СЕНЬОР ФРАНЦИСКО ГАРСИЯ
(дневник)



1   2   3   4   5


Сеньор Франциско Гарсия! Спасибо тебе.

Спасибо за то, что ты появился в моей жизни. Благодаря тебе, я стал многое понимать по-новому. Я прикоснулся к, Бог знает, каким вещам, я видел падения и взлеты, безысходность и счастье, я вспомнил, что есть на свете такие затертые, заношенные понятия, как дружба, честность, верность...

Уважаемый читатель! Если ты хоть в малейшей степени страдаешь ханжеством или снобизмом, пожалуйста, не читай дальше. Если ты до сих пор веришь, что "в Советском Союзе секса не было", а упоминание о нетрадиционной сексуальной ориентации вызывает у тебя немедленный синдром Анки-пулеметчицы, то есть "всех перестрелять, гадов!" - пожалуйста, не читай. Мы ведь оба свободны - и ты, и я - не правда ли? Свободны в нашем выборе. Я пишу, что хочу. А ты читаешь, что хочешь. И не читаешь, чего не хочешь.

Помимо всего прочего, это ведь мой дневник. Так сказать, частное владение. Добро пожаловать ко мне в гости, я рад тебе, моему новому другу. Не могу, впрочем, дать гарантию, что тебе у меня понравится. Я только обещаю быть правдивым - и не более того. Ты же волен уйти когда захочешь. Только, пожалуйста, уйди вежливо, не плюй мне в лицо. Я, конечно, утрусь и переживу, но будет грустно...

Итак, я взял неделю отпуска. Устал. Чертовски устал! От бесконечно ноющих клиентов и сумасшедшего начальства. Отпуск - так отпуск, надо куда-нибудь поехать. Дома, в четырех стенах, оставаться на всю неделю нельзя: буду напиваться до скотского состояния каждый день - я знаю, со мной это уже не раз бывало, по-научному называется "депрессия", а по-нашему, по-простому - "запой", то есть буду пить и пить с утра до вечера, выть от тоски, блевать по ночам и, наконец, свихнусь окончательно, заработав белую горячку в ее классической, хрестоматийной форме.

Надо куда-нибудь поехать.

Естественный вопрос - куда? Нет, не с этого надо начинать! Первый вопрос - на что? Денег, как всегда, нет, зато долги, как всегда, есть. Следовательно, ни о России, ни о Европе думать нельзя. Надо что-то поближе и недорого. Лас-Вегас недалеко, но там же черт-те сколько проиграть можно. И потом, я его не люблю, все такое огромное и давит. В Гонолулу недорого, в этом тропическом раю, загаженном советскими иммигрантами и японскими миллионерами, но одному там скучно. В конце концов родился план под названием "Сан-Диего - Тихуана".

На случай, если у тебя, уважаемый читатель, не все "о-кей" с географией, поясняю. Сан-Диего - город на самом юге штата Калифорния, миллион с хвостиком жителей, в полутора часах лету от Сан-Франциско (это где я живу). В Сан-Диего я однажды уже бывал (об этом ниже). А Тихуана - это город в Мексике, у самой границы, то есть непосредственно к югу от Сан-Диего, понятия не имею, сколько там жителей, и там я еще не бывал (как и в Мексике вообще).

Вот такой, значит, план. Первоначальный, так сказать. Поделился я этим своим планом с друзьями и сотрудниками. И те, и другие план мой одобрили, однако при этом наговорили столько ужасов про Мексику вообще и Тихуану в частности, что я отказался от идеи заказать заранее там гостиницу. Решил: заеду на часок, осмотрюсь, а не понравится - сразу назад, в уютные, привычные Соединенные Штаты.

В тот, первый свой приезд в Сан-Диего пару лет назад, я за два дня успел довольно много: побродил по брусчатке "Старого Города", прокатился по деловому Центру с его обязательными небоскребами, выкурил пару сигарет на пляже Коронадо (так и не знаю, остров это или полуостров, но очень симпатичное место), попил кофейку с видом на океан в аристократическо-туристском Ла Хойя (тоже симпатичное место, масса магазинчиков, цены в которых - убийственные!). Вечером встретился с человеком по имени Минх, выходцем из Вьетнама, выпускником университета в Санта-Барбаре по классу дизайна, профессиональным и весьма талантливым художником. Мы познакомились за несколько лет до этого в моем Сан-Франциско, где у него не вышло с поиском работы, и он перебрался сначала в Лос-Анджелес, а затем в Сан-Диего. В свое время он вполне мог стать моим бойфрендом. Но не стал. То ли я показался ему слишком примитивным, то ли он был для меня слишком сложен. Даже фамилия у него была та еще! Всего из двух букв: "N"и "G". Он, бедняга, бился над моим произношением несколько недель - и добился-таки, у меня стало получаться почти правильно. Приоткрываем рот. Прижимаем язык к небу. И одновременно горлом и носом... Вот именно: стон немолодой женщины в момент приближения оргазма. Так или иначе, наша "love forever" не состоялась, и мы остались добрыми друзьями, иногда перезванивались и, наконец, встретились, посидели пару часов в маленьком ресторанчике, отметили мой очередной день рождения (Минх, естественно, не помнил, а я не напоминал, чтобы он не дергался насчет подарка и тому подобного).

Короче, о Сан-Диего впечатления остались самые приятные, и я с удовольствием предвкушал повторный визит. Правда, на этот раз я планировал его не обзорным, а целевым: я хотел посмотреть "голубой" Сан-Диего. Бары, клубы, дискотеки, ну, все такое. Что касается мексиканской Тихуаны, то я ее побаивался (после всего, что мне наговорили!), но уж очень хотелось, ну, хоть краем глаза...

Черт побери, длинное вступление получилось. Как там нас учили, в школе на уроках литературы? "Пролог, эпилог, кульминация, завязка, развязка..." Ни фига не помню! А впрочем - эй! - это же дневник, совершенно особенный жанр, тут всего этого не надо.

Ты все еще здесь, уважаемый читатель? Тогда что ж - поехали.


Суббота, 21 августа.



17-04

Посадка в аэропорту Сан-Диего. Жарко!



17-25

Аренда авто. Дают темносиний Судзуки: автомат, четыре двери, радио, кондиционер - чего мне еще надо! Плачу страховку и интересуюсь насчет поездки в Мексику. Отвечают, что нет проблем, что они продают и мексиканскую страховку тоже. А когда именно я еду в Мексику? Я говорю (в точности по М. С. Горбачеву), что "еще не определился". Они говорят, что когда "определюсь", должен к ним заехать и за двенадцать баксов в сутки приобрести страховку. Конечно, заеду и приобрету! Как же с машиной да в пугающей Мексике да без страховки?



18-10

Снимаю номер в гостинице. Тащу на второй этаж сумку. Навстречу по лестнице мальчик бежит. Очень как-то "по-девчачьи" бежит. Первый откровенно "голубой", встреченный в Сан-Диего, причем, весьма симпатичный. Едва не сталкиваемся. Бормочет "извините, сэр" и бежит дальше, вниз. Вижу, мальчик расстроен, очень расстроен, чуть не плачет. Задерживаюсь на балконе второго этажа. Мальчик останавливается на углу улицы, смотрит снизу вверх на меня. Стоит и смотрит. Как бы даже ждет... Что он: проститут, недоговорившийся с клиентом? Или нет? Ну, что мне стоило позвать его, поманить? Ведь он так смотрел! Идиот я, вот что! Ушел мальчик. Оглядываясь на меня, ушел... Помнишь, читатель, у Франциско Гойи знаменитое полотно "Упущенные возможности"? Так вот, это - про меня. Про всю мою жизнь.

Ах, Франциско! Франциско Гарсия... Нет-нет, до него еще целых три часа.



18-35

Еду в Хиллкрест. Согласно всем путеводителям, это район концентрации местной "голубой" общины.



18-50

Перекусываю чем-то на ходу, в другом месте пью кофе, заглядываю в один бар, другой, третий... пусто! Пусто, как в Антарктиде, где ни "голубых", ни "натуралов", одни пингвины. В каждом из посещенных мной заведений по два-три немолодых "пингвина". И - все! Может, еще рано? Но ведь сегодня же суббота, и уже как бы вечер... У нас, в Сан-Франциско, все по-другому.



20-45

Стемнело. Возвращаюсь в гостиницу. На балконе своего второго этажа закуриваю. Стою и думаю, что делать дальше.

Из двери соседнего номера выскакивает мальчик. Другой. Но тоже почти плачет. На меня не глядя - вниз по лестнице. А навстречу ему вверх по лестнице - две девочки. Весьма определенного вида. Тут уже без ошибки - проститутки. Стучатся и входят в ту самую дверь. Что за черт! У кого-то что-то не в порядке с суксуальной ориентацией? Бордель какой-то...

Ну, ладно, а я то что же? В бордель этот меня вряд ли позовут. Давно уже не мальчик и определенно - не девочка. А спать еще рано...

Переодеваюсь в темную рубашку - чтобы белая в темноте в глаза не бросалась, беру запасную пачку сигарет и еду в Балбоа парк. Парк этот очень красивый, я заезжал туда в предыдущий свой приезд два года назад. Колоннады в колониальном стиле, музеи, знаменитый на весь мир зоопарк. А юго-западный угол парка - согласно справочникам - место "голубой" тусовки. Там публика гуляет, присматриваются друг к другу, знакомятся, иногда уходят вместе, а иногда прямо тут, в ближайших кустиках, быстрой любовью на свежем воздухе занимаются. Если верить тем же справочникам, захаживают сюда и проституты.



21-10

Медленно-медленно еду по парку, верчу головой по сторонам. Блин, никого! Пусто! Да что же это такое? В барах - еще никого, а в парке - уже никого? Или в этом городе - вообще никого? Да-а, это не Сан-Франциско.



21-15

Перед самым носом, то есть, капотом моей Судзуки по замысловатой кривой дорогу пересекает тень. Блин, думаю, идет по проезжей части, как корова по деревне, ничего не боится! Поравнялся. Присмотрелся. Вроде ничего... черт, ни фига не видно, темно, как у афро-американца в ректуме! Обогнал. Припарковался. Вышел из машины. Побрел в его сторону. Он отступил в тень. Не отвернулся, не ушел, а отступил, Значит ли это - "нет"? Я остановился. Он побрел не спеша в другую сторону. Похоже, все-таки - "нет". Ладно, надо ведь хоть каплю самоуважения иметь! Двигаем нафиг отсюда.



21-22

Закурил и вернулся к машине. Вдохнул полной грудью пьяного вечернего воздуха. Повернул ключ в двери. Обернулся - он стоит неподалеку. В непонятно откуда взявшемся лучике света от далекого фонаря высветился профиль: нос с горбинкой, лопоухие уши и огромные, распахнутые глаза. То есть, он буквально пялился на меня.

- Можно сигарету?

Это - он.

Я шаг к нему. Он шаг ко мне.

- Конечно, можно. Огоньку тоже?

- Спасибо.

Голос хриплый, как у подростка, да и выглядит молодо. Черные волосы, короткая стрижка. Рубашка с короткими рукавами, широкие "ниспадающие" джинсы - стиль! И очень красивые глаза.

- Как оно вообще? - спрашивает.

- Ничего, - отвечаю, - нормально.

- Ты чего тут? - спрашивает.

Отвечаю, что надеюсь найти кого-нибудь. Скучно, дескать, одному.

- Поздновато, - говорит он. - В это время тут только полиция и проституты.

- И ты тоже? - интересуюсь я.

- Я тоже, - отвечает.

- Что - тоже? Полицейский?

- Не, - улыбается, - наоборот.

Ах, какая улыбка! Зубы! Линия губ!

Нет, к черту! К дьяволу!! Сколько раз обещал сам себе - никакой любви за деньги!!!

Было это уже однажды. Много лет назад. Когда только-только приехал в Америку. Ни денег, ни английского, ни друзей. Ни веры в себя, ни - в "светлое будущее" свое. Ну, "снял" парня. Тот молча отработал свои двадцать долларов, прямо в моей машине, и молча же ушел. И решил я - более никогда! И держался данного самому себе слова. До сих пор...

Говорю этому, который улыбается, - что, мол, новенький я здесь, только что из Сан-Франциско прилетел. Какие тут, мол, вообще цены?

Отсюда и далее - примечание. Франциско - отнюдь не молчун. По-испански он может чесать языком сутки напролет, но и по-английски - не заржавеет. Его монологи и наши с ним диалоги я привожу по памяти. Которой давно нет. Ибо пропита. Заодно с желудком, сердцем, почками и печенью. Так что, уважаемый читатель, если ты все еще читаешь, у тебя появился пристойный повод отвалить.

- По-разному, - с готовностью вступает Франциско (имя его я узнал через несколько минут, уже в машине). - Зависит от обстоятельств. Если быстро и прямо тут где-нибудь, в парке, либо я клиенту, ну, того, либо он мне, то можно и за двадцать. Если же секс (как позже выяснилось, под словом "секс" он понимает "трах", то есть, исключительно секс анальный), так вот, если секс, то и шестьдесят, и больше - как получится. Я имею в виду, что если поехать куда-нибудь с клиентом, то можно больше взять. Мне, бывало, платили сто, даже сто пятьдесят. Еще это зависит от автомобиля. Ну, то есть, если видишь, скажем, Мерседес, значит, у клиента деньги есть, а значит - проси больше. Ну, а нет - так нет.

Внезапно он прерывает сам себя и начинает задавать вопросы: кто я, откуда и тому подобное. Узнав, что я русский, страшно обрадовался:

- Значит, ты не полицейский переодетый? Ну, правда? Ну, скажи!

Успокоил его, как мог. Потом спросил, сколько ему лет.

- Двадцать три.

Теперь уже моя очередь успокоиться: не малолетка. Выглядит, впрочем, молодо. Может быть, даже на все сто пятьдесят долларов. Но это - удар по скудному моему бюджету коленом ниже пояса. Спрашиваю, не пошел бы он со мной в гостиницу за, скажем, э-э... шестьдесят?

- "Sure", - легко отвечает он.

Это переводится как "ага", "угу", "конечно", "разумеется", "нет проблем" или "с удовольствием". Уважаю я английский язык: одно ведь всего коротенькое слово!

Идиот!!! Это же я Предложение сделал! И отступать некуда! А что если убьет? В лучшем случае - ограбит? Красть-то, вроде, нечего, а все равно жалко. Да и не встанет у меня за деньги!

Поздно. Он уже идет со мной к моей Судзуки. Открываю ему дверь. Садится. Я сажусь. Завожу. Едем...



21-47

Сидим у меня в номере. Пьем пиво. Болтаем.

- Родился в Штатах, то есть, по определению - американский гражданин. Половину жизни провел в Мексике, на родине родителей. Они были сезонными рабочими, ну, значит, и я - полгода здесь, полгода там. Какой язык считаю родным? Испанский, конечно. Разве не слышно, какой у меня в английском акцент? Однажды, впрочем, мне объяснили, что это не акцент, а просто по-английски я пытаюсь говорить так же, как по-испански, с той же скоростью, экспрессией, интонацией. А нельзя: языки-то разные!

- В десять лет меня изнасиловали. Старший брат. Ему тогда четырнадцать было. Сказал, что убьет, если маме скажу, ну, я и молчал. Он это со мной потом еще года два проделывал... вот так, наверно, я и стал "голубым". А может, я и не совсем "голубой", я девочек тоже люблю. И с ними у меня было... как-нибудь в другой раз расскажу. Брат? Что он? Он - нет, он сейчас женат, у него двое собственных детей. Мы с ним не общаемся...

- Никто не знал, что я "голубой". И только год назад маме кто-то донес. Ну, она меня прямо спросила, а я правду сказал. И она меня выгнала. С тех пор я то тут, то там. Приехал сюда, в Сан-Диего, тут хотя бы друзья есть. А вот работы нет. Почему? А документов нет. Никаких. Потерял.

- Давно ли этим занимаюсь, ну, в парке?.. Месяца три. Нет, не нравится. Была бы нормальная работа - бросил бы сразу. С другой стороны, я секс люблю. Не противно ли с кем ни попадя? С тобой, например? Нет, по-моему, ты хороший парень. Еще пива? Нет, спасибо, я уже две выпил.



22-30

Беседа течет. Мне - по кайфу, и сам он мне нравится, и вообще жутко любопытно. Совершенно забыл, что он-то - на работе. Да и он, похоже, увлекся, Но - вспомнил! Прервал сам себя, пересел на кровать, начал расстегивать рубашку. Я погасил свет: стесняюсь при свете, особенно с тех пор, как брюшко отрастать начало.



23-45

Франциско возвращается из ванной комнаты, присаживается на край кровати. Беру полотенце, вытираю с его спины капельки воды. Рассказываю о своих планах насчет Мексики.

- Ты действительно в Тихуану собираешься? - спрашивает. - Когда? Послезавтра? Будь там осторожен. Очень осторожен! Я бы на твоем месте первый раз один не ездил: запросто могут ограбить, а то и хуже. И вообще, места надо знать, куда можно, а куда лучше не надо.

И тут у меня неожиданно рождается новое Предложение

- С тобой? Гидом? - вспыхивает он. - А почему бы и нет? Однажды я уже возил одну парочку в Тихуану Они были бойфренды, и им третьего для секса хотелось. Помню, неплохо у нас тогда получилось. Ну, и по городу их поводил тоже. Давай запишу твой телефон. А ежели что - встретимся завтра в полдень там же, где сегодня: в парке. Вот, а теперь мне пора. Спасибо, я бы остался, но, честное слово, надо идти. Ладно, если транспорт уже не ходит, вернусь. Не засыпай еще полчаса, хорошо?

Оделся и ушел. Куда? Неужели - опять "работать"?

Какой теплый парень! И как жаль, что ушел. Обнять бы, прижать к себе и храпеть всю ночь в стриженый его загривок...



0-55

Не вернулся. Умираю - спать хочу. Не судьба, значит...

Воскресенье, 22 августа.



8-30

Проснулся. Принял душ. Раздобыл кофе. Курю. Смотрю телевизор. Жду звонка.



11-40

Не позвонил и не пришел. Влезаю в штаны и еду в парк.



11-55

В парке. Вылезаю из машины. Осматриваюсь. Франциско нигде не видно. Пристраиваюсь за столиком, похожим на те, за которыми пенсионеры в московских дворах "забивают козла". Открываю рукопись начатого еще до отпуска рассказа. А может повести - как получится. О предательстве, разочарованиях и безнадежной любви. Закуриваю и пытаюсь настроиться, сосредоточится.



12-03

Невдалеке по дорожке проходит очаровательное существо. Чистенький, аккуратненький, эдакий отличник-старшеклассник, гордость родителей. Может, просто, гуляет, а может... Бедные родители! Проходит, естественно, мимо. Кому я, на фиг, нужен? Эх, да за одну улыбку такого существа - каких только глупостей не совершишь! Дьявол, если ты есть, купи у меня душу, если она у меня есть! Недорого отдам.



12-06

Настроение типа "извозчик, "Яр", шампанское, цыгане"... Стоп! Надо возвращаться к тексту о разочарованиях и безнадежной любви.



12-25

Хорошо в парке в летний полдень, покойно. Только вот что-то не пишется...



12-40

Ни Франциско, ни того старшеклассника, вообще никого вокруг. За все время, что я здесь, несколько машин мимо проехало да еще многодетная испаноязычная семья пристроилась в сторонке для пикничка.

Забыл сеньор Гарсия? Или передумал? А я-то, дурак, уже настроился на заграничное турне с личным гидом-переводчиком. Нет, не буду менять планов, поеду завтра в Мексику один.



13-05

Со стороны Шестой авеню под горку утиной походкой появляется Франциско. На целый час опоздал! Одет в то же, в чем был вчера. Значит, скорее всего, до дома своего - или где там он живет - не добрался. Любопытно, где и с кем ночь провел, многостаночник...

- А ты, наверно, думал, что я не приду? Ну, честно, скажи, ну, думал?

- Ты почему не позвонил?

- Я номер телефона потерял.

Франциско теряет все, что только можно потерять. Незадолго до нашего знакомства он потерял удостоверение личности (на местном языке - "ай-ди"). Без этого "ай-ди" да при его мальчишеской внешности шагу не ступить. Для того, чтобы получить новое "ай-ди", требуется свидетельство о рождении. Которое он потерял давно. Запросил он копию свидетельства из архива своего родного города, ждал долго, наконец, дождался, пошел, куда положено, подал заявление, выдали ему квитанцию, сказав, что "ай-ди" придет через несколько недель по почте из столицы штата города Сакраменто. С квитанцией этой как-то можно было бы перебиться, если бы он ее тут же не потерял. А в то время он обретался в приюте и указал приютский адрес. Потом снял себе комнату на стороне у какой-то семьи, и вот теперь почти каждый день заезжал в тот приют, ожидая, как манны небесной, конверта из Сакраменто.

- Я вот подумал: может, мне сегодня переночевать у тебя, а завтра с утра прямо и поедем? Ты не передумал? Не возражаешь?

Уважаемый читатель! Ну, как ты думаешь, могли ли у меня быть возражения против подобного плана? Получить на ночь классного парня - причем недешевого - бесплатно!

Предлагаю Франциско следующую схему: за двое суток в Мексике я плачу ему сто баксов - как гиду и переводчику, а не как проституту (это я специально как бы подчеркнул). Плюс харчи. Плюс, естественно, ночлег. Он соглашается моментально, не торгуясь.



13-22

Уезжаем из парка.



13-29

Останавливаемся у винного магазина. Оставляю Франциско в машине. Ключ забираю с собой. Не знаю, почему. Покупаю шесть бутылок пива и маленькую фляжку "Смирновской".



13-47

Останавливаемся у "Макдональдса". Вдвоем идем внутрь, заказываем "на вынос" два гамбургера и жаренную картошку. Рядом с нами бейсбольная команда, мальчишки лет по шестнадцать в полосатой униформе. У Франциско глаза из орбит, слюнки с губы слизывает. Я молча ревную.



14-10

Паркуемся возле гостиницы. Поднимаемся наверх. Жарко: кондиционера в номере нет. Не сомневаюсь, что в Сан-Диего есть номера с кондиционерами, однако мой стесненный бюджет диктует свои условия. Мудрые друзья мои все время говорят, что из ситуации, подобной моей, есть два выхода: увеличить доходы или сократить расходы. И добавляют, что лучше всего, если и то, и другое одновременно. Но что могу я с собой поделать, если жизнь моя, несмотря на все мои усилия, продолжается, и мне, грешному, в ней еще чего-то хочется, а тут еще такие очаровательные "мехиканос" изредка попадаются!? Итак уже до "Макдональдса" опустился, куда же дальше расходы сокращать?

Задергиваю занавески на окне - чтобы солнце не било внутрь и чтобы проходящие по балкону вдоль окна постояльцы не подглядывали. Получается полутьма в комнате, даже как бы интим.

- Можно, я сначала под душ? - спрашивает.

"Нужно, - думаю про себя. - Кто знает, где и с кем шлялся?"



14-23

Расставляю на столе выпивку и закуску. Присаживаюсь с пивом, жду. Дверь в ванную комнату полуоткрыта, слышен шум льющейся воды. Титаническим усилием воли удерживаю себя в положении "сидя".



14-33

Взъерошенный Франциско выплывает из ванной комнаты. Очень смуглое тело. Очень белое полотенце вокруг бедер. И снова - эти капельки влаги на плечах.



14-36

Едим. Пьем. Треплемся. Он уже как бы не на "работе", потому не торопится.

- Почему вчера не вернулся? - спрашиваю.

- Ждал трамвая домой ехать. А подошел, который в противоположную сторону. Ну, сел. И поехал в Тихуану.

- Через границу? Без документов?

- Я тысячу раз туда-сюда ходил. Однажды только задержали на целых четыре часа, пока проверяли по своему компьютеру.

- А что ты делал в Тихуане?

- Пил. В баре. Друзей встретил.

- Ты хоть спал?

- Часа полтора-два. На полу, у одного из друзей.

- Франциско, у тебя есть бойфренд?

- Сейчас - нет. Были. Разные. Однажды был даже стриптизер из одного клуба в Тихуане. Роскошный парень. Я ему заплатил сто пятьдесят долларов и еще подарки всякие покупал.

Черт-те что! Один проститут платит другому проституту. И при этом называет его бойфрендом.

- А в Тихуане ты тоже, ну, "работаешь"?

- О, нет! Там у меня друзья. И больше всего на свете я боюсь, что кто-нибудь из них каким-нибудь образом узнает, чем я занимаюсь.



15-20

Спать! Франциско, такой усталый, засыпает мгновенно. Да и мне - не так чтоб очень секса хочется. Не буду его мучить, пусть спит.



18-05

Просыпаюсь. Франциско спит. Интересно так спит: на спине, правая нога согнута в колене, левая тоже, но так, что левая лодыжка покоится на правом колене. Это - любимая поза мужчин-американцев при сидении. Но не при лежании ведь!



18-20

Магазин через дорогу от гостиницы. Покупаю упаковку пива и новую фляжку "Смирновской".

Франциско позже мне говорил, что проснулся и видел, как я уходил, аккуратно прикрывая за собой дверь. Он подумал, что я бросил его и ушел навсегда, страшно испугался, однако голоса не подал. Во всяком случае, когда я вернулся со своим "боезапасом", он спал. Или делал вид?



18-45

Пытаюсь писать рассказ. Или повесть - как получится. Пью водку. Запиваю пивом. То и дело огладываюсь на "спящую красавицу". Эдакая умиротворенность, чистый Руссо с Кампанеллой!



20-12

Сбегал в ванную комнату. Проблевался. Ничего особенного, обычное алкогольное отравление. Снова рукопись. И снова водка с пивом. Франциско спит, нога на ногу.



20-30

Выползаю из комнаты на балкон. Закуриваю. Набираю по сотовому Сан-Франциско, номер моей любимой женщины Симы Любиной.

Сима - профессиональный литератор: журналист, редактор и все такое. А у меня - крик души! Драма! Трагедия русского писателя в иммиграции! Пишу очередной диалог и с ужасом понимаю, что перевожу с английского. То есть, в мозгу (или что там от него осталось?) фраза складывается по-английски, а уже потом я перевожу ее на русский, причем стараюсь делать это так, чтобы ты, уважаемый читатель, верил что русским я владею не хуже любого секретаря обкома. Сима велит мне:

  1. успокоиться
  2. немедленно куда-нибудь поехать, раздобыть какую бы то ни было книжку на русском языке, сесть, почитать и - главное - не пытаться ничего писать, как минимум, до завтра.

Понимаю, что Сима права. Но куда же я в таком состоянии поеду? Возвращаюсь в комнату и продолжаю бездарный перевод с английского.



23-55

Засыпаю мордой в рукопись. К черту! Хватит на сегодня. Переползаю в кровать к спящему Франциско. Он, не просыпаясь, отворачивается на левый бок. Утыкаюсь носом в его стриженный загривок. "Мечты сбываются..."

 

 

продолжение