СЮИТА

для виолончели соло

в десяти частях
(Старомодная драма)

 

 

III. Сарабанда

Вечер того же дня - 30.12.1944. Гостиная дорогой профессорской квартиры. Дорогая старая мебель. На стенах несколько картин латышских художников того времени: Я.Розентала, В.Пурвита, Е.Казака или др. На старом пианино - бронзовые канделябры. В центре большой овальный стол, накрытый плотной скатертью. На столе - большая хрустальная ваза с еловыми ветками, украшенная елочными шарами. Шары развешены так же кое-где по стенам. Из приемника слышна тихая музыка. Айнарс Калнынь сидит в кресле, курит, на одном подлокотнике - пепельница, на другом - бокал с вином. На коленях - книга. Кресло должно быть очень большим, чтобы в нем могли уместиться двое. Звонок в дверь. Айнарс Калнынь встает, выключает приемник, выходит. Голоса из прихожей.

ВАЛДИС О.

Здравствуйте!

АЙНАРС К.

Добрый вечер!

ВАЛДИС О.

Разрешите войти?

АЙНАРС К.

Вы уже вошли. Проходите.

Входят в комнату, Валдис О. быстро осматривает ее.

Проходите, садитесь,.. где Вам удобней!

Валдис О. Осматривает мебель, садится на край дивана, почти против кресла Айнарса.

Я с Вашего позволения тоже сяду.

Садится в кресло, бокал с вином ставит на пол. Смотрят друг на друга.

... Чем обязан?

ВАЛДИС О.

Ну... во-первых...

АЙНАРС К.

Передразнивая Г.Ризги.

Это раз!

ВАЛДИС О.

...Короче... Я проверил... Ваш отец, действительно, помогал партизанам. Об этом есть сведения в материалах 3-й бригады. Я ведь сам там...

АЙНАРС К.

Служили? Воевали?.. Извините! Здесь тоже Вы задаете вопросы?

ВАЛДИС О.

Нет. Вы обиделись?

АЙНАРС К.

Нет. В моем положении это было бы смешно.

ВАЛДИС О.

Вы извините... Работа такая.

АЙНАРС К.

Не работа делает человека, а человек работу. И уж каков человек, такова и работа. И никак не наоборот.

ВАЛДИС О.

Может быть Вы и правы. Но ведь Гирт...Кх-кх...Капитан Ризги... Он ведь консерваторию не оканчивал.

АЙНАРС К.

Чтобы не быть хамом не нужно консерваторского образования.

ВАЛДИС О.

Вам хорошо говорить, а мы с Гиртом росли не в профессорских семьях и образование получали не в Академии художеств. Так что...

АЙНАРС К.

Так, что теперь везде хамы будут править?

ВАЛДИС О.

Вы поосторожней, господин музыкант!

АЙНАРС К.

Извините! Но когда я вижу это фанфаронство, фанаберию, эту дешевую спесь... У меня просто...

Сжимает в кулак рубашку на груди.

ВАЛДИС О.

Чего-о-о-о?

АЙНАРС К.

Видя, что Валдис О. не понял его.

Ах, простите! Я хотел сказать, что...А! Бог с ним!.. Победителей не судят. Так ведь, товарищ..?

ВАЛДИС О.

Озол. Валдис Озол.

АЙНАРС К.

Товарищ Озол.

ВАЛДИС О.

Теперь все товарищи. И никаких господ!

Айнарс К. поеживается.

АЙНАРС К.

Так, Вы пришли сообщить мне, что мой отец не был фашистским холуем? Спасибо! Это очень трогательно.

ВАЛДИС О.

А попроще нельзя, товарищ музыкант?

АЙНАРС К.

О, как быстро я росту в собственных глазах, - только что был господин, а теперь удостоен звания товарищ!

ВАЛДИС О.

Товарищем Вы еще только можете стать. Это я так, авансом.

АЙНАРС К.

Ну, и за аванс спасибо! Однако, я думаю, Вы пришли сюда не извиняться. Так? Что же Вас привело сюда?

ВАЛДИС О.

Вы понимаете, товарищ Калнынь?.. В квартиру,.. где мы... где я... в которой мы жили, вернулись хозяева... с детьми. И...

АЙНАРС К.

И теперь Вам необходима другая. Понятно. Но позвольте! По какому праву?

ВАЛДИС О.

Нет, Вы меня не правильно поняли.

АЙНАРС К.

Да, уж где нам понимать Вашу логику! С отцом-буржуем не получилось, так ведь его и в живых нет. Зато сынок остался. С ним проще. Он партизанам лекарства не отправлял, а вот развлекать фашистскую сволочь - развлекал...Враг народа! Так это у Вас, товарищей называется?

ВАЛДИС О.

Да, подождите Вы! Никто Вас во враги народа пока не записывал.

АЙНАРС К.

Пока! Очень хорошо! И сколько же у Вас на это "пока" дают? День? Два?

ВАЛДИС О.

Да, успокойтесь же Вы, наконец! И послушайте!

АЙНАРС К.

Я Вас слушаю.

ВАЛДИС О.

Товарищи Калнынь, покажите Вашу квартиру!

АЙНАРС К.

Пожалуйста!

Айнарс К. проводит Валдиса О. по квартире. Они несколько раз пересекают гостиную, возвращаются, останавливаются в центре комнаты. Пристально смотрят друг другу в глаза.

Ну, что, понравилась?

ВАЛДИС О.

Понравилась.

АЙНАРС К.

Еще бы! Все есть, все предусмотрено. И девочек есть, где принять - родительская спальня - готовый будуар со всеми удобствами.

Валдис О. резко отворачивается, идет к дивану, садится.

ВАЛДИС О.

Вы зря пытаетесь меня разозлить, Айнарс... У меня сегодня хорошее настроение.

АЙНАРС К.

Ого! Мы с Вами на брудершафт не пили еще!

ВАЛДИС О.

Значит выпьем! Тем более, что завтра Новый год. Вы, вон, как все уже так красиво устроили...

АЙНАРС К.

Но я как-то планировал... встречать Новый год в несколько иной компании.

ВАЛДИС О.

Ну, и встречайте себе на здоровье, где хотите!

АЙНАРС К.

Нет, я отказываюсь что-либо понимать. Объясните толком!

ВАЛДИС О.

Именно это я и пытаюсь уже сколько времени сделать.

АЙНАРС К.

Действительно?

ВАЛДИС О.

Действительно... Так вот. У Вас там, из прихожей есть комната...

АЙНАРС К.

Есть. Папа там иногда пациентов принимал. Но дома он принимал редко. А так... Она, в общем-то, ничья, для гостей.

ВАЛДИС О.

Ну, так может пустите нас погостить?

АЙНАРС К.

?

ВАЛДИС О.

Но, если Вы категорически против, то я не могу настаивать. В конце концов, квартира Ваша.

АЙНАРС К.

Вы серьезно?

ВАЛДИС О.

Куда уж серьезней... Или тогда сегодня придется ночевать у Гирта, a завтра...

АЙНАРС К.

А завтра?.. Уже начнутся последствия, о которых говорил капитан Ризги?

ВАЛДИС О.

Ну, зачем Вы так?

АЙНАРС К.

Извините, пожалуйста! Я никак не могу успокоиться после визита к нему... За что он меня так ненавидит?

ВАЛДИС О.

Не знаю. Но Вы ему платите взаимностью. Зачем Вы так разговаривали с ним? Он ведь тоже понимает, как с ним...

АЙНАРС К.

Да, я вел себя как последний дурак. Но, если хотите, я дам Вам слово, что...

ВАЛДИС О.

Вы лучше мне ответ дайте.

АЙНАРС К.

Я слушаю Вас.

ВАЛДИС О.

Господи! Я от Вас хочу услышать!

АЙНАРС К.

Что?

ВАЛДИС О.

Да или нет?

Айнарс К. хлопает глазами.

Господи! Да, что с Вами? Я спрашиваю Вас о квартире. Можно, мы временно поживем у Вас... в той комнате для гостей?

АЙНАРС К.

...А?... Ну... Конечно... Только почему "мы"?

ВАЛДИС О.

... Мы - это я и мой друг Дайнис. Вы его видели в приемной у Гирта.

АЙНАРС К.

А!

ВАЛДИС О.

Так, значит Вы не против?

АЙНАРС К.

Нет.

ВАЛДИС О.

Тогда я позвоню, чтобы он забирал вещи и приезжал?

АЙНАРС К.

Звоните. Телефон там, в кабинете.

Валдис О. выходит. Айнарс К. садится в кресло, что-то обдумывает. Рука соскальзывает с подлокотника и задевает бокал с вином. Он берет бокал, делает большой глоток, опускает бокал на пол, закуривает. В комнату возвращается Валдис О., постояв в нерешительности, садится на диван.

ВАЛДИС О.

Вы расстроились, Айнарс?

Айнарс К. вздрагивает.

Мы постараемся не мешать Вам.

AЙНАРС К.

Ну, что Вы, какие мелочи, товарищ Озол!

ВАЛДИС О.

Вообще-то меня зовут Валдис.

АЙНАРС К.

Да, Вы уже говорили.

ВАЛДИС О.

...Я сказал Дайнису, чтобы он прихватил чего-нибудь.

АЙНАРС К.

Вы голодны?

ВАЛДИС О.

Да-нет, выпить. Я же Вам обещал брудершафт.

АЙНАРС К.

Но... Товарищ Озол, дело ведь не в вине.

ВАЛДИС О.

In vino veritas!

АЙНАРС К.

А?.. Ну, тогда, конечно!... Вы любите выпить?

ВАЛДИС О.

Ну, как? Пьяницей я себя не считаю... А так, в компании... с друзьями... Или пивка... Очень уважаю.

АЙНАРС К.

Сильно смущаясь, с трудом подбирая слова.

Т...т...Ттоварищ... Озол... я...конечно...понимаю...что я... Вам не компания...Но... если хотите... то можно не ждать Вашего... друга... Я... я с удовольствием угощу Вас вином... Или Вы предпочитаете более крепкие напитки?

ВАЛДИС О.

Ну, наконец-то!

АЙНАРС К.

Извините, я должен был предложить раньше!

ВАЛДИС О.

Да, не об этом я, не об вине.

АЙНАРС К.

Тогда о чем же? Я Вас опять не понимаю.

ВАЛДИС О.

Нет. Мне просто показалось, что Вы... что я ... Нет, мне это, видимо, показалось.

АЙНАРС К.

Что Вам показалось?

ВАЛДИС О.

Да-нет, я ошибся.

АЙНАРС К.

Ну, хорошо, дело Ваше. Но вина-то Вы выпьете?

ВАЛДИС О.

Конечно, еще бы!

АЙНАРС К.

Тогда идемте!

Айнарс встает и идет к бару, Валдис О. следует за ним.

Вы что предпочитаете? Сухое, портвейн?

Валдис О. таращит глаза на бутылки.

ВАЛДИС О.

Да, мне в принципе...

АЙНАРС К.

А хотите водки?

ВАЛДИС О.

Ага!

АЙНАРС К.

Водка на кухне. Сейчас принесу.

Уходит. Валдис О. продолжает рассматривать бутылки, потом переходит к картинам. Стоит с запрокинутой головой. Возвращается Айнарс.

Вот. Правда, это не водка, а дойчер корн, но по-моему, тоже ничего.

Айнарс достает из бара рюмку для водки и бутылку вина, ставит их на стол, приносит от кресла свой бокал. Разливает водку и вино. Валдис с удивлением констатирует разные размеры рюмок. Айнарс замечает это.

Ха-ха! Вы думаете, я от жадности Вам маленькую дал? Господь с Вами! Просто водку пьют из таких, а вино - из таких. Но если хотите, я дам Вам другую. Выбирайте!

ВАЛДИС О.

Берет рюмку с водкой.

А мне даже не стыдно. Смейтесь!.. Я этого не знал.

АЙНАРС К.

Ну, извините, Валдис!.. Я вовсе не хотел Вас...

ВАЛДИС О.

Не-е-е-т! Все-таки не показалось! Не показалось... Ну, что? На ты?

Протягивает Айнарсу рюмку.

АЙНАРС К.

...На ты.

Чокается.

ВАЛДИС О.

Айнарс.

АЙНАРС К.

Валдис.

После некоторого замешательства пьют. Валдис опрокидывает рюмку, крякает, занюхивает кулаком.

ВАЛДИС О.

Не то, чтоб крепкая, а так... какая-то... Ну, шнапс, он и есть шнапс.

Оба в растерянности.

АЙНАРС К.

Вы курите?

ВАЛДИС О.

... Курю.

АЙНАРС К.

Хотите?

Достает из кармана, протягивает пачку папирос.

ВАЛДИС О.

Ого! Откуда такие?

АЙНАРС К.

Выменял... на рынке.

ВАЛДИС О.

Внимательно смотрит на Айнарса.

А на что ты вообще живешь?

АЙНАРС К.

Как все. Как получится... Правда, остались кое-какие запасы. Это спасает.

ВАЛДИС О.

Этот вопрос мы тоже обсудим.

АЙНАРС К.

Испуганно.

Я не спекулирую... Правда... Но иногда приходится что-нибудь продавать или менять... Но мне самому неудобно...Я... Когда мамы не стало... Экономка у нас была... Тетя Гунта...Я ее прошу. Она и мне теперь помогает...иногда...Стирает... Она очень хорошая женщина, не спекулянтка... Не верите?

ВАЛДИС О.

Чего ты передо мной оправдываешься? Я тоже не с луны свалился. Знаю, как оно теперь. И какой из тебе спекулянт! Я - о другом. Надо как-то тебе карточки устроить.

АЙНАРС К.

Спасибо! Не надо. Может работать пойду вот.

ВАЛДИС О.

Да, уж с твоей специальностью много не заработаешь теперь.

Айнарс виновато подергивает плечами.

А ты сыграешь, когда-нибудь? Я виолончели никогда в жизни не слышал.

АЙНАРС К.

Конечно. С удовольствием. Виолончель - это... такой инструмент! Пойдемте, я Вам...тебе покажу сейчас.

Звонок в дверь. Айнарс испуганно смотрит на Валдиса.

ВАЛДИС О.

Что ж ты дергаешься? Это, наверно, Дайнис. Я открою?

Айнарс кивает, Валдис выходит в прихожую. Айнарс делает большой глоток вина, закуривает и садится в кресло. Через некоторое время входит Валдис, в одной руке - бутылка шампанского, в другой - пакет. За ним робко ступает Дайнис Шоголавс.

Ну, вот, я же говорил: это Дайнис.

Айнарс встает навстречу Дайнису Шоголавсу.

Знакомьтесь! Дайнис. Айнарс.

АЙНАРС К.

Подает руку.

Айнарс Калнынь.

ДАЙНИС Ш.

Дайни.

Дайнис Ш. делает ужимки, хихикает. Все в смущении.

ВАЛДИС О.

Слушай, музыка! Ты это...давай! Вот, пакет. Забирай!.. Тут чего, Дайнис? Харч?

ДАЙНИС Ш.

Ага.

ВАЛДИС О.

Ну, давайте, берите! А то, того... жрать...кушать хочется.

Дайнис изумленно смотрит на Валдиса.

Ну, вы тут того... разбирайтесь! Чего-нибудь пожевать, Хорошо? А я... А мне позвонить еще надо. Вы разрешите, Айнарс?

АЙНАРС К.

Да-да, конечно. Телефон там, в кабинете.

Валдис быстро уходит.

...Простите! Вас можно, просто Дайнис?

ДАЙНИС Ш.

Ага. Ну, да. Дайнис. А как?

АЙНАРС К.

Вот, и прекрасно!.. Тогда, как было приказано, давайте разбираться. Что тут у Вас?

ДАЙНИС Ш.

Хи-хи. Приказано.

АЙНАРС К.

Вы чего смеетесь, Дайнис?

ДАЙНИС Ш.

Приказано... Да, Валдис сроду ничего не приказывал. Это - не Гирт. Вот, наорать, отматерить... А приказывать? Нет... Он поэтому и в отряде-то... Нет, командир из него хреновый.

АЙНАРС К.

А может это и лучше?

ДАЙНИС Ш.

Конечно, лучше! Вы знаете, он какой? Он... Он... Он самый...самый.

АЙНАРС К.

Вот, и хорошо! Тогда давайте этого самого-самого и... покормим. Что тут у Вас?

ДАЙНИС Ш.

А так, чего урвал... Тушенка, хлеб, лук и... шоколадка. Валдис так шоколад любит...Я тоже, но он...аж дрожит весь... Когда его ранило, я целую неделю по Риге рыскал... Нашел... У немцев спер... А что? Он же любит...

В дверях незамеченным появляется Валдис.

А еще он груши любит и вишни... Ну, где их сейчас возьмешь? Зима.

ВАЛДИС О.

Ну, вот, а я-то думал, что все уже готово. А вы?

ДАЙНИС Ш.

Я что тебе волшебник?

АЙНАРС К.

Сейчас что-нибудь придумаем, товарищ гурман.

ДАЙНИС Ш.

Его фамилия Озол.

АЙНАРС К.

Это мы уже знаем... А теперь, товарищ Озол, нам известны и Ваши тайные пристрастия.

ВАЛДИС О.

...Какие пристрастия?

АЙНАРС К.

...Пока только гастрономические.

Валдис облегченно вздыхает.

Дайнис, давайте несите все это в кухню. У меня там тоже кое-что есть. Там разберемся.

ВАЛДИС О.

Вам помочь?

АЙНАРС К.

У меня профессор в Берлине была, так она часто говорила: Айнарс,вы мне нужны как мужчина...

Смотрит на Валдиса. Тот держит взгляд.

Мне нужна грубая мужская сила... Это, когда нужно было передвинуть рояль... А Вас мы бросим на консервные банки. Справитесь?

ВАЛДИС О.

Обижаешь, музыка.

Уходят.


 

IV. Meнуэт I

Обстановка 1-й картины. Окна расшторены, в комнате светло. На диване спят Владимир и Андрис. С улицы доносятся голоса митингующих. На диване разыгрывается сцена медленного пробуждения. Первым просыпается Андрис, он хочет встать, Владимир его не пускает.

АНДРИС

А который теперь час?

ВЛАДИМИР

Смотрит на часы.

Ничего себе храпанули. Без четверти четыре.

АНДРИС

Встает, идет к окну.

А Денис Иваныч еще спит?

ВЛАДИМИР

Не знаю.

АНДРИС

Ты погляди! Народищу!

ВЛАДИМИР

Ну, так не работать проще, чем не спать. И днем не так страшно.

АНДРИС

А мне знаешь, когда страшней всего было?

ВЛАДИМИР

Когда?

АНДРИС

А когда этот врач про облучение, про массовый психоз рассказывал. Я почему-то в такие моменты всегда вспоминаю одесскую лестницу из "Броненосца Потемкина". Помнишь?

ВЛАДИМИР

Не-а. Иди сюда!

АНДРИС

Не-а! Не пойду.

ВЛАДИМИР

Ну, Иди-и-и-и!

АНДРИС

"Позвоните завтра, позвоните завтра, я ужасно занята..."

ВЛАДИМИР

У-у-у! Жадина! Жадина-говядина!.. Но весь ужас в том...

АНДРИС

Что я ужасно занята?.. Вовка, милый, ты можешь не ковырять эту болячку?.. Только я начинаю забывать... Только мне начинает казаться, что мы с тобой...

ВЛАДИМИР

Андрюш, иди сюда, иди!

АНДРИС

Володь! Тебе нужно позвонить.

ВЛАДИМИР

Нужно...наверно.

АНДРИС

Ну, так позвони!

ВЛАДИМИР

Андрюш, ну, что ты мне душу рвешь?

Садится на диване, трет лицо.

Я сам знаю, что нужно... Неужели же ты не понимаешь? Когда ты рядом...Когда я с тобой, я ни о чем другом думать не могу.

АНДРИС

Это - не "ни о чем". Это - о ком... Вова!

ВЛАДИМИР

Что?

АНДРИС

Милый, так нельзя!

ВЛАДИМИР

Почему нельзя?

АНДРИС

Потому, что...

ВЛАДИМИР

Ну, почему?

АНДРИС

Ты ведь не мальчик не целованный. Ты живешь среди людей..."Ты в ответе за всех, кого приручил!" Забыл?

ВЛАДИМИР

Не хочу! Ничего не хочу! Устал я. Устал!.. Устал врать, устал кривляться... Не хочу! Не могу! Не могу я больше!.. Ты завтра уедешь... Я...я не знаю, что я сделаю.

Андрис подходит к Владимиру, садится рядом, обнимает его.

АНДРИС

Ну, что ты?

ВЛАДИМИР

Что мне делать? Что нам делать? Андрис, милый! Я так люблю тебя. Я так хочу...чтобы тебе было хорошо со мной...Чтоб тебе... не было стыдно за меня... Но вот, видишь, я ничего не могу... Ты веришь мне, Андрис?.. Ты любишь меня? Любишь?

АНДРИС

Володя!

ВЛАДИМИР

Любишь?

АНДРИС

Да, да, милый!

ВЛАДИМИР

Прости меня, Андрюш! Прости!

АНДРИС

За что?

ВЛАДИМИР

Ты смеешься,- мне даже пригласить тебя некуда.

В дверях появляется Денис Иванович.

Мне так стыдно перед тобой...Ты знаешь? Ночью, когда...Я все время думал... Прости! Это ужасно. Но я хотел, чтобы эта ночь не кончалась. Потому, что... Потому, что... Я не думал, что все так обернется... Помнишь? Там в Лиелупе... Я думал, так, экзотика. Почти, что иностранец. Да, еще музыкант. И надо же тогда было Сергею сгореть... Зачем я пошел один?

АНДРИС

Ты жалеешь?

ВЛАДИМИР

Андрюш!

АНДРИС

Ты жалеешь, что мы с тобой познакомились?

ВЛАДИМИР

Я все время твердил себе: не смей! Не вздумай влюбиться, только не это! Тебе это не надо! У тебя все есть. А сам?.. А может я себя только уговаривал? Ведь, когда все есть, ты же не потащишься искать приключений. А я? Я же знал, чего я хочу... Почему?.. Или у всех это так? Или я урод, даже в этом? А?

АНДРИС

Никакой ты не урод. Я же видел, что ты...что с тобой что-то происходит...Я ведь тоже не думал, что я...

ВЛАДИМИР

Андрюш, ты жалеешь, что?..

АНДРИС

Вов, прекрати! Скорее ты жалеешь.

ВЛАДИМИР

Нет! Что ты? Я нисколько не жалею. Мне хорошо с тобой... И страшно... И стыдно... Нет, я не должен был допускать этого. И почему я всем приношу только несчастье?

АНДРИС

Любить - это счастье.

ВЛАДИМИР

Ты меня любишь?

АНДРИС

Милый!

ВЛАДИМИР

Ну, почему же тогда все так несправедливо? Что же нам делать, Андрюшечка?

АНДРИС

Прежде всего - не раскисать.

ВЛАДИМИР

Как ты так можешь, спокойно? Неужели тебе все равно, что с нами будет?

АНДРИС

Что ты говоришь, Володя? Если я не рву на себе волосы, это вовсе не значит, что мне на все наплевать.

ВЛАДИМИР

Нет, все что-то значит. Это значит, что ты сильней меня, что я болван, что я ничего не понимаю в этой жизни, что я могу только мучить людей... что и тебя измучаю, и ты... бросишь меня. Если бы я знал!.. Если бы я только знал...

Закрывает лицо руками.

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Ребята, извините! Я наверное, вмешиваюсь не в свое дело. Но... вы простите меня, старого дурака. Я понимаю, что я для Вас не авторитет.

Подходит к дивану, садится рядом с ребятами, кладет руку им на плечо.

Но вы...не знаю... мне так кажется... Но если Вы сейчас... Вы потом себе этого никогда не простите. Вы - молодые балбесы... Вам дано такое...А Вы можете все сломать... Как Вам объяснить, как вложить Вам хоть кусочек того, что я знаю, что я пережил. Милые Вы мои! Я для Вас готов...Я для Вас... Ах, что я могу для Вас в этой Богом проклятой стране! Ничего! Боже мой!.. Разве за это?.. Но Вы не должны... Вы не имеете права... Счастье - это такая редкость на свете...Кто знает, что нас ждет потом...Если бы мы могли тогда знать наперед...Если бы я знал...Если бы я только знал...

назад  продолжение