Колька

Колька стоял и смотрел в эти удивительные, черные глаза с коричневым ободком, и не мог оторваться и насладиться этим блеском. До окончания посадки оставалось чуть меньше десяти минут, конечно Антону надо уже бежать, но он медлил , его уход для Кольки означал смерть.

-Ну что родной, я побежал? Бай.

Антон резко отвернулся , закинул спортивную сумку на плечо и быстро направился к месту посадки. По дороге он еще раз обернулся, скорчил шутливую гримасу, помахал рукой и скрылся в бункере накопителе.

Колька не стал дожидаться, пока взлетит самолет, и медленно пошел на выход. Три для, пролетели так быстро и оставили столько впечатлений, что ему нужно было время побыть одному, подумать и пережить еще раз все эти мгновения.

Прилет Антона был настолько неожиданным, что Колька едва успел организовать командировку в Алмату, место их встречи, и прямо с поезда прибыл на встречу в аэропорт.

Но встреча уже как-то забылась, а в памяти свежа была их последня ночь, в которую им так и не удалось поспать, они болтали прижавшись друг к другу, и боялись отпустить даже на мгновения.

-Колька дурачок, да отпусти меня, я сбегаю на кухню принесу Колы, ну ни куда я от тебя не денусь

И Антон разразился таким мягким взрывом смеха, от которого Колька сходил с ума, а в глазах опять появилась лукавая искорка.

* * *

Колька перешел дорогу и направился к стоянке такси, водители, завидев его, наперебой стали предлагать свои услуги, но Колька их не видел.

-Ну что, такси надо ?

Он услышал грубоватый женский голос и даже не сразу сообразил, что обращаются к нему.

-Мужчина, вам плохо? Куда отвезти то?

Колька посмотрел на красивую женщину лет сорока пяти в цветной шале и нелепой куртке. Ее улыбка была такой домашней и теплой, что он стал понемногу возвращаться к жизни. Он виновато улыбнулся:

-Да, пожалуйста, едем в Самал.

Машина с такой скоростью тронулась с места, что Колька растерял все мысли и с недоумением посмотрел на нее.

-Вы сына провожали? Я вас приметила, когда вы еще к самолету шли. А он у вас красивый. На вас похож. Он работает за границей? Да, это сейчас модно работать за границей. Меня Катей зовут. Да Вы не стесняйтесь и не обращайте внимания на меня, с Вами просто приятно поболтать.

Катя продолжала что-то болтать, задавать вопросы, на которые не требовалось отвечать, рассказывала анекдоты, но Колька вдруг заговорил.

-Катя, а ведь это не мой сын. Я провожал любимого.

-…эээээээ как это? Вы голубой.

-Назвать можно как угодно , но суть такова.

Наступило тягостное молчание, но Катя как-то вся напряглась, и вдруг резко расслабилась и с болью выпалила.

-Вы счастливый человек. Как я вам завидую, вы любите и вас любят.

-Но Катя, Вы еще молоды и Вы еще найдете себе того…

Колька пытался найти какие-то слова утешения, хотя понимал, что слов тут не надо, надо просто понять эту простую женщину, которая устала от одиночества, немного озлобилась на весь мир, но смогла понять его и не осудить.

* * *

Колька открыл дверь квартиры ключом и в нос ударил родной запах любимого человека. Антон был повсюду. Следы его пребывания были видны в каждом уголке. Колька боялся прикасаться к чему либо, чтобы не нарушить ту атмосферу счастья которая была в этом доме три дня. Он прошел в комнату и свалился на диван. Он ни о чем не думал, он просто лежал , ни одной мысли. Он даже не мог вспоминать, мозг был воспален , он даже не смог бы ответить, жив ли он вообще. Вдруг его что-то как бы обожгло, он вскочил и направился в кухню, так и есть, на столе лежала записка.

-Милый Колька. Раз ты уже читаешь записку, значит ,я уже лечу в самолете а ты пришел домой и завалился на диван. Спасибо тебе за все, что ты мне дал. Это были лучшие дни моей жизни. Я буду любить тебя всю оставшуюся жизнь, но, пойми меня правильно, нам больше не надо встречаться. Я понимаю, что делаю тебе больно, но милый, так будет лучше нам двоим.

Строчки поплыли перед Колькиными глазами , он даже не смог прочитать записку до конца. Рушилось все, рушилась жизнь, он тихо сполз на пол и прислонился головой к холодной газовой плите.

Дрожал пол и стены, раскачивалась люстра, на улице были слышны чьи-то крики и детский плачь. Что-то происходило, и кажется очень ужасное, но Кольке было все равно, он хотел спать, он жутко хотел спать и сон медленно накрывал его своим покрывалом.

* * *

Все попытки Антона дозвониться к Кольке по вечерам натыкались на длинный зуммер телефона, ни кто не брал трубку. И вот он решил позвонить днем, на просьбу позвать к телефону Николая, девушка как-то странно замолчала и потом сказала:

-А вы разве не читали про сильное землетрясение в Алмате? Ему не повезло.

Но Антон уже все понимал, не дослушав, он швырнул трубку и бросился лицом вниз на подушку…

© Бабаев Олег