Миша

(что эта жизнь...)

ДЕЙСТВИЕ III
Картина 4

Вечер того же дня. Декорации те же. На скамейке сидят Вячеслав и Михаил. Рядом стоит магнитофон, поет П.Каас.

МИХАИЛ

Слав, я в этом ничего не понимаю, но когда сестра у меня чевой-то там изобрела, нет, рассчитала, по каким-то там фильтрам, это - мне понятно. Где-нибудь, когда-нибудь может быть это станут применять. Или, скажем, там придумали какой-то сплав, или пластмассу. Это - тоже понятно. А вот какой толк от твоей науки?

ВЯЧЕСЛАВ

Мишка, ну какой же ты еще ребенок!

МИХАИЛ

Хорошенький ребенок! Скоро 21 год.

ВЯЧЕСЛАВ

Хорошенький! Очень даже, хорошенький! Просто замечательный!

МИХАИЛ

Перестань, Вячеслав! Мне, правда, неловко.

ВЯЧЕСЛАВ

Неловко ему! Радоваться надо. Неловко, знаешь когда?

МИХАИЛ

Нет, ну, все же. Конкретно, что дает твоя наука?

ВЯЧЕСЛАВ

О, это старый вопрос! Вся штука в том, что есть исследования прикладные, которые решают какой-то конкретный вопрос, которые должны получить тот или иной конкретный результат, ну понимаешь, всякие там пробирки, микроскопы, короче - лаборатории, а есть науки фундаментальные, которые занимаются общими проблемами, теорией в чистом виде, но без нее не возможно решение и практических задач. Ну, возьмем старый избитый пример, Циолковский. Сидел этот чудак в такой же глубинной лепоте и чего-то там чертил, считал. А на него смотрели как на дурика. И только потом на основе его расчетов, чисто теоретических, которые всем казались бесполезными, просто чушью,- практически сумели решить прикладные вопросы. Все эти Цандеры, Келдыши и т.д. Или Эйнштейн...

МИХАИЛ

Это все замечательно, но...

ВЯЧЕСЛАВ

А есть еще науки гуманитарные, от которых на первый взгляд вообще никакой пользы нет. Ну, скажем, что толку, что Аникст написал работу по Шекспиру...

МИХАИЛ

А правда, что Шекспир?...

ВЯЧЕСЛАВ

Я со свечой не стоял, но думаю, что правда. Кстати, почитай комментарии Аникста к сонетам Шекспира в переводе Маршака. И по этой теме ты найдешь массу интересного. Ну, так вот, представь себе, что все занимаются только гайками и болтами, а вместо «Евгения Онегина» и "Комнаты Джовани" у тебя в шкафу стоят только чертежи и схемы, да описания способов литья и прессовки, а вместо Баженова и Росси ты видишь только, пусть и практичные, но абсолютно сухие коробки, приспособленные для отправления физиологических потребностей человека-робота... Почему, когда ты покупаешь торт, ты никогда не возьмешь тот, где украшения из крема раздавлены или размазаны. Вкус-то ведь будет тот же... Но прости меня! Как всегда меня понесло. Словесное недержание, с отбросом в сторону.

МИХАИЛ

Нет, нет, хорошо. Ты знаешь, а я действительно никогда об этом не думал... Нет, ты абсолютно прав, чтобы мне простому Хомосапиенсу...

ВЯЧЕСЛАВ

Давай уж Хомосовьетикусу!

МИХАИЛ

Чтобы мне стало понятно... Нет, не просто так нравится - не нравится, а именно понятно, что иконы писали многие, и хорошие иконы, а гениален только Рублев... Ведь кто-то должен был все это изучить... Что было до Рублева и после него. А так, икона и икона! Что тебе Рублев, что Петров... Ведь для большинства так оно и есть.

ВЯЧЕСЛАВ

Слава Богу, что не для всех. Ведь, что такое талант? Я уже не говорю о гениях. Это же своего рода патология. А что такое патология? Это - отклонение от нормы. А что с нами делали 70 лет? Ровняли и прессовали под средний серенький стандарт, стереотип. О! Это им прекрасно удалось! Если у тебя что-то не так, как у всех, значит тебя надо ломать, бить, топтать, чтобы был, как все, чтоб не высовывался... А ты, ну, никак не лезешь в эти рамки...Значит - уничтожить!.. Чтобы другие знали, что будет, если высунешься. Ведь это стало нашей генной характеристикой. Не порадоваться за кого-то, а насолить, не помочь, а пнуть, да побольнее! Людям привили комплекс «неполноценности наоборот». Ну, почему, скажем, надо мной издевались в классе? - Только потому, что я учился лучше других. За каждую пятерку меня мутузили так, что...

МИХАИЛ

Берет в свои руки руку Вячеслава.

Тебя били?

ВЯЧЕСЛАВ

И били, и... Я хилый был ребенок. Просто поколотить такого - какой интерес? Это они очень скоро поняли. Они забавлялись по-другому... Получил я 5, значит будет - «5 минут жопой». Так это называлось. Меня валили на пол, снимали штаны, клали через колено... Трое-четверо держали, чтоб не вырвался, а Витька Харламов, воооот такой ручищей, грязной, вонючей, потной зажиимал мне рот и нос. И все дружно начинали считать минуты.

МИХАИЛ

Но ведь так убить человека можно! Садисты!

Гладит руку Вячеслава.

ВЯЧЕСЛАВ

Ну, если бы действительно 5 минут, то я бы тут с тобой сейчас не разглагольствовал.

Михаил вздрагивает.

Они понимали, что как только я переставал дергаться, вырываться, - хватит, бросают и уходят.

МИХАИЛ

Какой ужас!

ВЯЧЕСЛАВ

"За детство счастливое наше, спасибо, родная страна"... Ланно, фатит! Фатит слезу выжимать. Отелло из меня фиговый!

МИХАИЛ

Не понял!

ВЯЧЕСЛАВ

Ну, помнишь: "Она меня за муки полюбила, а я ее за состраданье к ним".

МИХАИЛ

Не помню. Но на Отелло ты, по-моему, не очень похож.

ВЯЧЕСЛАВ

Вот только поэтому я душить и не буду. Я тЭбья зарЭжу.

Смеются.

МИХАИЛ

Спохватываясь.

Ой, Слав, сколько времени?

ВЯЧЕСЛАВ

Вы хотите, уважаемый, знать, который теперь час? Сообщаю:

Напевает.

"Ленинградское время ноль часов, ноль минут."... Так , сейчас четверть восьмого.

МИХАИЛ

Не может быть!

ВЯЧЕСЛАВ

Чего ты задергался?

МИХАИЛ

Пора.

ВЯЧЕСЛАВ

"Пора, пора, покоя сердце просит..." То есть, куда это тебе пора?

МИХАИЛ

...Ехать пора. У тебя расписание электричек есть?

Встает.

ВЯЧЕСЛАВ

Нет у меня никакого расписания, и вообще поезда уже не ходят.

МИХАИЛ

Как не ходят? Не может быть! Ты шутишь?

ВЯЧЕСЛАВ

Миш, ты послушай! Ну, куда ты поедешь на ночь глядя?

МИХАИЛ

В Москву... А потом еще вовсе и не ночь.

ВЯЧЕСЛАВ

Зачем? К кому?

МИХАИЛ

Надо.

ВЯЧЕСЛАВ

Что надо? И кому надо? Тебе?

МИХАИЛ

Отвернувшись.

Мне.

Из-за дома с книжкой-расписанием выходит Сергей.

СЕРГЕЙ

А, вы здесь!.. Миш, ты давеча расписание искал, так я нашел... Так, значит, сейчас 7-18. Ага, в 8-21, и последняя в 22-18.

ВЯЧЕСЛАВ

В сторону.

Подумайте, какая забота! Серенький, ты не беспокойся, дорогой! Я объяснил Мише, что ехать сегодня уже нет резону. В другой раз. Но, за внимание, - спасибо!

Михаил с удивлением смотрит на Вячеслава.

СЕРГЕЙ

В другой раз?

На крыльцо выходит Людмила. Она что-то вытряхивает.

ВЯЧЕСЛАВ

Мил, скажи тете Вале, чтоб она чайник поставила. Давайте чай пить!

ЛЮДМИЛА

Многозначительно смотрит на Вячеслава.

Хорошо.

Уходит.

СЕРГЕЙ

Слав, но ты же знаешь, что отец...

ВЯЧЕСЛАВ

Правильно!...»Чти отца своего и матерь твою, то благо ти будет...» Человеколюб ты наш, богопослушный! Одно слово: Алексей - человек божий.

Кивает на свою комнату.

Там диван есть, а при такой погоде и на терраске можно. Миш, ты комаров очень боишься?

Не давая Михаилу ответить.

Короче - разберемся. Вот по этому поводу пусть у тебя голова не болит!

СЕРГЕЙ

Слав, но ведь...

ВЯЧЕСЛАВ

Что, ведь?

МИХАИЛ

Сережа, послушай... Я должен... тебе...

ВЯЧЕСЛАВ

Ну, мне, пожалуй, лучше уйти... Вам есть, что сказать друг другу. Жду к чаю.

МИХАИЛ

Нет, Слава, я прошу, если можешь, останься. Для меня это теперь - дело принципа... Я, в общем-то, представляю, что вы оба обо мне теперь думаете...

ВЯЧЕСЛАВ

Миша!

МИХАИЛ

Нет, Слава, подожди! С тобой разговор особый... Сережа, ты ведь даже не спросил, зачем я приехал.

СЕРГЕЙ

Мишель, но ведь вы же... Слав,.. но ведь вы же все время были вместе.

МИХАИЛ

Ты оправдываешь себя, или обвиняешь меня?

СЕРГЕЙ

Да-нет, Миш, я никого не обвиняю...

ВЯЧЕСЛАВ

Значит, только оправдываешься. Но если так,.. извини меня, конечно, но это не убедительно. Если бы ты хотел... Я вам не указ...

СЕРГЕЙ

Слав, может ты уйдешь?

ВЯЧЕСЛАВ

Если ты другого времени не смог выбрать...О чем речь?

Встает.

МИХАИЛ

Слав, пожалуйста!..

Собирается с духом, старается говорить спокойно.

Сережа, я сюда приехал, чтобы вернуть тебе твои письма и телеграммы... И зажигалку, ты забыл.

СЕРГЕЙ

хочет что-то сказать, Михиал жестом останавливает его.

Но я это делаю... не для того, чтобы изобразить живописную сцену расставания... Забирай свои фантики, отдавай мои тряпочки... Я привез их тебе, чтобы Ты спал спокойно, чтобы ни у кого не было против тебя улик...Я уже давно понял, что в тебе осталось больше страха, чем... Нет, не любви...Но... Признайся себе, разве ты меня любил? Ты делал это назло ему.

СЕРГЕЙ

Мишель,.. ну, за что ты так?

МИХАИЛ

Но ведь это же правда, Сережа, правда.

СЕРГЕЙ

Что я тебе сделал?

Плачет.

МИХАИЛ

В том-то и дело, что ты не хочешь... не можешь ничего делать... Да-нет, конечно, ты делаешь... делаешь, но только то, что тебе нравится,.. да чтоб еще без напряга,.. чтобы кабы чего не вышло... Ну, скажи, что я - не прав?.. Ну, хотя бы тогда в Ленинграде... Ты же знал, что на самолет у меня денег уже не было, а поездом я опаздывал...Но мы спокойно отстояли два часа и взяли общий вагон потому, что на купейный у меня тоже уже не было,- я купил нам цепочки.

Показывает на браслет на руке у Сергея. Сергей пытается снять браслет.

Да, перестань, ты что думаешь я за ним сюда тащился... Оставь! Все-таки память.

СЕРГЕЙ

Спасибо.

ВЯЧЕСЛАВ

Пресвятая Дева, сохрани и помилуй!!!

МИХАИЛ

...Слав, где моя сумка?

ВЯЧЕСЛАВ

Сейчас!

Стремглав убегает в дом.

МИХАИЛ

Ты меня прости! Дело, конечно, не в деньгах. Я понимаю, что ты их тоже не в тумбочке берешь...Но... быть карманным любовником у ТЕБЯ я не хочу... Хочешь - достал, поиграл, не хочешь - брысь в угол и не пикай!.. Да, все бывает, все можно стерпеть, но надо знать, видеть во имя чего.

Из дома прибегает Вячеслав, протягивает Михаилу сумку.

Спасибо!

Роется в сумке, достает полиэтиленовый пакет с письмами, протягивает его Сергею. Сергей падает на колени.

СЕРГЕЙ

Простите, меня, простите! Что же мне теперь делать?!

Плачет. Вячеслав поднимает его.

ВЯЧЕСЛАВ

Ну, успокйся, Серый, успокойся!.. Тише, Серый, тише!

СЕРГЕЙ

Слава, я... Ты же знаешь... Миша, я ведь тебя...

ВЯЧЕСЛАВ

Тихо, Серый, тихо, а что, как услышит кто?

Сергей быстро успокаивается.

МИХАИЛ

На!

Протягивает Сергею пакет. Тот берет его.

СЕРГЕЙ

А зажигалка?

МИХАИЛ

Там... Ищи!

ВЯЧЕСЛАВ

В сторону, обхватив голову руками.

И я столько лет...Воистину. Если Господь хочет наказать, он лишает человека разума... А меня... еще и зрения!

СЕРГЕЙ

Нашел зажигалку, вертит ее в курах.

Славусик, дай сигаретку, пожалуйста.

ВЯЧЕСЛАВ

На!

Сергей берет сигарету, закуривает. Михаил, порывшись в сумке протягивает Сергею пачку сигарет.

МИХАИЛ

Держи, кури.

На крыльцо выходит тетя Валя.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Чай поспел, Слав!

ВЯЧЕСЛАВ

Спасибо, тетя Валь!

Ко всем.

А давайте здесь чай пить!

ТЕТЯ ВАЛЯ

А чего ж, погода хорошая, комаров пока нет. На воздухе-то оно еще вкусней.

ВЯЧЕСЛАВ

Обращаясь к Сергею.

Вы с Мишей давайте тащите стол, стулья, в общем накрывайте! А я сейчас. Пирог какой-нибудь сварганю.

МИХАИЛ

Слав, какой пирог? Ты что?

ВЯЧЕСЛАВ

Не боись! Я быстро.

Вячеслав убегает в дом. За ним медленно уходят Сергей и Михаил. Через некоторое время выносят стол, стулья и устанавливают их около скамьи, затем выносят и расставляют посуду. Тетя Валя приносит банку с вареньем и сахар.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Ну, кажись, все. Славка сейчас пирог допечет, и будем пить... Ну, молодежь, чего кислые? Перекурим что ли?

МИХАИЛ

А давайте перекурим это дело.

Садятся, закуривают.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Миш, ты говорил, ты из Таллинна? Это в Латвии что ли?

МИХАИЛ

Нет, в Эстонии.

ТЕТЯ ВАЛЯ

В Эстонии я была, да, в Пярну, по путевке. Угу. В санатории. Мне от профкома давали.

МИХАИЛ

Понравилось?

ТЕТЯ ВАЛЯ

Очень, очень даже. Все чистенько так, прибрано. И кормили хорошо, сытно. А как я к врачу пришла, он мне и говорит, вежливо так: На что жалуетесь, Валентина Алексеевна? А я ему - на старость, доктор, угу. Ну, говорит, угу: От этого мы пока лечить не научились. Пропишу-ка я Вам ванны, жемчужные. Ну, вот на эти ванны я и ходила. Хорошо так, приятно, лежишь себе, а тут везде пузырьки такие, угу.

СЕРГЕЙ

А от чего эти ванны?

ТЕТЯ ВАЛЯ

А шут его знает, но приятно, угу, просто засыпаешь.

СЕРГЕЙ

Теть Валь, а у Милы, что, правда, что-то серьезное?

ТЕТЯ ВАЛЯ

А тебе что за интерес такой?

СЕРГЕЙ

Да, я так, просто...

ТЕТЯ ВАЛЯ

То-то и оно, кабы все так просто было... Ну, больно, конечно, ну, так ведь не она первая, не она последняя. Нет, тут другое. Чего-то у них со Славкой... Не пойму.

Михаил вопросительно смотрит на Сергея, тот отводит глаза в сторону.

Ты ж друг, ты бы и спросил. Может чем подсобить надо. Я в ваши дела не лезу, разбирайтесь сами! Вы все умные, грамотные. А я что? Я вам не указ... Лиха вы не видели - вот и беситесь... Ничего перебеситесь. Этот вон сам уже отцом стал... Да, а какой был маленький! Сидит себе, играет, угу, до 7-го класса все куклам бумажные платья мастерил... Потом, помню, рыбок разводил. Зимой, помню, как-то отопление отключили, холодина собачья. Он уж этот аквариум кутал-кутал, угу. Ну, чего кутать, когда в квартире чуть не мороз. Так мать ему присоветовала - кипятильником воду подогреть. Угу... Ну, сунули кипятильник...греют... А бабка его покойница, царствие небесное, кричит с кухни ужинать. Ну, и пошли все... едим... Угу. Вдруг как ухнет что-то в комнате. Все туда. а от аквариума - рожки, да ножки, один каркас и остался...Так с ним такое было... Мы всю ночь у его кровати сидели. То ничего-ничего, а то вдруг опять как заколотит... Да, а красивый аквариум был... как щас помню, с замком таким, ну знаете, в аквариум ставят, с лампочкой, угу...

Из дома выходит Людмила.

ЛЮДМИЛА

Машеньку я переодела, белье в бак бросила.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Золото - не девка. Ни тебе крику, ни тебе ору, лежит себе... Вот ведь какие разные дети бывают. Мишкин Алешка - орал, как резаный, день и ночь.

ЛЮДМИЛА

Людмила внимательно смотрит на Михаила.

Вы когда заканчиваете институт, Миша?

МИХАИЛ

На следующий год.

ЛЮДМИЛА

И потом?

МИХАИЛ

Пока не знаю, т.е. работать, конечно, но, куда распределят, не знаю. С моей специальностью везде работа есть. Конечно, куда-нибудь в дыру не хочется, а лапы у меня нет. С другой же стороны, чем дальше, тем проще с жильем, с квартирой. От общежития меня уже просто тошнит.

ЛЮДМИЛА

Любите уют?

МИХАИЛ

А кто же его не любит? Человек просто должен иметь свой угол, чтобы жить нормально.

ЛЮДМИЛА

Нормально?

Сергей осторожно встает и идет в дом, понимая, что разговор может приобрести для него неприятный оттенок.

Что вы называете нормальным?

МИХАИЛ

Нормально - это, когда не птицеферма и не казарма-социалистическое общежитие . Мне кажется, что - нормально, когда «мой дом - моя крепость».

ЛЮДМИЛА

Но крепость возводят, чтобы отделиться, обороняться?

МИХАИЛ

А что здесь плохого? Ведь даже звери, живущие стаей, не спят вповалку. И они строят себе норку, где можно укрыться, уединиться, побыть с близким тебе существом наедине. Ведь это же так естественно.

ЛЮДМИЛА

Естественно?.. А если в этой норке, в этой крепости завелся предатель?

МИХАИЛ

Я не совсем понимаю, что Вы имеете в виду.

ЛЮДМИЛА

Что я имею в виду? Ничего я не имею.

Вытирает глаза.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Снова здорово!

МИХАИЛ

Резко.

А еще нормально, - когда человек волен выбирать, с кем ему строить свою крепость, и как ее строить, чтобы эта крепость не превратилась потом в тюрьму... а близкие люди в сокамерников.

ЛЮДМИЛА

...А жизнь в пытку.

Вытирает глаза. Из дома выбигает Вячеслав со сковородкой в руках. За ним идет Сергей.

ВЯЧЕСЛАВ

Чего получилось, не знаю. Когда делаешь не дома... Так... Ну, ничего. А вы чего так сидите? Где чайник?

Свет начинает гаснуть.
Звучит Ш. Азнавур.

Действие IV
Картина 5

Прошло две недели. Декорации те же. Действие будет происходить в основном в комнатах, поэтому, при возможности, их желательно приблизить к авансцене. В правой комнате за столом сидит Михаил, он что-то читает с карандашем в руках. В левой комнате на диване сидит Людмила, она наблюдает за Вячеславом, который ходит по всему дому, собирая рюкзак. Рюкзак - на стуле в левой комнате.

ЛЮДМИЛА

Слав, вы куда собрались?

ВЯЧЕСЛАВ

Я же тебе говорил, в Дюдькково, в музей. Я там был три года назад, Миша вообще не был.

ЛЮДМИЛА

Я тоже не была.

ВЯЧЕСЛАВ

Но ведь тебе же будет трудно, три с лишним километра туда и обратно.

Кричит в правую комнату.

Миш, а мы привезли из Москвы карту?

МИХАИЛ

Да, Слав, она тут.

ВЯЧЕСЛАВ

Так, это я взял... Помидоры, нож, соль...

Кричит.

Теть Валь, у нас ветчина китайская еще есть?

ТЕТЯ ВАЛЯ

Из кухни.

Чего?

ВЯЧЕСЛАВ

Ветчина, говорю, осталась?

ТЕТЯ ВАЛЯ

А?

ВЯЧЕСЛАВ

Тьфу ты!

Бежит на кухню, возвращается с пакетом, кладет его в рюкзак.

Ага, еще надо бы...

ЛЮДМИЛА

Слав, мне нужно с тобой поговорить.

ВЯЧЕСЛАВ

Ну, говори!

ЛЮДМИЛА

Тихо.

Закрой дверь в ту комнату!

Вячеслав машинально закрывает дверь, останавливается, смотрит на Людмилу.

Слав, я все понимаю, но с нашими деньгами... мы не можем позволить себе до бесконечности играть в эту благотворительность.

ВЯЧЕСЛАВ

Что ты имеешь в виду?

ЛЮДМИЛА

А то, что последнюю сотню вы прогуляли в Москве, на вашем, с позволения сказать, фестивале... Целую неделю мы не покупаем ничего кроме молока и хлеба, и то на тети Валины деньги.

ВЯЧЕСЛАВ

Ну?

ЛЮДМИЛА

Что ну?

ВЯЧЕСЛАВ

Ну, что дальше? Дальше! Давай, давай! Что еще?

ЛЮДМИЛА

Еще?.. Будет еще. Ты, что совсем голову потерял? Сколько это будет продолжаться? Я, что железная? У меня, что не нервы, а канаты стальные?.. Я тебе сказала, не можешь почеловечески - ладно! Бог тебе судья. Я вытерплю... Хотя бы из-за Машеньки.

Всхлипывает.

Но, это же... Это же... Ну, как так можно? Мы же не одни! Кругом люди... Тетя Валя уже говорит... Сережа уже сколько дней, как вы вернулись из Москвы, к нам не заходит.

ВЯЧЕСЛАВ

Да, большая потеря, особенно, для тебя.

ЛЮДМИЛА

Но ведь это его дом.

ВЯЧЕСЛАВ

Значит вернемся в Москву.

ЛЮДМИЛА

Слав, ну, послушай, что ты говоришь. Тебе, что теперь на всех наплевать? И Машеньку?

Михаил в правой комнате, чувствуя, что что-то там происходит, смотрит на дверь, закуривает.

ВЯЧЕСЛАВ

Мил, я тебя предупреждал... Есть вещи, которые сильнее меня. Я тебе предлагал...

ЛЮДМИЛА

Это жестоко. Ну, должны же быть хоть какие-то границы.

Плачет.

ВЯЧЕСЛАВ

Вячеслав встает перед Людмилой на колени, берет ее руки.

Милочка, я тебя люблю, очень люблю... на сколько я вообще могу любить женщину... Ну, что я могу с собой поделать? Я - дефектный экземпляр... для вас.

Показывает себе на грудь.

Мне забыли здесь выключатель поставить, да. Но я - не ущербный, я - другой! Пойми!

Михаил из правой комнаты стучит в дверь, Вячеслав встает с колен, Михаил входит.

МИХАИЛ

Простите, пожалуйста!

Быстро проходит через дом, выходит, садится на крыльцо.

ЛЮДМИЛА

Кивает в сторону Михаила.

Неужели же человек не понимает ничего? Где у людей совесть?

На крыльцо выходит тетя Валя, садится рядом с Михаилом.

ВЯЧЕСЛАВ

Да, ты что? Я еле уговорил его вернуться сюда из Москвы.

ЛЮДМИЛА

Умоляюще.

Славик! Господь с тобой!...

Плачет.

 

(На крыльце)

ТЕТЯ ВАЛЯ

Куришь?

МИХАИЛ

Курю.

ТЕТЯ ВАЛЯ

И долго ты собираешься еще так курить?

МИЛАИЛ

Не понимая намека.

Нет, мы сейчас идем в Дюдьково.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Послушай, Миша, я - человек посторонний. Не хочу я вмешиваться в чужую жизнь. Не мое это дело. Да, и старая я уже, чтобы разбираться в ваших делах. Но ты посмотри на них! Славка с шестка соскочил, дерганый весь, как я не знаю что. Что с ним делается?.. У Милки глаза не просыхают... Ехал бы ты, милок, в свою Эстонию! А?

Михаил закрывает лицо руками.

Ты на меня, милок, зла не держи! Ты хороший парень, не то, что эта размазня, Сережка. Ты пойми, я Славку вот с каких лет знаю, он мне как родной. Ну, что ж мужик так разрывается! Сил нет смотреть... А у него семья, дочь... И с диссертацией... Ведь уже две недели никак не садился за машинку. Я только хожу пыль с нее вытираю...

МИХАИЛ

Да, тетя Валя, все правильно! На чужом несчастье счастья не построить. Но... теперь я знаю, что такое счастье... Но Вы правы, тетя Валя... Так нельзя! Кто-то должен...

ТЕТЯ ВАЛЯ

Вот и хорошо, хорошо , милок! Собирайся потихоньку... Поезжай!

МИХАИЛ

Да, да... Б-р-р-р. Как же тяжко!

ТЕТЯ ВАЛЯ

Кладет руку Михаилу на плечо.

Ну, милок, ну! Ты-то хоть не раскисай!

Встает, идет в дом. Про себя.

Эх, мне бы ваши годы... Я - в ваши годы... Чего людям теперь-то еще надо... Войны нет...

МИХАИЛ

Подражая Л.Руслановой.

"Фу ты, ну, ты, эх судьба! Как же я любила! По морозу босиком к милому ходила."

(В комнате)

ВЯЧЕСЛАВ

Ладно, Мил, хватит! Ну сколько можно дерьмо жевать!

ЛЮДМИЛА

Слава!

ВЯЧЕСЛАВ

Все! И кончим на этом! Все! Будет!

ЛЮДМИЛА

Ну, как ты так можешь?... Ну, на нас тебе наплевать...

ВЯЧЕСЛАВ

Ну, что ты несешь!

ЛЮДМИЛА

... Ты хоть о нем подумай!

ВЯЧЕСЛАВ

Боже мой! Какая забота!

ЛЮДМИЛА

Ты ведь и ему жизнь сломаешь. Ты же старше. Ты ему помочь должен, а не втягивать в эту...

Плачет.

ВЯЧЕСЛАВ

Прекрати! Ты ничего не понимаешь, не хочешь, не можешь понять...

Примирительно.

Давай прекратим эту нервотрепку. Я подумаю.

ЛЮДМИЛА

Славочка! Я... Я....

ВЯЧЕСЛАВ

Опять распаляясь.

Хватит, я не могу больше этого выносить! Или ты прекратишь это раз и навсегда, или...

ЛЮДМИЛА

Не-е-ет, слышишь, Слава, не-е-т!

Вячеслав берет рюкзак, выходит на крыльцо.

ВЯЧЕСЛАВ

Старается говорить спокойно.

Чего это ты тут расселся? Я там бегаю, собираю все, а он сидит себе тут, прохлаждается, голубчик!

МИХАИЛ

...Нет, ты - не Сара Бернар.

ВЯЧЕСЛАВ

Нет, Сара!.. Сара, Сара, Сара - я, Сара - я проклятая. Уже есть четыре Сары, а Сара пятая.

Глубоко дышит.

Хе-хе! Будешь тут улыбчивым и простым... Раз-два, вот я и улыбчив.

Михаил с нежностью смотрит на Вячеслава.

Ну, что пошли, чудо мое?!

МИХАИЛ

А, пошли!

Вячеслав обнимает Михаила за плечи, уходят. В комнате беззвучно рыдает Людмила. Свет гаснет. Звучит Азнавур.

Картина 6

Вечер того же дня. Тетя Валя вешает белье. В левой комнате на диване сидят Людмила и Ольга Андреевна, Сергей стоит у окна.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Ты знаешь, в Москве магазины ну, просто пустые, ничего нет. Я, как Сережа позвонил вчера, полдня по магазинам моталась. Думала, хоть чего вкусненького купить, вам привезти. Ничего! Как корова языком слизала. Хлеб - и тот, напасть надо!

ЛЮДМИЛА

Хлеб здесь пока есть.

СЕРГЕЙ

И молоко тоже, с утра.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Ну, хоть кашку себе варите!

ЛЮДМИЛА

Ой, не до кашки мне, мам!

Трет глаза.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Да, уж поняла, что не кашку варить позвала... Где Славка-то?

СЕРГЕЙ

В музее. Культурная программа.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Это в каком еще музее?

ЛЮДМИЛА

В Дюдькове.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Вы чего мне голову морочите? В музее... Вы посмотрите на часы!

СЕРГЕЙ

Влюбленные часов не наблюдают.

ЛЮДМИЛА

Сережа!

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Ладно! Чего тут у вас стряслось?

ЛЮДМИЛА

Мам, я должна отсюда уехать.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Что это значит "Я"? А Машенька, а Славка? Ты что белены объелась?

ЛЮДМИЛА

Машеньку заберем с собой... Попроси дядю Лешу за нами приехать!

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Ты чего это удумала, дочка? Славка что ли чего учудил? Так не в первый раз, - перебесится. Разбросалась!.. «Уеду»...

ЛЮДМИЛА

Я тебе потом все объясню.

СЕРГЕЙ

Да, чего тут объяснять? Ко мне приехал... племянник...

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Ну?

СЕРГЕЙ

Ну...и он... такой наглый... Сидит и сидит тут. Болтается целый день...Славке работать не дает.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

И поэтому ты собралась уехать?..Ну, и Славке иногда передохнуть можно, нельзя же день и ночь над это треклятой диссертацией сидеть! Отдохнет, и все. Славка не аболтус какой, у него голова на плечах есть.

СЕРГЕЙ

Видимо, нет... В общем, надо как-то этого племянника отсюда выпроводить.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Вы меня сюда для этого и позвали?

СЕРГЕЙ

Понимаете, Ольга Андреевна, мне не удобно, я... родственник...

Людмила с интересом смотрит на Сергея.

Мила тоже не может...

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

А мне значит удобно? С какой стати? Я его в глаза не видела.

ЛЮДМИЛА

Так надо, мама!

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Нет, я ничего не понимаю!

ЛЮДМИЛА

Я сказала, я тебе потом все объясню.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Ну, как знаете...

СЕРГЕЙ

Мил, можно тебя на минуточку.

Людмила подходит к Сергею, он что-то шепчет ей на ухо.

ЛЮДМИЛА

Мам, извини, я сейчас.

Людмила и Сергей выходят в другую комнату,шепчутся, возвращаются.

СЕРГЕЙ

Я сейчас их принесу.

Убегает на свою половину дома Тетя Валя, возвращаясь в дом проходит через комнату, где сидят Людмила и Ольга Андреевна.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Ольга Андреевна, может чайку поставить?

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

С удовольствием, тетя Валя, выпью.

ЛЮДМИЛА

Мам, когда Славка придет, ты иди к Маше, возьми ее на руки и качай!

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Зачем?

ЛЮДМИЛА

Так надо, мам! Больше от тебя ничего не потребуется.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Хорошо... А этот, как его, племянник?

ЛЮДМИЛА

Ну, тебе же неудобно...Сережа сам...

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Ну, слава Богу! А то, чего же это я с незнакомым человеком...

Возвращается Сергей. Протягивает Людмиле какие-то бумажки.

СЕРГЕЙ

Вот, отец вчера ходил...

Отведя Людмилу в сторону.

Даже, если присмотрится... Зеленин...- ну, понятно, дом-то наш.

ЛЮДМИЛА

А число-то вчерашнее.

СЕРГЕЙ

А ты думаешь, он знает, какое сегодня число?

ЛЮДМИЛА

И то верно. Или описка...

ЛЮДМИЛА и Сергей серьезно смотрят друг другу в глаза.

Ну, с Богом!

СЕРГЕЙ

С Богом!.. Семья ведь - это святое.

Людмила брезгливо вздрагивает. Во двор через калитку, обнявшись, входят Вячеслав и Михаил.

МИХАИЛ

Посидим еще немного здесь... напоследок.

Тянет Вячеслава к скамейке.

Мне не хочется туда...

ВЯЧЕСЛАВ

Да, здесь лучше.

МИХАИЛ

... Но ведь в жизни так не бывает, таких, как Морис... Это - кино. Там только хеппи-энд.

ВЯЧЕСЛАВ

Но ведь фильм - по роману, и в романе такой конец.

МИХАИЛ

Какая разница: фильм, роман... Но все равно - красиво. А главное - пусть, как в кино... но есть все-таки надежда... что счастье бывает. А его ведь всем хочется...Правда?

Гладит Вячеслава по руке.

ВЯЧЕСЛАВ

Правда.

Обнимает Михаила.

Правда, чудо мое нежданное!

Сергей из комнаты замечает Вячеслава и Михаила, делает Людмиле знаки.

ЛЮДМИЛА

Мама, иди к Маше!

Подталкивает Ольгу Андреевну.

Сереж, к тете Вале, быстро! Дверь закрой!

СЕРГЕЙ

Ага.

Кладет один стул на пол, сбрасывает со стола скатерть. Для убедительности. Уходит в кухню. Людмила нервно ходит по комнате, выбегает на крыльцо.

ЛЮДМИЛА

Слав, Слава, ну, что же ты сидишь? Господи!

ВЯЧЕСЛАВ

Что? Чего ты? Случилось что?

ЛЮДМИЛА

Слава!.. Машенька!.. Ей плохо... Господи! Врач только что ушла. Лекарства надо срочно. В аптеку!

Вячеслав подбегает к крыльцу, Михаил идет за ним. Людмила убегает в комнату. Вячеслав за ней.

Господи! Куда же я их дела?

ВЯЧЕСЛАВ

Кого?

ЛЮДМИЛА

Да, рецепты... Ах, вот они. Славочка, давай, дорогой, беги! Вот деньги. Беги скорей!

ВЯЧЕСЛАВ

А где Машка?

ЛЮДМИЛА

Мама с ней.

ВЯЧЕСЛАВ

Ольга Андреевна здесь?

ЛЮДМИЛА

Да, она еще в обед приехала. Беги! Только не в эту, а в дальнюю, на Некрасова, эта уже закрыта.

Вячеслав выбегает из дома. К нему подходит Михаил.

МИХАИЛ

Что-то серьезное?

ВЯЧЕСЛАВ

Не знаю, Миш. Я сейчас, я - в аптеку, я сейчас вернусь. Я скоро.

На крыльцо выходит Людмила.

МИХАИЛ

Слав, я с тобой.

Собирается бежать за Вячеславом.

ЛЮДМИЛА

Миша, Миша, помогите мне, помогите пожалуйста!

Михаил останавливается, смотрит на Людмилу, Людмила спокойно смотрит на Михаила.

Зайдемте в дом!

Уходит в дом, Михаил покорно плетется за ней. Людмила приоткрывает дверь в кухню.

Сережа, можно тебя?

Выходит Сергей. В комнате трое.

СЕРГЕЙ

Ну, что изучил достопримечательности города и окрестностей?

МИХАИЛ

...Изучил.

СЕРГЕЙ

Ну, тогда мы вас больше не задерживаем. Вот сумка твоя. Автобус через 10 минут,- успеешь. Электричка в 9-41.

Михаил медленно идет в комнату Вячеслава, плотно закрывает дверь, подходит к машинке, печатает что-то одним пальцем.

МИХАИЛ

В этом фильме хэппи-энда не будет.

Берет свою сумку, выходит в левую комнату.

СЕРГЕЙ

Вот, ключи.

МИХАИЛ

Какие ключи?

СЕРГЕЙ

От моей квартиры в Москве. Я утром приеду. Мы все обсудим... Мишель, я тебе все объясню... Я не хотел, чтобы ты...

МИХАИЛ

Мила, простите меня, если можете. Прощайте!

Идет к двери, оборачивается.

А все-таки получилась тюрьма.

Уходит. Людмила поднимает стул, накрывает стол скатертью.

СЕРГЕЙ

Подумаете, какой гордый! Посмотрим, что ты построишь.

Из кухни выходит тетя Валя.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Ну, так чай будем пить? А то чайник-то небось выкипет скоро.

ЛЮДМИЛА

Будем, тетя Валя, будем.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Что-то Славка с Мишей загулялись, непутевые. Который теперь уж час-то?

СЕРГЕЙ

Смотрит на часы.

Четверть десятого... Ага, уже уехал.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Кто уехал?

СЕРГЕЙ

Михаил.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Куда? На ночь глядя... Как же? И не простился даже... Что-то это на него не похоже... Это ты что ли его... Не по-людски это, скажу я вам, нет, не по-людски. Он-то, конечно, молодой еще, глупый... Славка-то, что провожать пошел?

Вбегает запыхавшийся Вячеслав.

ВЯЧЕСЛАВ

Вы что, решили устроить сегодня первое апреля?

Выходит Ольга Андреевна.

Дурацкая шутка, доложу я вам, господа!

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Здравствуй, Слава!

ВЯЧЕСЛАВ

Здрасте!

Садится, достает сигареты.

Да, уж сегодняшние МХАТы вам в подметки не годятся... Да, что за черт! Куда же я спички дел! Да чтоб тебя!

Встает, идет в правую комнату, подходит к столу, ищет спички, проходит мимо машинки,спохватываясь возвращается к ней, читает.

Миша!..Где Миша? Я спашиваю вас, где Миша?

Врывается в правую комнату.

Что вы ему сказали? Где он? Миша!

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Какой Миша?

ТЕТЯ ВАЛЯ

Вот, говорят, уехал.

ВЯЧЕСЛАВ

Как уехал? Когда? Чушь собачья!.. Не мог он так... Уехал... Нет, врете вы все!.. Уехал... Вы его выгнали!!! Сволочи! Что вы ему наплели?!.. Уехал... Миша... Сволочи! Живодеры! Суки!.. Миша... У него же теперь... Что же он теперь думать будет...Нет! Нет! Не может быть! Миша! Миша!

Убегает из дома, через двор в калитку.Все долго стоят молча. Первой из оцепенения выходит Людмила.

ЛЮДМИЛА

Сережа, что же ты стоишь? Беги за ним! Господи, что же мы наделали! Догони его! Верни их!

Рыдая, опускается на пол. Сергей медленно уходит.

Славочка, миленький, прости! Прости меня!.. Я больше не буду. Прости меня! Я не буду больше... Только не у-хо...

Истерика. Тетя Валя и Ольга Андреевна поднимают Людмилу и тащат на диван, усаживают.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Милочка, успокойся, дорогая! Ну-ну, будет!.. Объясните же мне наконец, какой Миша?

ТЕТЯ ВАЛЯ

Какой Миша, какой Миша... Славкин Миша!.. Вот какой.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Я ничего не понимаю... Что случилось?

ТЕТЯ ВАЛЯ

Вот!.. Случилось!

ЛЮДМИЛА

...Случилось... случилось... Славочка, миленький, прости-и-и... Прости меня дуру... Господи, что же мне делать?... Что же мне теперь делать?

ТЕТЯ ВАЛЯ

Ну, милая, ну!

Гладит Людмилу по голове и плечам.

Ну, будет, будет тебе! Успокойся!... Все образуется...

ЛЮДМИЛА

Ничего уже не образу-у-уется, тетя Валечка... Ничего...Не смогла я... Не смогла...

Ольга Андреевна очень серьезная ходит по комнате.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Ну, не убивайся так, милок! Ну! Никуда твой Славка не денется.

ЛЮДМИЛА

А-а-а! Славочка, миленький!

ТЕТЯ ВАЛЯ

А коль миленький, могла бы и потерпеть... Молодой он еще, заводной. Ну, понесло мужика, с кем не бывает, а ты вожжи-то, отпусти маненько. Пусть покобенится...Дай перебеситься... Это все - так, пройдет... А ты целыми днями носом шмыгаешь, ну, и что в этом хорошего... Ему вожжа под хвост попала, а ты - в нюни... Ну, и подумай - понравится это ему? - Нет! А ты - жена. Не зря говорят, муж - голова, жена - шея, куда захочет, туда и повернет... Не накручивай себя, не кисни... Обойдется все, обойдется.

ЛЮДМИЛА

Да?

ТЕТЯ ВАЛЯ

Ведь мужик, он что? Чем хомут теснее, тем ему больше неймется.

ЛЮДМИЛА

Ах, тетя Валечка, вы ничего не знаете...

ТЕТЯ ВАЛЯ

Да, уж где мне!

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

За то я, кажется, начинаю понимать... Мила! Людвиг?.. Да?

ЛЮДМИЛА

Да, мама.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Людвиг...Славка...Людвиг... И Славка тоже?...А этот, Миша?

ЛЮДМИЛА

Да.

Новый приступ рыданий.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Не может быть! Господи! Не может быть.

Большая пауза

ТЕТЯ ВАЛЯ

Господи, куда я папиросы свои дела?

Слышен шум подъезжающей машины.

ЛЮДМИЛА

Что это?

Все смотрят на дверь. Идут к выходу на крыльцо. Двое мужчин тащат под руки Сергея через калитку во двор, усаживают на скамью.Первой на крыльцо выходит Людмила.

Что? Что случилось?

1-й

С этим - ничего страшного, обморок, сейчас пройдет.

ЛЮДМИЛА

С этим... А с кем?... Отчего обморок?

2-й

Ну, не каждый же может спокойно смотреть, как из живого человека пюре делают.

ЛЮДМИЛА

Это вы о чем?

2-й

Ну, парень один прыгнул в вагон, а поезд уже отходил... Двери еще кто-то в вагоне держал...Ну, и не попал. В дверь...Так, прямо между вагоном и платформой и пролетел... По пояс, а поезд уже идет во всю.

ЛЮДМИЛА

А-а-а!

Падает.

1-й

Ядрена вошь! Что они тут все! И эта туда же!

Тетя Валя и Ольга Андреевна берут Людмилу под руки, тащат в дом.
Свет гаснет. Звучит Азнавур.

КОНЕЦ

© Глеб Борисов
Москва, Сентябрь 19..

назад