СЮИТА

для виолончели соло

в десяти частях
(Старомодная драма)

 

Действующие лица:  
 Денис Иванович Щоголев67 лет
 - в молодости - Дайнис Шоголавс20 лет
 Полковник Ризги72 года
 - в молодости - капитан Гирт Ризги25 лет
один исполнительАндрис23 года
Айнарс Калнынь23 года
один исполнительВладимир24 года
Валдис Озол24 года

Действие происходит
21 -22 августа 1991 года в Москве и
30 декабря 1944 - 9 февраля 1945 года в Риге.

 

I. Прелюдия

Обычная московская квартира. Комната, две двери - в коридор и другую комнату. Окно с дверью на балкон. Перед окном стоит письменный стол так, чтобы сидящий был лицом к залу. На столе - фото в картонной рамке, телефон. В левом углу комнаты - большой кожаный диван. 7 часов 15 минут, 21 августа 1991 года. Звук открываемой двери, голоса из прихожей.

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Ну, вот, я же говорил: три минуты. Проходите, проходите, ребята! Снимайте это все мокрое! Вот сюда! Я сейчас все это в кухне над газом развешу...

ВЛАДИМИР

Да, что Вы, спасибо, не надо!

АНДРИС

Спасибо!

Входят в комнату. Владимир и Андрис в джинсах, куртки держат в руках.

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Ну, вот. Проходите! Куртки давайте сюда! Да, и штаны бы снимали. Стесняться здесь некого. Чего в мокром-то сидеть? Располагайтесь! Я сейчас чай сделаю.

АНДРИС

Показывая на диван.

Здесь можно?

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Ну, конечно можно. Забирайтесь с ногами, я сейчас плед вам принесу.

Идет в другую комнату. Владимир подходит к окну.

ВЛАДИМИР

Да, действительно, как на ладони. Смотри, Андрей!

Андрей подходит к окну, с пледом возвращается Денис Иванович.

АНДРИС

Здорово! А с балкона, наверное, все слышно?

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Хватает и форточки. Как начнут - услышите... Да, вы садитесь! Давайте, забирайтесь на диван! Вот плед. Не стесняйтесь!

ВЛАДИМИР

А вдруг опять что-нибудь?

АНДРИС

Да, вряд ли. Уже совсем рассвело.

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Я тоже так думаю. Уж если ночью не решились... Да, садитесь же вы! Не настоялись за ночь? Я сейчас.

Уходит.

АНДРИС

Неудобно страшно.

ВЛАДИМИР

Ага. Но мы не на долго, да? Чуть-чуть посидим и пойдем...

Садятся на диван и долго не могут укутаться пледом.

АНДРИС

Вов! Вот так!

Садится между ног Владимира и заставляет обнять себя.

ВЛАДИМИР

Ну, ты что? Неловко так.

АНДРИС

Ну, пока... А он придет, я встану. Хорошо?

ВЛАДИМИР

Хорошо.

Роется носом в волосах Андриса.

АНДРИС

Ой, щекотно... Слушай, Вов, а как его зовут?

ВЛАДИМИР

Кого?

АНДРИС

Лабас денас! Деда этого.

ВЛАДИМИР

Не знаю. Я думал, вы с ним там, в парке познакомились.

АНДРИС

Да-нет, вовсе.

ВЛАДИМИР

Вот, те на. Приперлись! И даже не знаем, как его зовут.

АНДРИС

Действительно, не хорошо как-то... Но с другой стороны, он ведь сам пригласил...

В комнату с подносом входит Денис Иванович. Андрис судорожно отсаживается от Владимира. Денис Иванович замечает это.

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Ну, вот... Сейчас перекусим.

ВЛАДИМИР

Ну, что Вы? Зачем? Чайку бы только, чтоб согреться.

АНДРИС

Спасибо, не надо, мы сыты.

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Чайком после такой ночи не греются. Это уж вы поверьте мне старому лесному волку! И нечего стесняться. Спасибо потом скажите. Пока не за что. Ну, защитники, что? Давайте ставьте стол к дивану! И кресло!

Владимир и Андрис передвигают стол и кресло к дивану.

Нет, кресло - сюда! Вот, так... Ну, чего стоите, как в гостях? Садитесь!

ВЛАДИМИР

Мы и есть в гостях.

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Ладно, ладно, разберемся.

АНДРИС

Вы... где будете?

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Тут.

Показывает на кресло.

А вы - там, на диване устраивайтесь!.. Ну, защитники, у меня не ресторан, так что, вот, по-холостяцки... Но закусить хватит, а?

Разливает водку.

Ну, что, защитники, выпьем?

Владимир и Андрис неловко берут рюмки, переглядываются.

Да, ладно, ребята, расслабьтесь! Так что ли у вас говорят?

ВЛАДИМИР

Да-нет, мы ничего...

АНДРИС

Вы извините нас!

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

За что? Это вы меня извините!.. Притащил чуть не силком.

АНДРИС

Ну, что Вы?

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Да, я понимаю, какая я вам компания! Но уж простите старого... Ну, давайте! Первую, чтоб согреться.

Чокаются, пьют.

Давай, ребята, жуйте!

Владимир и Андрис осторожно делают бутерброды, едят.

АНДРИС

Вы извините нас... Мы вот ввалились... Вы нас так угощаете, а ведь мы даже не знакомы.

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Ну, это только наполовину.

ВЛАДИМИР

То есть, как это наполовину? Что вы хотите этим сказать?

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Да, вы не пугайтесь! Я - не крючковский агент... Да... давно уже...

Владимир и Андрис переглядываются.

Да, успокойтесь вы! Прошу вас!.. Если бог даст... может быть я вам когда-нибудь... Если захотите...

ВЛАДИМИР

Извините! Что значит наполовину?

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Не ершись!.. Я ведь две ночи за вами хожу наблюдаю... Да. Тебя вот, Володя зовут, а?.. А тебя, по методу дедукции, скорее всего Андрис. Так?

АНДРИС

Испугано.

Так.

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Ну, вот, я же говорил, что наполовину.

Владимир и Андрис переглядываются.

ВЛАДИМИР

Ну, так может доведем ее до целого?

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Обязательно. Сейчас.

Разливает по рюмкам.

Ну, защитники... Ну-ну! Берите!.. Вот. А вторую можно и за знакомство.

Встает.

Честь имею представиться: Денис Иванович Щоголев.

Владимир и Андрис тоже встают. Денис Иванович чокается с ними.

Теперь вот, действительно знакомы. За знакомство!

ВЛАДИМИР и АНДРИС

За знакомство!

Еще раз чокаются, пьют, садятся. Пауза.

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Ну, и чего скисли, защитники? Испугались...

АНДРИС

Нет, не испугались, но согласитесь, это как-то странно.

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Что странно?

ВЛАДИМИР

А разве не странно? Вы за нами следили... Вы нас знаете.

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Да, не знаю, потому и пригласил.

АНДРИС

Чтоб узнать? Ну, и что же Вам поручили узнать?

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Вы что же и в самом деле думаете, что я агент КГБ? Бросьте, ребята! Бросьте! Агенты так себя не едут... Вы уж меня извините! Я хотел, как лучше... а получилось... Мало вы страху за ночь натерпелись, теперь я добавил. Я, правда, не агент, не сексот. Ну, правда, поверьте! Я клянусь вам.

АНДРИС

Ну, что Вы, Денис Иванович! Мы верим, верим.

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Но пошел я туда...

Показывает на окно.

не из солидарности. Вовсе не этого вашего беспалого защищать...

ВЛАДИМИР

Так значит Вы?..

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Ничего это не значит... Просто мне интересно... Я на ваши митинги не ходил, только по телевизору... А тут вон оно, под окнами. Я и так сплю плохо, а тут еще этот здоровый такой из "Взгляда"... Ну, как его?

ВЛАДИМИР

Который?

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Ну, да шут с ним!.. Или эта ненормальная ваша...Блондинка из Ленинграда. Ох, и не люблю же я ее! Бр-р-р! Как начнут успокаивать: Держитесь! Мы с вами! Ельцин в Белом Доме. Мы будем отстреливаться до конца... Ну, думаю, дай, пойду посмотрю я на этих защитников хреновых.

ВЛАДИМИР

Озлобленно.

Ну, и что? Посмотрели?

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Посмотрел...

ВЛАДИМИР

И как? Не понравилось?

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Ай!

ВЛАДИМИР

Так, Вас идея или люди не устраивают?

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Да, что люди?.. Как везде... Стадо.

АНДРИС

И Ростропович стадо? Это же... Это же... Он же величайший музыкант! Все бросил и сюда. Такие артисты раз в сто лет рождаются! Лучший виолончелист мира!

ВЛАДИМИР

Это вам не ваши демонстрации по утвержденным спискам, с ликованием по приказу руководящей и направляющей...

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Молоды вы еще судить-то! И права вам такого никто не давал!

ВЛАДИМИР

Взрываясь, встает.

Ну, эту песню мы уже наизусть знаем. Молоды мы еще судить!.. Молоды. Мы только судим, а вы... вы... Без суда и следствия! Скольких? А?

Денис Иванович опускает голову.

И думать нам еще рано, и вообще... И права-то нам никто не давал... Да, с правами вы все замечательно устроили...

АНДРИС

Да, уж с правами - особенно хорошо... И с равноправием...

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Что это вы имеете в виду?

ВЛАДИМИР

Что имею, то и... имею...

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Распустил он вас... Насмотрелись по телевизору... Умными стали... Свободу вам теперь подавай, суверенитет, право наций на самоопределение... вплоть до отделения... А что же тем делать, кто жизни свои отдал за объединение? А? Свои молодые жизни... Как ваши, например... А как быть с их правами? Или теперь права только вам иметь положено?

ВЛАДИМИР

Кому это вам? Может быть, КПСС ваша о равноправии пеклась день и ночь? При ней что ли все свободными были?

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Да, разве просто в свободе дело?

АНДРИС

Прежде всего, в свободе!

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Свобода может быть разной. А потом не забывайте: "Свобода - это вынужденная необходимость". Это - не я, это - классик сказал.

АНДРИС

Нет, свобода - это величина абсолютная. И никто не имеет права лишать свободы других. Вот!

ВЛАДИМИР

Ах, ну, да! Простите! Вы ведь теперь просто жить без свободы не можете. Со статуей своей, как дурак с писаной торбой носитесь... Русский Иван вас заэксплуатировал совсем.

АНДРИС

Перестань, Володя! Ты же прекрасно понимаешь, что дело вовсе не в Иване.

ВЛАДИМИР

Ты - может быть, понимаешь. Но тогда объясни мне! В чем... в чем дело? Ты объясни мне, почему какая-то полька в Юрмале: Ах, москали! Опять эти проклятые москали! Не буду я их обслуживать! Я лично, что ей сделал? Меня за что вы ненавидите? Да, ладно бы еще кто-то, а то ведь сама - полька... Я уже не говорю про остальных...

АНДРИС

Я же тебя москалем не называю. А приехал я сюда... разве не "москалям" помогать. Везде есть люди всякие... А у вас, что нет их?

ВЛАДИМИР

У нас нет!.. Нет, конечно... Но, ведь мы... Но Россия же не...

АНДРИС

Ааа? Ты мне еще спой про то, как "сплотила на веки великая Русь". Или расскажи мне сказку про новую историческую общность - советский народ... А я не хочу быть советским народом, не хочу! Я хочу быть и буду латышом. Ла-ты-шом! Ты понял?.. И не хочу я, чтобы какая-то Русь...

ВЛАДИМИР

Чтооо?

АНДРИС

Да, да - какая-то. Какая-то.

ВЛАДИМИР

Ну, знаешь, что?

АНДРИС

Какая-то полька - можно? Да? А как Иван - так - Великая Русь! Да? Вот, и живите со своей великостью! И не лезьте к нам! Мы - не Великая Латвия. Мы - просто Латвия. И вас не заставляем жить ...

ВЛАДИМИР

Ха-ха! Вы - нас? Да, что такое Латвия? Откуда она взялась? - Курляндия, Лифляндия... Да, если бы не Россия... Была бы ваша Латвия... Знаешь где?

АНДРИС

Уж где-нибудь была бы. А по вашей милости сейчас она...

ВЛАДИМИР

По нашей? По нашей милости?.. Прекрасно! Жиды и латыши у нас в России в революцию решили поиграть... а теперь - по нашей милости! Или может быть мы в России всех ваших Лацисов, Стучек, Алкснисов, Рубиксов развели? Или может не ваши замечательные "красные стрелки" залили кровью Петроград? Может не ваши латышские стрелки охраняли вождя мирового пролетариата в Смольном? И не их, как верных псов, и в Москву привезли охранять эту банду в Кремле? Не кого-нибудь, а именно их, именно ваших распрекрасных латышских, "борцов за равноправие". А кто утопил в крови московских эсеров в 18 году? А в Ярославле? А в Саратове? Это мы к вам лезем со своей Великой Русью? А может это вы все-таки аж до Урала долезли, до Астрахани и Архангельска? Что там ваши латыши забыли?.. Это русские вам жизнь портят? Это вы ее сначала всей Великой России испортили!

АНДРИС

Это... Это - ложь! Это - неправда!

ВЛАДИМИР

Это - неправда? Это - только кусочек правды! Всю правду вы никогда не узнаете... потому, что вы ее слушать не хотите. Тут - вы европейцы... Тут вы - не Иваны. Вы дерьмо в своей истории ворошить не будете.

АНДРИС

Я - не историк.

ВЛАДИМИР

Да, на виолончельке можно и без истории пиликать... Я, между прочим, тоже не историк... Но после Великой Октябрьской вы только 20 лет вытерпели без большевиков... Посмотрим, на сколько вас теперь хватит...

Денис Иванович, молча наблюдавший за разговором, оживляется.

Но с коммунистами мы еще все наиграемся... И у нас... И вы там у себя... Одна из старейших компартий Европы... Это тебе не хухры-мухры.

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Ах вы, мерзавцы! Ах, сопляки проклятые! Да, что вы понимаете? Что вы видели? Да, если б не коммунисты, если б не партия...

ВЛАДИМИР

То, что?

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Ах, да, что с вами разговаривать!

ВЛАДИМИР

Денис Иваныч, я не хотел Вас обидеть... Я же не сказал, что все коммунисты, то есть члены КПСС, - сволочи.

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Чтооо?

ВЛАДИМИР

Простите!

Денис Иванович отворачивается, машет рукой. Пауза.

АНДРИС

Денис Иваныч, но тут Володя все-таки прав. Вы только посмотрите, что за жизнь нам КПСС устроила. Все только колбасой измеряется.

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

КПСС вам плоха?! Да, пока КПСС была, пока этот меченый... У людей было завтра, у людей была надежда. А вы ее хотите забрать... А как жить без надежды, без завтра?.. Вам этого не понять - вы молодые... А когда тебя лишают опоры... Какая она - это отдельный разговор... Я ведь тоже не слепой... Но, когда у человека забирают веру...

ВЛАДИМИР

...Да... Конечно... Для целых поколений это стало религией... Отсюда этот фанатизм... Одного Бога забрали - другого придумали... Это действительно очень серьезно и сложно... Красивыми картинками по телевизору всех не купишь - это верно... Нет, это очень серьезно.

АНДРИС

Это как раз не серьезно! Разве можно серьезно верить в сказки?

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

...Оно конечно... Но в сказках всегда бывает счастливый конец. Иванушка-дурачек побеждает. И каждый хотел стать таким Иванушкой. Сказка дает надежду... А вы эту сказку сломали... Вы-то что даете? Куда вы зовете?.. Что вы можете дать!

АНДРИС

Денис Иваныч, а куда зовут эти прохвосты? Что обещают? Ну, неужели же Вы верите, что они за две недели устроят нам рай земной, эту Вашу сказку? Это же не серьезно. На каких они идиотов рассчитывают? Кто им поверит?

ВЛАДИМИР

Ой, поверят! Еще как поверят!

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Когда водку чуть не бесплатно раздавать обещает - поверят... Стыдно... Господи! Зачем я до этого позора дожил?

АНДРИС

Ну, послушайте, Денис Иваныч!

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Ничего я не хочу больше слушать. Я вас пригласил не того, чтобы все это слушать... Устал я от всего этого, устал. От всех этих перевертышей устал. От хамелеонов. Как же как можно? Вчера - одно, сегодня - другое. На 180 градусов. Мерзость! Мерзость это!

АНДРИС

Но ведь при ком... раньше никто не смел говорить правду. А теперь вот опять хотят всем рот заткнуть... Чтоб как раньше.

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Ну, да, вам теперь плюрализм подавай! Правды вам захотелось! А ты знаешь, что такое правда? С чем ее едят? Ты знаешь, какой у нее вкус?.. Ты вот, на Володю набросился. А у него, вишь, своя правда. Не по вкусу тебе... А у меня своя... Ну, и где же она - правда? Э! То-то и оно... Сколько людей - столько и правд...

АНДРИС

Но это... Так не бывает... Или правда, или нет.

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

И чаще -"или нет"!

ВЛАДИМИР

Ну, уж?

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Хехе. Молодежь! Вы-то всегда правду говорите?

АНДРИС

Всегда!

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Ой! Шустрый какой! Или... по обстоятельствам?

АНДРИС

Ну...Можно просто промолчать.

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

...Да... Когда сидишь в объятиях любимого - можно. Можно, действительно, ничего не говорить. Все и так ясно. Чувства - всегда правда.

Владимир и Андрис реагируют на слова Дениса Ивановича.

Да, ладно, чего уж там...А если промолчать нельзя? Если от этого зависит жизнь?

К Андрису.

Его, например. И правду ты сказать не можешь...Тогда-то как? А? Тогда-то что делать?.. Вот, тогда ты и придумываешь себе свою правду...

Владимир и Андрис сидят, опустив головы.

Да... Вот-так-вот, мои хорошие...

Владимир и Андрис осторожно поднимают глаза на Дениса Ивановича.

Была и у меня своя правда...когда я вот такой же, как вы, был... Да-да! И я был молодым и глупым...Молодость прошла,.. а с умом... Про старых, вот, говорят: из ума выжил... А был ли это ум?.. У нас...Да, вам двоим проще... Ты, как я понял, музыкант. А ты Володя кто?

ВЛАДИМИР

Филолог.

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Да, это вам не органы, не партработа. Да, и вообще... Все теперь проще стало.

АНДРИС

Расскажите, Денис Иваныч!

ВЛАДИМИР

Да, расскажите!

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Рассказать?.. Расскажу как-нибудь в другой раз.

АНДРИС

Но другого раза у нас уже может не быть.

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Как говорил один мой знакомый: да, куда мы денемся?

ВЛАДИМИР

Кивает головой на окно.

Да, вон, оно как! Чем все это кончится?

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Бог не выдаст, свинья не съест... Просрали все эти... А может, так и должно быть...если из себя иконостас делать... Давайте-ка еще по одной. И поешьте вы наконец!

Разливает водку.

А потом отдохнуть надо чуток. Время-то, вон уж, сколько! Подустал я малость. Да, и вы, наверное.

Поднимает рюмку.

Ну, за что теперь? Или со старым гэбэшником и пить не будете?

АНДРИС

А...можно?.. Давайте персонально! Каждый за свое.

Смотрит на Владимира. Денис Иванович видит это, улыбается.

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Можно, конечно, можно! Пейте за свое!.. Ну, и я ...за свое.

Пьет. Владимир и Андрис подмигивают друг другу.

А теперь, давайте быстренько закусывайте и спать!

АНДРИС

Да, ну, что Вы? Спасибо! Мы пойдем, а Вы ложитесь, отдыхайте

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Кудааа? Там

Кивает на окно.

сейчас и без вас народу пруд-пруди,- это не ночью. А вы, хоть и молодые, а отдыхать-то когда-нибудь все одно надо.

ВЛАДИМИР

Да, мы уже и отдохнули, согрелись.

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Да, ладно уж, защитники! Что я слепой? Не вижу? Тут, и в КГБ не ходи, видно, что вам голову притулить негде.

ВЛАДИМИР

Ну, почему же это негде?

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Да, уж потому, видать... Не хорохорьтесь!.. Опять же меня, старика, не обижайте!

АНДРИС

Спасибо, Денис Иванович! Но, правда, не удобно как-то.

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Неудобно, знаешь что?

АНДРИС

Знаю.

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Вот. А раз знаешь...

АНДРИС

Ну, зачем мы Вас стеснять будем?

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Ах, вы меня стеснить боитесь! Надумали тоже. Вы меня не стесните... И я вам мешать не буду.

Встает, идет в другую комнату, возвращается с подушками, кладет их на диван.

Вот, прямо тут и ложитесь! По-походному, защитники, ведь... Днем-то какой сон?.. Так, подремать.

Собирает со стола посуду.

АНДРИС

Давайте, я Вам помогу!

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

А чего ту помогать? Я сейчас все это в кухню, а встанете чайку попьем... Да, удобства там, в коридоре. Найдете!

Андрис смотрит на Владимира, тот отрицательно качает головой.

АНДРИС

Ну, тогда я сейчас.

Выходит.

ВЛАДИМИР

Денис Иваныч!

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Чего тебе?

ВЛАДИМИР

А откуда же Вы все-таки нас знаете?

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Ну, снова здорово. Я ж говорил, что две ночи за вами наблюдаю. Вчера еще я вас подметил. То есть, теперь уже позавчера. Ну, а сегодня, вчера, уже специально пошел вас искать.

Возвращается Андрис, останавливается в дверях.

Нашел, вы опять там же стояли.

ВЛАДИМИР

Но почему же мы Вас тогда не видели?

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Гм! Потому... что влюбленные, как показывает практика, не только часов не наблюдают.

Андрис опускает голову.

ВЛАДИМИР

Но почему Вы решили...

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Да, брось, Володя! Я же не слепой.

Андрис проходит садится на диван.

АНДРИС

А как Вы наши имена узнали?

ДЕНИС ИВАНОВИЧ

Но так случилось, что я еще и не глухой. А на твой акцент ухо у меня с детства настроено... Поэтому от Андрюши до Андриса. сам понимаешь, ума большого не надо... Ну, да, хватит болтать! Ложитесь, и я сейчас пойду.

К этому времени в комнате стало совсем светло, поэтому Денис Иванович задергивает очень плотные шторы, включает настольную лампу. Глубокий полумрак. Владимир и Андрис укладываются на диване: Владимир к стенке, Андрис - скраю. Владимир аккуратно укрывает Андриса пледом. Денис Иванович сидит с низко опущенной головой. Владимир, посмотрев на него, и убедившись, что тот их не видит, целует Андриса. Проверяет на нем плед, ложится, обнимает его. Свет на них медленно гаснет. Теперь виден только Денис Иванович. Он медленно поднимает голову, смотрит в сторону дивана, улыбается.

Защитники... А что, и защитники. Да, защитники Белого Дома... А что, глядишь и в историю войдут... Не эти, конечно... Эти не войдут. Да, им и не нужно...А мы разве думали тогда, как о нас в истории напишут... В боях за освобождение Риги от фашистских оккупантов принимали активное участие латышские партизаны и члены рижского подполья... И все... А кто эти партизаны? Что за люди? Что они думали? Зачем пошли в партизаны?... А подполье?.. Я-то знаю, вовсе не все там большевики были...Это уже потом...Меняли краску...Когда все стало ясно... Но и это многих не спасло... А мы? А мы разве не верили? Верили... Верили! Но во что? Мы верили, что мы боремся и умираем за Родину...Нет, "за Сталина" мы не кричали. Мы умирали за Родину... Мы боролись за Родину... За Родину... И все... Но ведь эти...

Кивает на Владимира и Андриса.

тоже за Родину, за Россию... А мы? А я? - За Латвию... А когда она превратилась в Советский Союз?.. Родина?.. И почему я - здесь, в Москве?...Эти теперь, вон какие умные. Уж по 10-то классов у всех есть. А что я тогда?... Мне сказали: За Родину! За Свободу!..- От кого? - От фашистов. Фашисты - это плохо. Это я уже сам видел. Видел, как они евреев... А Валдис?.. Валдис из-за немцев в лес ушел, когда его отца... Да, фашисты - это плохо... Бей фашистов! Ну, бьем... Бьем - это, конечно, громко сказано. Но я был очень гордый. Как же - связной! Интересно. А главное... Главное- то... Тогда я в этом и сам себе признаться не мог... Главное, что хоть раз в неделю, хоть в 10 дней, а увижусь с Валдисом... Ах, если бы в самом начале поговорить нам, как следует, обо всем, обсудить... Ага! Это я теперь такой умный стал... Что бы я тогда обсуждал? Что я мог обсуждать?.. Да, и Валдис тоже...Чего бы мы с ним наобсуждали?.. Я ведь ни разу не сказал ему даже, что люблю его... А он?.. Он любил меня?.. Я - любил его... И ему со мной было хорошо... Я знаю. Но разве мы могли тогда об этом говорить?.. Главное в жизни была не любовь... Все было просто: бей, гони! Освобождай, спасай Родину. Вот, мы ее честно и спасали. Честно... Но разве мы думали тогда?.. Думали: прогоним фашистов и... Свобода. Рай наступит... Ан нет, свято место пусто не бывает. Но кто из нас тогда об этом думал?.. А потом?.. Потом надо было бить предателей, продавшихся фашистам... Потом буржуев, продавших Родину фашистам... И били. Да, еще как били! Другой раз, кажется, всех извели. Ан нет, - не всех... А потом... потом... И нас стали...

Берет фото, долго рассматривает его, прижимает ко лбу. В левой части сцены, там, где стоял диван, высвечивается угол казенного кабинета.

30.12. 1944 года
За столом - капитан Гирт Ризги изучает какие-то документы. Присев на подоконник, с папиросой в руках задумавшись, стоит Валдис Озол (Он же - Владимир). Он в простом гражданском костюме, который ему явно велик. Справа в полумраке виден Денис Иванович.

Что бы мне тогда подумать... Но когда? Дел по горло... Боже мой! И это мы называли делом, работой! Изо дня в день, как заведенные... А может они специально так... чтоб не задумывались, чтоб не разучились, чтоб потом отступать было некуда? А?

Поворачивается к кабинету слева.

Но разве мы для себя это делали? Разве мы о себе тогда думали? Мы о Родине думали.

Валдис Озол бросает на Дениса Ивановича почти презрительный взгляд.

Разве не правда?


 

II. Куранта

Свет на Денисе Ивановиче медленно гаснет. Кабинет Гирта Ризги.

ВАЛДИС ОЗОЛ

Отвечая Денису Ивановичу.

Это только кусочек правды.

В зал.

Всей правды вы никогда не узнаете потому, что...

Свет на Денисе Ивановиче гаснет полностью.

ГИРТ РИЗГИ

Перебивая Валдиса.

Нет, ты только послушай, какая гадина этот Калнынь! Нет, ты почитай!

Передает Валдису лист из папки.

ВАЛДИС ОЗОЛ

Ну, и что?

ГИРТ РИЗГИ

Ты еще спрашиваешь, что? К стенке эту гадину. Эту продажную интеллигентскую мразь.

ВАЛДИС ОЗОЛ

А чем он тебе так насолил? Музыкант, на виолончели играет. Чего ты?

ГИРТ РИЗГИ

А ты его видел? Слышал?

ВАЛДИС ОЗОЛ

Нет.

ГИРТ РИЗГИ

Вот, не видел, а защищаешь.

ВАЛДИС ОЗОЛ

Вовсе не защищаю. И с чего бы это? Но ведь хотя бы проверить надо. Написать всякое можно.

ГИРТ РИЗГИ

А... Время еще на это говно тратить!.. Хотя, он очень ничего себе. В другое время я бы его... не упустил. Но попользовать, если возьму, я его и здесь смогу.

Стук в дверь.

Да, кто там?

В солдатской форме входит Дайнис Шоголавс.

ДАЙНИС ШОГОЛАВС

Гирт, Слушай! Там этот, Калнынь пришел. Ты что его вызывал?

ГИРТ РИЗГИ

Во-первых, сколько раз тебе повторять, на службе я тебе никакой не Гирт, а товарищ капитан. Понял, лопух?

ДАЙНИС ШОГЛАВС

Ага, понял, Гирт.

ГИРТ РИЗГИ

Это раз. А во-вторых, Дайнис сооруди-ка нам с советской властью кофейка с бальзамчиком!

ДАЙНИС ШОГЛАВС

Это можно.

ГИРТ РИЗГИ

А скрипочка эта пусть посидит пока!

ДАЙНИС ШОГОЛАВС

Да, я его и так уже полчаса выдерживаю.

ГИРТ РИЗГИ

Вот, и правильно. Пора их к уважению приучать.

ВАЛДИС ОЗОЛ

Гирт, кофейком потом побалуешься! Иди, Дайнис, иди!

ГИРТ РИЗГИ

То есть, как это? Как это? Как это?

ВАЛДИС ОЗОЛ

Ну, чего ты раскудахтался?

Машет рукой Дайнису, тот уходит.

ГИРТ РИЗГИ

А чего это ты тут раскомандовался? А?

ВАЛДИС ОЗОЛ

Я не раскомандовался. У меня действительно еще куча дел. Да еще квартира...

ГИРТ РИЗГИ

Какая квартира?

ВАЛДИС ОЗОЛ

Моя. Ну, наша с Дайнисом - того, тю-тю.

ГИРТ РИЗГИ

То есть, как это тю-тю? Не врубаюсь.

ВАЛДИС ОЗОЛ

Все очень просто. Хозяева вернулись.

ГИРТ РИЗГИ

Какие хозяева? Нет в Латвии больше хозяев... кроме нас. Хозяин - теперь народ. И ты - народ. Так что, пошли их с черту!

ВАЛДИС ОЗОЛ

Да, они с детьми.

ГИРТ РИЗГИ

А тебе что? И вообще, не расстраивай меня, у меня еще могут быть дети.

ВАЛДИС ОЗОЛ

Перестань! А я что-нибудь найду сегодня. Ну, а нет... Переночевать пустишь?

ГИРТ РИЗГИ

... Так-так... Сержант Шоголавс!

Стук в дверь. Входит Дайнис Шоголавс.

ДАЙНИС ШОГОЛАВС

Чего прикажите?

ГИРТ РИЗГИ

Давай-ка, зови эту скрипочку! Попиликаем.

ДАЙНИС ШОГОЛАВС

Щелкает каблуками.

Слушаюсь, товарищи капитан.

Уходит. Стук в дверь.

ГИРТ РИЗГИ

Войдите!

Входит Айнарс Калнынь (Он же - Андрис). Он одет элегантно - плащ, шляпа, зонт-трость, из-под кашне виден галстук. Останавливается в нескольких шагах от стола Гирт Ризги. Валдис О. стоит у окна.

АЙНАРС КАЛНЫНЬ

Разрешите. Здравствуйте! Вы меня вызывали?

ГИРТ РИЗГИ

Здрасте! Вызывали.

Откидывается на спинку стула, качается на задних ножках, оценивая, осматривает Айнарса К. Валдис О. смотрит на Айнарся серьезно. Гирт Ризги демонстративно держит паузу.

АЙНАРС КАЛНЫНЬ

Я слушаю Вас. Что-нибудь случилось? По какому вопросу Вы меня вызывали?

ГИРТ РИЗГИ

Вопросы здесь задаю я.

АЙНАРС КАЛНЫНЬ

Задавайте, я Вас слушаю.

ГИРТ РИЗГИ

Задам. Я Вас сюда вызвал не для того, чтобы... любоваться Вами.

Берет папку, листает.

Так-так.. Значит. Калнынь Айнарс... У нас имеется информация... Что Вы ... сотрудничали с оккупантами. И Вы, вероятно, догадываетесь, какие это может иметь для Вас последствия.

АЙНАРС КАЛНЫНЬ

Это уже вопрос? Я должен отвечать?

ГИРТ РИЗГИ

Да, уж придется отвечать.

АЙНАРС КАЛНЫНЬ

Если Вы позволите, я начну с конца Вашего вопроса. Мне безусловно известно, какие последствия возможны, если человек попадает в Вашу организацию.

ГИРТ РИЗГИ

Обращаясь в Валдису О.

Нет, что я тебе говорил? Нет, ты только послушай!

К Айнарсу К.

Во-первых, мы вам никакая не организация, это раз! А во-вторых, отвечайте на вопрос, а не разводите тут демагогию!

АЙНАРС КАЛНЫНЬ

А во-вторых...

ГИРТ РИЗГИ

Что во-вторых?

АЙНАРС КАЛНЫНЬ

А во-вторых, я бы, конечно, мог предложить Вам сначала проверять поступающую к вам информацию, а уж потом делать выводы и выдвигать обвинения, но понимая, что Вы, как Вы изволили выразиться, никакая не организация, я просто ограничусь заявлением, что с oккупантами я не сотрудничал.

ГИРТ РИЗГИ

С перекошенным от злости лицом.

Я вас предупреждал - не разводите демагогию.

Закуривает.

А как Вы это назовете? Не сотрудничество?

Трясет какой-то бумажкой. Айнарс К. пытается рассмотреть ее.

АЙНАРС КАЛНЫНЬ

Отвечать можно?

ГИРТ РИЗГИ

Прекратите кривляться! Отвечайте!

АЙНАРС КАЛНЫНЬ

Извините, я не понял вопроса.

ГИРТ РИЗГИ

Всего за две недели до освобождения Риги Вы принимали участие в концерте для этой фашистской сволочи! Это - не сотрудничество? Потрудитесь объяснить!

АЙНАРС КАЛНЫНЬ

С удовольствием... Вероятно, в зале находились, как Вы изволили выразиться, фашистские сволочи, но со сцены это трудно было рассмотреть. Это, как Вы говорите, раз. Далее... Это был рядовой концерт из произведений И.С.Баха. Это, как Вы говорите, два. И в-третьих, я исполнял "Сиюты для виолончели соло", что вряд ли можно трактовать как сотрудничество. И это, как Вы выражаетесь, три.

Валдис О. с восхищением наблюдает за Айнерсом К.

ГИРТ РИЗГИ

Если Вы не прекратите паясничать, я прикажу...

Валдис О. подходит в Гирту Р. и шепчет ему что-то на ухо.

Ладно... Хорошо...

К Айнарсу К.

Это мы проверим.

Листает папку.

Теперь... Чем занимался Ваш отец?

АЙНАРС КАЛНЫНЬ

Лечил. Он был врач. Его вся Рига знала.

ГИРТ РИЗГИ

И не только Рига.

AЙНАРС КАЛНЫНЬ

Да, Вы правы. В лесах Земгале его тоже хорошо знали.

ВОЛДИС ОЗОЛ

Земгале? Я что-то ничего о нем не слышал там.

АЙНАРС КАЛНЫНЬ

Это естественно. Не мог же врач его уровня, с его известностью афишировать свои контакты с партизанами.

ВАЛДИС ОЗОЛ

Но Вы же знали.

АЙНАРС КАЛНЫНЬ

Но я же все-таки его сын.

ГИРТ РИЗГИ

Так дальше пойдет, так Вы у нас еще национальным героем станете. Мне сейчас писать представление на медаль? Или может сразу на орден?

АЙНАРС КАЛНЫНЬ

Не нужно мне никаких от Вас наград... И за отца тоже.

ВАЛДИС ОЗОЛ

Партизанский доктор, говорите? Интересно! Это я быстренько проверю.

АЙНАРС КАЛНЫНЬ

Проверяйте!

ГИРТ РИЗГИ

Да, уж не беспокойтесь, проверим... Да, теперь еще вот что. Товарищ партизанский герой, а не велика ли Вам профессорская квартира?

АЙНАРС КАЛНЫНЬ

Это - квартира моего отца, я в ней вырос.

ГИРТ РИЗГИ

Теперь - это квартира не Вашего отца. Теперь эта квартира принадлежит народу.

АЙНАРС КАЛНЫНЬ

Но я ведь тоже народ, если позволите.

ГИРТ РИЗГИ

С этим мы разберемся. Это еще надо доказать. Пока что Вы - буржуазный элемент, враждебный Советской власти.

АЙНАРС КАЛНЫНЬ

И в чем же выражается моя враждебность непосредственно? В профессорской квартире?

ГИРТ РИЗГИ

Я уже сказал, вопросы здесь задаю я!

АЙНАРС КАЛНЫНЬ

Извините!

ГИРТ РИЗГИ

Все! Вы свободны, господин артист... Пока.

Айнарс К. направляется к двери.

А с героическим прошлым Вашего родителя, мы разберемся... И Вашим тоже!

АЙНАРС КАЛНЫНЬ

Прощайте!

Выходит.

ВАЛДИС ОЗОЛ

До свидания!

ГИРТ РИЗГИ

Ну, что, видел? Какая скользкая гадина! Ненавижу таких!

ВАЛДИС ОЗОЛ

Ладно, Гирт, я пойду.

ГИРТ РИЗГИ

Ну, давай топай...А квартирку у этой скрипочки посмотри.!

ВАЛДИС ОЗОЛ

Виолончели.

ГИРТ РИЗГИ

Адрес знаешь?

ВАЛДИС ОЗОЛ

Знаю.

ГИРТ РИЗГИ

А телефон?

ВАЛДИС ОЗОЛ

Пока!

Уходит.

ГИРТ РИЗГИ

Дайнис!!! Сержант Шоголавс!

Дайнис Ш. просовывает в дверь голову.

ДАЙНИС ШОГОЛАВС

Чего, Гирт?

ГИРТ РИЗГИ

Ну-у-у, где мое кофе?

ДАЙНИС ШОГОЛАВС

Ща, будет. Айн момент.

ГИРТ РИЗГИ

Разваливается на стуле.

Это сколько же еще этой сволочи вычистить надо!

продолжение