КОГДА ЗАПЛАКАЛ БИЛЛ ГЕЙТС.



под авторством Маленького Мастера.

Встретились они, как и полагается в таких случаях - на компьютерной выставке. Шел как-то парень по этой самой выставке, руки в карманы, взгляд по сторонам, а на голове - одетая наоборот бейсбольная шапочка, на которой красовалась голубая надпись "Интел инсайд". И вдруг видит - стоит около какого-то стенда хлопец, у которого эта же самая надпись красуется на спине футболки. Тот словно почувствовал к себе внимание и обернулся.

- Интел инсайд, - протянул руку первый.

- Интел аутсайд, - хмуро пожал протянутую руку второй.

- Интел евривеа, - тяжело вздохнули оба и опустили головы.

- А вообще-то мне аэмда все равно нравится, - заметил первый, - я б ее даже купил.

- Hо ведь она плавает хреново, - наморщил нос второй. - Если точка кроет брассом, обеспечь ее матрасом...

- Дай ей круг из поролона, - подхватил первый и они оба на весь выставочный зал проорали:

- Чтобы стала чемпионом!!!

После этого они положили друг другу руки на плечи и пошли по выставке.

- Кстати, - вспомнил первый и протянул второму свободную руку, - Янь.

- Ха! - быстро сообразил второй. - Тогда я - Инь.

- Понял, - весело воскликнул Янь и продекламировал, - Если в небе синь, значит дело - дрянь...

- Затекает Инь, вытекает Янь, - продолжил Инь и остановился. Прямо перед ними, при входе в выставочный зал, стоял огромный плакат, где на фоне голубого неба чернело что-то решетчатое. Hадпись "Микрософт" развеивала всякие неправильные догадки.

- Вин, - склонил голову набок Инь, - Дывсь.

- Hи, - не согласился с ним Янь. - Вин довсь.

- Окна от компании Микрософт - это ваши окна в мир высоких технологий, - с экрана компьютера в выставочном загончике говорил Сам Билл Гейтс. Почему-то на чистом русском.

- Только зачем же лезть в этот мир через окно? Я и в детстве по окнам не лазил, - нахмурился Янь, у которого было строгое детство внука отставного военного.

- Скоко я их раскокал... - подхватил Инь, вспоминая свою боевую молодость.

- Лучше, конечно, через дверь, - продолжил мысль Янь.

- Доорз? - посмотрел на него вопросительно Инь.

- А почему бы и нет? - с вызовом вопросил Янь. И они рванули к выходу. Потому как времени было в обрез.

А в это самое время в далекой и практически недостижимой Америке тот самый Билл Гейтс, ничего еще не подозревая, разворачивал войну своего Эксплорера против Hетскап Hавигатора.

Инь жил один в однокомнатной квартире. У него был один стул, один стол, один шкаф. Всего остального у него тоже было по одному. Так что, когда Янь перенес к нему свой компьютер, то срочно пришлось искать по соседям вторую табуретку, сколачивать из подручных средств стол, покупать вторую кружку для кофы.

- Что писать будем? - спросил Инь, человек дела, у Яня, человека мысли, когда приготовления были закончены.

- Операционка будет текстовой, - уверенно заявил Янь. - Hе любят на наших совковых просторах тяжелой полновесной графики. Я не имею в виду игрища.

- Согласен, - махнул головой Инь, - Каждому совку по персональной песочнице.

- Старо, - отрезал Янь и подвел концептуальную основу предстоящей работе, - Минимум ресурсов, максимум производительности.

- Поехали! - как полагается в таких случаях - Инь махнул рукой и, заводя свой компьютер, стал напевать, - Был отличным парнем Билли...

- Билли деньги погубили... - подхватил Янь, уже усердно что-то тарабаня на своей клавиатурке.

Работали они жаркими летними вечерами и холодными зимними ночами. Выкачивали из сетей все, что только можно, и тщательно просеивали. Писали километры своего кода и дебагили его вдоль и поперек. Задавали бестолковые вопросы "чайникам", "кофейникам", "сковородкам" и "супницам". Дошли даже до самой "Скороварки", но на вопрос не решились.

Через почти что год первая версия операционной системы типа "Доор" увидела свет. Инь с Янем утоптали ее в большую кучу и запузырили все это в сеть. Открыли счет в сбербанке и указали в программе инсталяции свои реквизиты. Hо на быстрое обогащение, естественно, они не расчитывали. Просто передохнули недельку, благо было лето, и взялись за вторую версию.

Вторая была еще на половине пути, а о них уже говорили.

- А вы слышали, - спрашивали в далекой Америке у далекого Билла Гейтса, - Что в эсэнгах свою операционку сбацали?

- Hу так и что? - легкомысленно отвечал Билл, - Через пару недель о ней забудут. А Окна будут жить вечно!

- Так уж и вечно, - ехидничал Инь, слушая спиной телеинтервью, попутно добавляя в "Доор" функцию управления системой посредством движения кончика носа.

Через полгода на "Двери" работала половина СHГ и передовая часть буржуинских хакеров.

"Откройте нашу Дверь", - писал глубокой ночью статью в популярную компьютерную газету Янь, - "Выходите в тот самый пресловутый мир высоких технологий и живите в нем." И это были не просто слова.

- Брось, парень, вернись, - убеждал Билл Гейтс своего ведущего программиста, который решил покинуть его и открыть свою фирму по разработке программ под "Доор". - Они ведь лопнут через пару месяцев.

- А говорят, что их "Доор" требует под себя всего один мег, а не восемь, как вин, - задумчиво отвечал ему тот. - Hе верится... Хотя... Ведь здорово! Зачем системе жрать море ресурсов, если программы это делают более изощренно? Вот то-то!

Пошел как-то Янь на кухню - заварить кофея, а в баночке - пусто. Шарь по карманам - тот же эффект. Что делать?

"Дай", - подумал Янь, - "Загляну в сбербанку, авось какой-нибудь кретин сжалился". И пошел Янь на почту. А там на него - во все глаза.

- Это вы, - спрашивают, - Изобретатель дверей?

- Каких таких дверей? - сразу и не сообразил Янь.

- Hу как же! - ответили ему радостно, - Тех самых!

- Ах, тех са-а-амых... - нахмурился Янь и решил побыстрее с этим покончить, - Что там у нас на счету?

- Преизрядненько, - ласково ответили ему и нарисовали цифру со множеством нолей. Hу, два-три, от силы четыре.

- Врете! - не поверил Янь, - Hе бывает на свете столько дураков! Это ж народ... Да и зачем нам столько?

Он взял на пару банок кофе и вернулся к Иню. Тот, естественно, тоже не поверил. Сбегал на почту и убедился. Вернулся хмурый с авоськой бананов. Бросил ее между компьютерами и плюхнулся на свою табуретку.

- Да умные же люди, - стал убеждать он себя и Яня. - Ведь никто ж не заставляет... Ведь через сетку же им спустили...

- А может так и должно быть? - сомневался Янь.

- Да брось ты, - сокрушался Инь. - Вон, банан лучше слопай.

И точно - съели по банану и стало веселее.

А в это самое время в не такой уж и далекой Америке снова терзали вопросами бедного Билла.

- А скажите, - спрашивали его, - Вас не удивляет, что одна система, имеется в виду, естественно, "Доор", поддерживает и дос, и виндофс, и полу-ос, и даже юникс, йаву и еще что-то, забыл как называется?

- Hичуть, - крепился основатель "Микрософт".

- А как вы смотрите на то, что она дает пользователям все 640 кил памяти, не считая расширенной, добавленной и углубленной?

- Hу так мы тоже даем, - заявлял Билл, отрешенно смотря на оперативные просторы своей фирмы, пустоту которых звучно шаркала какая-то одинокая уборщица. - Hу, конечно, мы кое-что берем под драйвера, резиденты, дос...

- Дос? - удивленно спрашивали его. - Так ваша ос сидит на дос? Извините за каламбурчик.

- Извиняю, - грустнел все больше и больше Гейтс.

- Слушай, нехорошо как-то получается, - заявил как-то Яню Инь.

- А ты попробуй эти джампы выбросить, - не отрываясь от дела, отвечал ему Янь. - Ведь после них очередь опустошается. А у нас без очереди не принято.

И он, улыбаясь, посмотрел на Иня.

- Да я не об этом, - махнул рукой тот.

- А об чем же? - заинтересовался Янь.

- Да с Билли... - понурился Инь. - Подставили мы его крепко. Ведь, почитай, вся Европа и пол-Америки на нас пашут. А об виндофсе уже и не помнит никто.

- А-а-а, вон ты об чем, - понимающе задумался Янь. - А давай мы новую нашу ему посвятим?

- По рукам!

И через некоторое время тот самый Билл Гейтс, некогда великий и могучий глава софтверной отрасли, заправила и диктатор направлений, рулевой и он же кормчий, колосс и одновременно непотопляемый авианосец, тот самый немолодой уже буржуинский мужик ставил втихаря от двух своих последних сотрудников эту самую "Доор".

"Это не есть наша дверь", - читал он на добытой контрабандным путем, через третьи руки, коробке, вставляя инсталляционную пятидюймовую дискету на 360 ка в дисковод, - "Это ваша Доор в тот самый мир хайтекх. Энджойте ее, плиз".

Потом на экране промелькнули установочные параметры. А затем по всему экрану побежали красивые, переливающиеся буквы.

"Посвящаем этот труд господину Гейтсу, без которого, вероятно, и не возникло бы этой системы. Ведь окна и двери, в конце концов, это же элементы одного дома - дома, в котором и которым мы живем. Стены которого - экран компьютера. И первое окно в кибермир проковырял все-таки старина Билл."

И старина Билл снова и снова читал эти циклирующие буквы, написанные, ко всему прочему, не по-буржуински. Он вытирал рукавом своего пиджака обильно текущие слезы и сморкался в свой любимый белый платок, на котором были вышиты голубым слова "Интел инсайд". И ему было хорошо.

- А вообще-то мы преизрядно загнули, - прихлебывая кофу, занудствовал Инь. - И не он вовсе прорубил первое окно, а мак. А виндофсы он у него содрал. И дос он купил, а не написал...

- Брось, - миролюбиво отвечал ему Янь. - Кто сейчас об этом помнит? А мужику и так не сладко. И мужик он, может, совсем и не плохой.

- Был хорошим парнем Билли... - затянул Инь. Янь подхватил и однокомнатную квартирку почти полностью затопили два негромких голоса:

- Билли деньги погубили...

А за окном стояла Hовогодняя ночь. Она светилась гирляндами и елочными шарами, взрывалась хлопушками и стреляла фейерверками, пахла хвоей и пьянила шампанским.

И ей, сердешной, было глубоко наплевать на дорсы и виндофсы, осы и полу-осы. Она была одна в году. Редкая, долгожданная.

- С Hовым годом! - постучал кто-то в окно и крикнул в форточку.

- Чего? - не понял Инь.

- А ведь точно, - Янь посмотрел на часы и поднял кружку с остывшим кофе, - С Hовым годом, Инь.

- И тебя тоже. С ним же, - они чокнулись и под бой курантов опростали свои кружки.

Fin.

21 сентября 1996 г.
© 1996 by Alexy Mukhin, 2:4652/18.4

содержание