакуя содержимое бокала.

- Араун предсказал, что у меня будет трое паладинов.

- Кто же будет третьим? - улыбнулся Накаго.

- Не знаю, - ответила Богиня. - Сейчас это неважно. Пойдем в тронную залу. Я проведу поскорее церемонию посвящения, и мы разойдемся по своим спальням. Завтра предстоит тяжелый день. Я сделаю то, что считаю нужным, чтобы помочь тебе.

Очнувшись ото сна, воин быстро оделся и беспокойно заходил по комнате.

"Когда же появится Дис? Что она задумала, чтобы помочь мне?" - в сотый раз он задавал себе эти вопросы.

- Ты чем-то взволнован, Накаго? - произнесла Богиня, возникая позади него.

- Да, - ответил он, оборачиваясь и обнимая ее. - Тем, что должно произойти сегодня. Я ничего не знаю о твоих планах. И эта неизвестность причиняет мне неудобства.

- Тебе придется вспомнить о том, что произошло с тобой 15 лет назад.

- С тех пор, как это случилось, воспоминания не дают мне покоя. Я посвятил всего себя мести, чтобы перестать думать об этом.

- На этот раз все будет иначе. Мы вспомним вместе, и я разделю твою боль. А пока забудь об этом. Пойдем завтракать, - ее прохладные нежные пальцы коснулись его висков, и все тревоги отступили на второй план, показавшись чем-то малозначительным и неважным.

Прошло несколько часов. Воин забыл и думать о предстоящем. Дис беззаботно щебетала, рассказывая все новые занимательные истории. Они в обнимку бродили по парку, скрываясь от бледных лучей невыспавшегося солнца под сенью вековых деревьев. Внезапно Дис выскользнула из его объятий, и стрелой полетела по зеленой лесной лужайке, едва касаясь земли. Легкий ветерок трепал полы его плаща и заставлял трепетать прозрачную серебристую накидку, развевавшуюся за ее спиной, словно крылья. Накаго замер, прислушиваясь к незнакомому ему доселе волнению, рождавшемуся в его груди, когда он смотрел на нее. Надев кольцо воздуха, воин в два счета догнал ее и сжал в объятиях.

- С тобой я начинаю чувствовать себя мальчишкой, как будто мне снова лет 17, не больше, - произнес он, поцеловав ее.

- Это и хорошо, - прошептала Дис, - что ты вновь чувствуешь себя юным. У тебя ведь не было ни детства, ни юности, лишь страдания и жажда мести. Ты стал могущественным и сильным, но даже самым сильным людям необходим отдых.

Ее глаза на миг стали грустными, но только на миг. Воин прогнал прочь воспоминания о безрадостной жизни при императорском дворце в Куто и сосредоточился на более приятных вещах, например на том, как приятно ощущать ее в своих объятиях. Мысль о данном ею обещании и предстоящей им ночи придала его лицу необычное мечтательное выражение. Дис улыбнулась, прочитав его мысли.

- Ты неисправим, Накаго. О чем ты только думаешь?

- О тебе, о нас. Ты, как Богиня любви, должна поощрять подобные размышления.

- Да, Накаго. Ты способен уесть, кого угодно, - усмехнулась Дис, поощрив его поцелуем.

Вскоре они вернулись во Дворец. Оказавшись в Большой Гостиной зале, воин вопросительно посмотрел на Богиню:

- Час пришел. Я правильно тебя понял?

- Да. Садись. Я буду рядом.

Он опустился на диван, усадив ее к себе на колени и крепко обняв. Перед ними возник магический экран, местность, видневшаяся в нем, была до жути знакома. Он начал расти и, наконец, заслонил собой всю комнату. Видение целиком и полностью завладело воином, он утратил чувство пространства и времени, ощущая лишь вздрогнувшую в его объятиях Дис. Картина, открывшаяся их глазам, действительно заставляла содрогнуться. Он видел, как солдаты из Куто, закованные в синие доспехи, на всем скаку влетают в его селение, сея разрушение и смерть на своем пути. Раса Хин, презираемая всеми за свою непохожесть на других, должна быть уничтожена по приказу императора Куто. Кровь, омывшая землю, и огонь, вздымающийся до небес. Он видел себя десятилетним мальчишкой, бегущим сквозь этот кошмар наяву. Леденящий душу крик матери и чудовищное зрелище, бросившееся ему в глаза, заставили его застыть на пороге родного шатра. Холодным голубым светом замерцал знак "кокоро" на его лбу, и неведомая ему сила уничтожила самое дорогое ему существо и тех тварей, что посмели прикоснуться к нему. Пролетевшие, как в бреду, последующие несколько дней не принесли облегчения. Его оставили в живых и везли в столицу Куто. Он почти не реагировал на происходившее вокруг. Ему была безразлична его дальнейшая судьба. Ужасные события последних дней все еще стояли перед его глазами. Император заинтересовался мальчишкой из-за таинственной силы, проявленной им, но не только. Почему он сказал, что я похож на девчонку? Куда они меня ведут? Эта огромная белоснежная постель. Чего он от меня хочет? Эти ненавистные прикосновения, ужас, унижение и боль, только бы не закричать, солоноватый привкус крови на губах. Неужели этот кошмар никогда не кончится?!! Почему я не погиб вместе со всем моим народом? Может быть, для того, чтобы вырасти, стать сильным и отомстить всему миру за то адское существование, что он подарил мне.

Несколько жгучих капель скатились по его щеке.

"Слезы? Как давно их не было. С самого детства".

Воин открыл глаза. Видение прошлого поблекло и исчезло.

- Все уже позади, Накаго, - слабо прошептала Дис. - Как ты?

- Уже значительно лучше, - ответил он, поцелуями осушая ее слезы.

- Ты понимаешь, что в этом не было твоей вины?

- Да. Я убил эту мразь. Его призрак больше не встанет на моем пути. А теперь и воспоминания о прошлом, в последний раз вспыхнув, умерли в моем сердце. Им нет места в моей новой жизни.

Богиня прижала руку к его груди и произнесла несколько непонятных слов. Сноп лазурных искр взметнулся над ним и погас.

- Что это было? - спросил воин.

- Я наложила заклятие. Отныне никто больше не узнает о твоем прошлом во Вселенной 4 Богов. Даже мои братья и сестры.

- Спасибо, - он прижал ее к своей груди, чувствуя, как умиротворение и покой снисходят в его душу.

Они еще долго сидели обнявшись.

Наступил вечер, воин и Серебряная Королева переместились в небольшую, но очень уютную, комнату с лазурными стенами, украшенными серебряным узором. В дальнем углу ее стояла широкая кровать, накрытая тонким голубым покрывалом с серебряным шитьем. Вдоль стен были расставлены кресла, обитые голубым бархатом, и невысокий столик. У самой двери виднелось огромное, в человеческий рост зеркало, обрамленное голубыми розами.

- Какая удивительная работа! - восхитился Накаго. - Цветы выглядят, точно живые. Это твоя спальня, да?

- Одна из моих спален, - уточнила Дис. - На самом деле их 25, но в остальных я очень редко бываю. Эта нравится мне более других. Ведь лазурь и серебро - это мои цвета.

- Гм, я тут припомнил цвет доспехов Астальдо.

- Совершенно верно, он носит мои цвета. И, ты знаешь, Накаго, - Богиня помрачнела, - тебе не следовало вести себя с ним так оскорбительно и вызывающе.

- Но я ведь добился своего, - губы воина тронула улыбка. - Мы вместе, ты и я.

- Ты приобрел опасного и могущественного врага.

- Пустяки, врагов у меня всегда хватало. Одним больше или меньше, какая разница. Такова судьба каждого воина. Главное, теперь у меня есть ты. Прежде я жил ради мести. Но мой враг уже мертв. Пора найти новые цели в жизни.

- Цели? - мягко улыбнулась Дис. - А почему бы тебе не попробовать просто жить и получать удовольствие от жизни?

- Неплохая идея, - произнес Накаго, медленно проведя губами по ее щеке. - Я займусь этим в самое ближайшее время. Впрочем, одна цель у меня уже есть.

- Какая? - спросила Серебряная Королева, предугадывая ответ.

- Добиться любви одной прекрасной златокудрой Богини.

- А что потом? - улыбнулась Дис.

- Не знаю, наверное, просто жить, как ты и сказала. В твоем мире тоже идет война, так что мне всегда найдется, чем развлечься.

- И ты больше не хочешь стать Богом? - усмехнулась Дис.

- Нет. Я привык трезво оценивать ситуацию. Раньше у меня была такая возможность, сейчас - нет. Да, и зачем мне это? Вечная жизнь? Ее можно достичь иными средствами. Я стану магом. Вот и все. Неограниченная власть? Как я понял из твоих рассказов, даже для Богов действуют свои ограничения. К чему гоняться за химерами? Да, и, пожалуй, довольно слов на сегодня.

Он небрежным движением скинул плащ и швырнул на кресло. Через мгновение за ним последовала серебристая накидка Богини. Воин жадно впился в губы девушки, увлекая ее к кровати. Они прилегли на постель, сжимая друг друга в объятиях. Накаго оторвался от ее губ, чувствуя, как огонь желания выжигает его изнутри. Странно, необычно, но так приятно. Он опустился ниже, целуя белоснежную шею, прислушиваясь к стесненному дыханию и слабым стонам, срывающимся с губ Дис. Сладкое безумие страсти охватило его. Он торопливо начал расстегивать на ней платье, но остановился, увидев загадочную полуулыбку на ее лице. В тот же миг платье исчезло, чтобы возникнуть на одном из кресел. На ней осталась лишь полупрозрачная голубая туника. Опьяненный близостью ее тела, ароматом роз, источаемым золотыми волосами, в беспорядке разметавшимися по подушке, воин покрывал страстными поцелуями ее полуобнаженные плечи, ощущая, как тонкие руки обвивают его шею, прохладные пальцы зарываются в его светлые волосы, и легкий трепет пробегает по его могучему торсу. Их тела сплетались в порыве страсти, словно виноградные лозы, заставляя сердца биться в унисон. Усилием воли Накаго заставил себя оторваться от нее и выпрямился, чтобы избавиться от стеснявшей движения одежды. Она протянула к нему руку, пуговицы сами собой расстегнулись, и рубашка исчезла. Он замер, завороженный ее чарующей улыбкой и мягкими обволакивающими прикосновениями нежных пальцев к его обнаженной груди. Внезапно игривая улыбка скользнула по ее губам, покрывало отлетело прочь, миг, и она уже лежит, закутанная в одеяло, только озорные искорки поблескивают в серо-голубых глазах. Накаго хищно улыбнулся в предвкушении и устремился за ней. Несколько мгновений шутливой борьбы, и он отшвырнул одеяло к стене, потом сорвал с нее тунику, обнажив прекрасную безупречной формы грудь с розовыми бутонами сосков и приник к ней губами, издав сдавленное рычание. Чуть приподнявшись над девушкой, Накаго окинул затуманенным страстью взором ее обнаженное тело, чувствуя, как сама кровь закипает в его жилах. Дис привстала, касаясь губами его шеи и вырывая у него хриплый стон.

- Я больше не могу сдерживаться, - прошептал он.

"Я знаю", - ответили ее глаза.

Остатки одежды слетели с его тела, и воин повалил искусительницу на постель, вонзаясь в узкий алый зев со всей силой неутоленного желания. Быстрыми резкими движениями он вторгался в нее, крепко сжимая девушку в своих объятиях в неистовом стремлении слиться с ней воедино. Прерывистое дыхание судорожно вырывалось из груди. В глазах потемнело от нестерпимого наслаждения, волнами проходившего по его телу. Казалось, они двое падают в бездну, сгорая в огне собственной страсти. Порывистые движения неустанно ускорялись в преддверии сладкого финала, и, наконец, его пульсирующее желание жаркой волной хлынуло в глубины ее тела.

Накаго откинулся на подушку, продолжая прижимать Дис к своей груди. Дыхание постепенно становилось ровным. Воин посмотрел на Богиню, ее глаза были полу прикрыты, алые губы приоткрылись, вызывая стремление приникнуть к ним в поцелуе. Он медленно скользнул взглядом по ее прекрасному лицу, дивным волосам, золотым каскадом ниспадающим на хрупкие плечи, плавным очертаниям совершенного в своей красоте тела, чувствуя, как в нем вновь рождается желание обладать ею...

Утреннее солнце позолотило стены Дворца Серебряной Королевы. Накаго проснулся, и хоть находясь в Лазурной спальне узнать это было сложно, по своим ощущениям он понял, что уже утро. Дис сладко спала, склонив голову ему на грудь. Воин провел губами по ее щеке. Богиня сонно улыбнулась и сказала, открыв глаза:

- Ты что-то хотел спросить, Накаго?

- Да. Но откуда ты знаешь? Когда ты успела прочесть мои мысли?

- Я могу делать это даже во сне, если понадобится. Просто не имеет смысла читать твои мысли, когда ты спишь рядом. Что касается твоего незаданного вопроса, Диэрмин появится после завтрака.

- Может быть, позавтракаем где-нибудь после полудня? - предложил Накаго с невинной улыбкой.

Дис погрозила ему пальцем и улыбнулась.

- Ох, уж этот Кселлос! - прошептала она.

- Кселлос? Причем здесь он?

- Это один из его коронных жестов. Я переняла его, пока наблюдала за жизнью Кселлоса в мире Слейас.

- Будем вставать?

- Ну, да. Ты ведь, насколько я помню, еще никогда не отказывался от завтрака.

- Мы прекрасно провели эти несколько дней, - произнес Накаго, обнимая ее покрепче. - Когда мы снова увидимся?

- Не знаю точно. Через несколько месяцев. Ты же знаешь, что я могу встречаться с тобой немногим больше двух недель в году. Ты еще не забыл, что тебе пора начать изучать магию? Несколькими днями позже к тебе прибудет Учитель.

- Как же он меня найдет? Я и сам еще не знаю, где поселиться.

- Я попросила Диэрмина позаботиться об этом. Он поговорил о тебе с графом одной из скандинавских крепостей. Этим утром в "And the horns called for war"(4) ожидают твоего прибытия. Надеюсь, тебе там понравится. Будь повежливей с графом.

- Постараюсь.

- И еще, - лицо Дис сделалось совсем серьезным. - Я хочу, чтобы ты нашел себе кого-нибудь.

- О чем ты? - удивился Накаго. - Я не понимаю тебя.

- Найди себе какую-нибудь девушку или заведи интрижку с парнем, как тебе больше понравится.

- Что? Ты предлагаешь мне завести любовницу?

- Да, поскольку мы не можем встречаться часто, я не желаю, чтобы ты был один. Одиночество отнюдь не улучшает характер.

- Хорошо, я сделаю, как ты хочешь. Тем более, что тамошние женщины должны походить внешне на женщин моего народа.

- Ну, вот и хорошо.

Подождав, пока воин позавтракает, Дис таинственно улыбнулась и сказала:

- Пойдем, я покажу тебе то, что должно тебя порадовать.

Они переместились в ее кабинет.

- Что же ты хотела мне показать? - спросил он недоуменно, оглядываясь.

Взгляд его упал на один из портретов.

- Дис! Неужели?

Накаго замер, разглядывая свой портрет, потом притянул ее к себе и поцеловал. Оторвавшись от ее губ, воин увидел, что они уже в саду. Прошло порядка часа. Они сидели в беседке и целовались. Внезапно Богиня выскользнула из его объятий.

- Пора, - шепнула она.

Накаго поднялся, обнимая ее за талию. Они переместились на Эдвайсен. Навстречу им шагнул высокий синеглазый юноша атлетического телосложения с длинными чуть вьющимися золотыми волосами.

- Диэрмин из клана Элпайна, - представился он, завидев Накаго, потом улыбнулся, подошел поближе и поцеловал Дис. - Рад был познакомиться с вами, - произнес эльфинит(5), видя, что воин собирается уходить.

- Дис много рассказывала о тебе, - сказал Накаго, поцеловал Дис на прощание и взошел на золотое возвышение, очутившись на каменистом побережье, омываемом холодными водами океана.

Невдалеке в окружении неприступных скал на небольшом зеленом плато гордо высилась крепость, вздымая до небес сверкающие в лучах солнца металлические башни. Перед крепостью столпилось несколько сотен воинов. Накаго заметил, как поблескивают на солнце их доспехи. К тому времени, когда он дошел до крепости, солнце уже скрылось за тучами. К воину приблизился светловолосый мужчина лет 28 и сказал:

- Вы, должно быть, Накаго. Диэрмин, сын Олафа Датчанина, предупредил нас о вашем приходе. Очень кстати, что вы появились сегодня. Скоро начнется состязание. Говорят, вы мастерски владеете мечом. Будет любопытно посмотреть на вас в деле.

Накаго приятно поразило отсутствие назойливого интереса к его персоне со стороны собравшихся воинов. Но главное, все они были светловолосы, а некоторые даже голубоглазы.

- Как будто я снова среди людей моего народа! - подумал Накаго, выходя на поединок с бородатым викингом лет 30.

Сражались здешние воины неплохо, тем не менее, бывший сегун Куто не потерпел поражения ни в одном из 10 поединков, на которые вышел. Ловя на себе восторженные взгляды, Накаго прошел в кабинет графа крепости. Они сразу нашли общий язык. В конце их беседы граф даже выразил желание сделать чужестранца своим помощником с последующим повышением в должности после своей отставки. Накаго согласился. Это вполне соответствовало его амбициям. Через несколько дней он уже совершенно освоился на новом месте. Относились к нему более, чем уважительно, видимо, не без посредничества Виктора Скальевра, прознав, что в прошлом ему приходилось командовать значительным числом войск. Найти любовницу не составило труда. Он пользовался большой популярностью среди местных женщин. Вскоре приехал и обещанный Дис маг. И Накаго зажил весьма спокойной и приятной по его понятиям жизнью, деля свое время между ратными потехами, изучением магии и нового вооружения, пьянками в кругу боевых товарищей и жаркими ночами в обществе холодной северной красавицы - голубоглазой белокурой девицы 17 лет, которая, к некоторому его сожалению, несмотря на ряд несомненных достоинств, ничуть не походила на Дис.

Действие 2 фрагмента про Накаго происходит примерно через 30 лет после описанных событий.

 

дальше