Миша

(что эта жизнь...)

Пьеса в 4-х действиях, 6-ти картинах

 

Действующие лица:  
 ВЯЧЕСЛАВ31 год
 ЛЮДМИЛА- его жена, 32 года
 СЕРГЕЙ- 29 лет
 МИША- 21 год
 ОЛЬГА АНДРЕЕВНА- мать Людмилы, 54 года
 ТЕТЯ ВАЛЯ- 63 года
 ЛАЗАРЬ- игумен, около 30 лет
 АНФИСА- няня в доме Вячеслава, около 70 лет
 1-й мужчина 
 2-й мужчина 

Действие I
Картина 1

Звучит песня (COMME ILS DISENT) в исполнении Ш.Азнавура. Лестничная клетка, Вячеслав и Сергей курят.

ВЯЧЕСЛАВ

А раньше тетя Анфиса, когда чувствует, что мне курить охота, говорила: Да, ладно уж, кури здесь. Пусть в доме мужиком пахнет. Чудная она, но добрая. А главное, есть у нее что-то такое...Ну, в общем, она умудряется видеть только то, что ей положено видеть.

СЕРГЕЙ

...Ну-ну. И с Лазарем тоже?

ВЯЧЕСЛАВ

А что Лазарь? Поп, как поп. Видишь, как она с ним: Батюшка, батюшка.

СЕРГЕЙ

Ага, пока в рясе был...

ВЯЧЕСЛАВ

Да, ладно, вечно ты... как овечий хвост.

СЕРГЕЙ

И как ты его уломал?

ВЯЧЕСЛАВ

А чего его было уламывать? Все равно ни хрена не делает. Шеф его мир укреплять поехал. Это его хлебом не корми. А этот придурок отказался. В Болгарии ему, видишь ли, скучно. Ну естественно - это не Германия, не Швеция... Живут же люди!.. А все ты. Надо мне было тогда соглашаться. Сейчас бы...

CЕРГЕЙ

Ну, чего теперь мечтать! А как бы Мила?.. Ты вот теперь родителем стал.

ВЯЧЕСЛАВ

Ну, и что?

СЕРГЕЙ

Слав, ну, зачем ты так? Не надо.

Отворачивается, трет глаза, хлюпает носом.

Послушай, мы ведь теперь - родственники.

ВЯЧЕСЛАВ

То есть как?

СЕРГЕЙ

Ну, я ведь как ни как - крестный твоего ребенка.

ВЯЧЕСЛАВ

Ага! Двоюродного забора троюродный плетень.

Сергей обиженно смотрит на Вячеслава, всхлипывает. Вячеслав подходит к нему и обнимает одной рукой.

Ну, ладно, не дуйся! Я же шучу...

Сергей трется головой о щеку Вячеслава.

Хороший у тебя браслет, где взял?

СЕРГЕЙ

А?.. А купил где-то.

Сергей кладет голову на плечо Вячеславу, обнимает его.

Господи! Как я по тебе соскучился. Иногда мне становится так плохо. У меня просто в груди все сжимается,.. когда я представляю, что ты...

ВЯЧЕСЛАВ

Отстраняясь от Сергея.

Ну, сколько раз тебе объяснять? Я тебе уже сто раз клялся, что с тех пор, как она забеременела, у нас ней ничего не было... Да, и тогда... Ты же знаешь, как это все по пьянке вышло.

СЕРГЕЙ

А она?

ВЯЧЕСЛАВ

А что она?

СЕРГЕЙ

А она... Ей же ведь хочется.

ВЯЧЕСЛАВ

Не знаю... До Машки пыталась, а теперь...

СЕРГЕЙ

А что теперь?.. Ты знаешь, мне инoгда стыдно на нее глаза поднять, мне страшно. Мне кажется, что она все понимает.

ВЯЧЕСЛАВ

Тем лучше!

СЕРГЕЙ

Для кого?

ВЯЧЕСЛАВ

Для всех!

СЕРГЕЙ

Да, ты что? Если она правда узнает, она меня убьет.

Вздрагивает.

ВЯЧЕСЛАВ

Не убьет... Но сколько все это может еще продолжаться? Я устал! Устал. Понимаешь... Со всех сторон... Сколько можно. Плохо ему, видите ли! А мне хорошо? А ты знаешь, как мне? И не дай Бог узнать! Ты что думаешь, я к ней не привык? Ты думаешь, мне ее не жалко? И она - мать моего ребенка. Я же не колода!

СЕРГЕЙ

Какая колода?

ВЯЧЕСЛАВ

Дубовая... Ты думаешь, я не мучаюсь. Мне даже, когда хорошо,- нехорошо, потому, что я не могу избавиться от мысли, что ей сейчас плохо. Ты знаешь, как вот тут,

Показывает на грудь.

когда понимаешь, что мучаешь невиновного. Чем она виновата, что полюбила именно меня... Да, я - сволочь, я не должен был жениться. Я не имел права обманывать ее, но ты... ты...

Закрывает лицо руками, всхлипывает.

Ты же знаешь. Так, скажи мне, такой умный, такой честный, как я бы попал в Москву? И дело-то ведь не просто в Москве,.. хотя и в ней тоже... Где, скажи мне, где бы мы с тобой могли быть вместе? В твоем вонючем Звенигороде? Где каждая собака друг друга знает. Где бы мы жили? У твоей мамочки или у папочки? Или мы бы свили наше гнездышко у моей мамуси? Ты думаешь, я пошел на этот брак только для себя?

Плачет.

Да?..Да! Для себя, но с тобой. Это была единственная возможность. Единственный выход. Кто-то должен был зацепиться за Москву, чтобы мы могли быть рядом. Ты что никогда об этом не думал?

СЕРГЕЙ

Сквозь слезы.

Думал.

ВЯЧЕСЛАВ

Значит плохо думал. И не тебе меня упрекать.

СЕРГЕЙ

Но я не могу, не могу так больше! Славочка, родненький, мне так плохо без тебя...

Плачет.

А у вас еще хуже... Я боюсь. Что же мне делать?

Открывается дверь, из нее выглядывает тетя Валя. Сергей отворачивается, пряча слезы.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Э, чего вы тут. Долго что ли вас ждать. Идем! Машеньку уложили. Все готово. Хватит трепаться! Не наговорились еще! Пошли к столу!

ВЯЧЕСЛАВ

Сейчас идем, теть Валь, сейчас. Я хотел выкурить еще одну, ну, да, ладно уж, потом.

ТЕТЯ ВАЛЯ

То-то же, пошли! И батюшку одного бросили. Нехорошо.

Закрывает дверь.

ВЯЧЕСЛАВ

Да, да, идем.

Дает Сергею платок.

На, вытрись! Иди сразу в ванную и умойся!

Картина 2

Вячеслав входит в комнату, в которой за столом сидят Лазарь, Ольга Андреевна, тетя Валя входит с тарелкой хлеба.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Хлеб, как всегда, забыли. Эти господа

Показывает на Вячеслава.

черный совсем не едят, так я всегда со своим. А Вы, батюшка, какой любите?

ЛАЗАРЬ

Черный, конечно, черный.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Ну, вот, этот пришел - тех нет.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Да, вот Анфиса Андреевна пошла что-то Миле показать. А Сережа где?

ВЯЧЕСЛАВ

Сейчас идет.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Ну, есть-то будем что ли когда-нибудь?

Уходит в другую комнату.

ЛАЗАРЬ

Ольга Андреевна, а Вы где работаете, если не секрет?

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Да, уж заканчиваю работать. И устала уже, ноги болят. Ведь 24 года за кульманом простояла. В отделе все, как родные, стали. По очереди все детей рожали, в школу отправляли, в лагерь. Потом женили. теперь вот бабками уже все стали...Если скажу, что внучку крестила, засмеют. У нас там еврейский такой интернационал.

ЛАЗАРЬ

Ну, что Вы? Не засмеют. Это дело святое. Вы знаете, сколько сейчас крестится? И очень много взрослых.

ВЯЧЕСЛАВ

Мода.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Да, наверно. Но все же лучше. На душе спокойней. Я-то сама не верю, да, и как мы могли тогда верить! Юрий Владимирович, покойный, в партии был, в органах служил. У него, знаете, какие неприятности были, когда кто-то донес, что я маму отпевала, заочно. Ну, а как я могла? Она - старый человек. Она перед смертью просила, чтоб похоронили по всем правилам... Ой, да что это я! У нас крестины, а я о похоронах.

ЛАЗАРЬ

Бог дал, Бог взял.

Входит Сергей, встает у окна.

А Вы, Сережа, крещеный?

СЕРГЕЙ

Конечно, а что?

ЛАЗАРЬ

Да, это я так, для пущей важности. А то я подумал, может, Вы опять грешите.

Сергей испуганно смотрит на Лазаря. Лазарь демонстративно держит паузу.

А то, тут у меня случай был. Крестили одного молодого человека, студента из "Щуки", училище это при театре Вахтангова, а крестный отец, актер, сам оказался нехристь. И еще удивлялся так.

СЕРГЕЙ

Но, Слава Вам, наверняка, говорил, что я крещеный.

ЛАЗАРЬ

О! Вячеслав Алексеевич много чего говорил. И о Вас, конечно.

Входят Анфиса, Людмила и тетя Валя.

АНФИСА

А ты не беспокойся, Милочка! Я все сделаю. Все сделаю.

ЛЮДМИЛА

Спасибо вам, тетя Анфиса!

Обращается к Лазарю.

Вы нас извините, пожалуйста,.. б... батюшка!

ТЕТЯ ВАЛЯ

Ну вот, наконец-то все. Сережа, ты чего там рассматриваешь? Давай садись!

Сергей раздумывает, где сесть, подходит к стулу рядом с Вячеславом.

АНФИСА

Нет, по правилам, так - по правилам. Родители - сюда, крестные - сюда, что бы против батюшки.

Все смущенно рассаживаются в следующей последовательности: Лазарь, Ольга Андреевна, Вячеслав, Людмила, Сергей, Анфиса, тетя Валя.

ВЯЧЕСЛАВ

Ну, а теперь чего, Теть Анфиса?

АНФИСА

Как чего? Наливай!

ВЯЧЕСЛАВ

Это мы с превеликим удовольствием. А водка-то где?

ТЕТЯ ВАЛЯ

Ну, вот, в холодильнике.

Убегает.

АНФИСА

А мне сладенького.

ЛАЗАРЬ

Да... раньше кагорчик был не только в церкви.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Ой, да что там кагорчик! Мы бывало после получки в "Елисеевский" ехали. Я всегда колбаски брала языковой, фаршированной, сто грамм, а Юре - охотничьи колбаски, маленькие такие, с микояновского комбината. Мил, а ты помнишь, ты прямо дрожала от шоколада пористого?

ЛЮДМИЛА

С орехами...

Входит тетя Валя, передает Вячеславу водку.

ТЕТЯ ВАЛЯ

На, Слав!

Вячеслав откупоривает бутылку и разливает водку.

АНФИСА

А Милочке-то зачем? Ей нельзя!

ВЯЧЕСЛАВ

Ну, мы так, символически. Серый, ты там за крестной ухаживай!

Сергей наливает Анфисе вина.

Теть Анфиса, а слова, кто должен говорить?

АНФИСА

Батюшка - первый.

ЛАЗАРЬ

Вставая без энтузиазма.

Здоровье и многая лета Марии, крещенной сегодня во Христе! Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа, аминь.

Залпом выпивает, садится. Анфиса смотрит осуждающе.

ВЯЧЕСЛАВ

Я не знаю, как вы а я жрать хочу зверски. Так что, как там у вас? Милости прошу, чем Бог послал!

ЛЮДМИЛА

Много бы он послал, если бы не мама и тетя Валя.

АНФИСА

Не гневи Бога, Милочка!

Все раскладывают по тарелкам закуску.

ЛАЗАРЬ

Слав, а это что за изделие?

ВЯЧЕСЛАВ

Это не изделие, а сырный крем "Мария Луиза".

ЛАЗАРЬ

Скажите пожалста! А фрикассе по-Лионски будет?

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Славочка, а это - макаронный салат?

ВЯЧЕСЛАВ

Да, миланский.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Мне так нравится. Никогда не думала, что салат можно из макарон делать.

ТЕТЯ ВАЛЯ

А я всегда салат из помидор с огурцами делаю. Славка вечно чего-нибудь намудрит.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Помидорчики - это хорошо, но где ж их теперь взять?

ЛАЗАРЬ

На рынке.

ЛЮДМИЛА

С нашими зарплатами на рынке не напокупаешься. А сейчас помидор и на рынке, наверное, нет.

ВЯЧЕСЛАВ

Господа, вы что, жрать сюда пришли?

ТЕТЯ ВАЛЯ

Ну, ты - хозяин, ты и командуй!

Вячеслав и Сергей разливают.

АНФИСА

Не-не, мне чуть-чуть. Теперь за родителей.

ВЯЧЕСЛАВ

О! Это значит за меня.

ВСЕ

Поздравляем, поздравляем...

Пьют

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Ой, чуть не забыла. Мил, привет и поздравления от Даги и Феликса.

ЛЮДМИЛА

Спасибо, я им как-нибудь позвоню. Как они там?

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Да, ничего, помаленьку. Дага уже встает.

ЛАЗАРЬ

Кто-кто? Дага - это что?

ЛЮДМИЛА

Это моя тетя Дагмар.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Собачье имя какое-то.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Ну, Дага тебе, положим, не тетя. Муж моей тети был немец - Людвиг, а его дети - Дага и Алеша... Вот несчастные люди. Сколько они пережили! Людвига в свое время взяли, Дага родилась, когда он в лагере был.

СЕРГЕЙ

А за что его арестовали?

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Бог его знает. Не очень-то нам объясняли тогда. Да, и мне было лет 14 -15.

ВЯЧЕСЛАВ

Я потом расскажу. Я с дядей Лешей на эту тему разговаривал.

Многозначительно смотрит на Сергея и Лазаря.

Очень, надо сказать, была интересная беседа.

Подчеркнуто.

Тематическая.

Людмила пристально смотрит на Вячеслава.

Мир с тех пор не стал совершеннее...Во всяком случае в нашем замечательном королевстве.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Анфиса Андреевна, теперь давайте за Вас выпьем!

АНФИСА

За меня?

ВЯЧЕСЛАВ

Да-да за крестных, мать и отца! Наливаем!

СЕРГЕЙ

Встает.

Можно мне сказать?.. Сегодня такой день...так сказать... такой праздник...Я хочу сказать, теперь Маша и я ...Маша и мы с Анфисой Андреевной.. так сказать, как родственники... И еще...

Смотрит на Вячеслава, в глазах слезы.

Я теперь... теперь...Я хочу сказать, давайте...

ВЯЧЕСЛАВ

Спасая ситуацию.

Давайте жить дружно, ребята!

СЕРГЕЙ

Нет, я хочу сказать...

ЛАЗАРЬ

Перебивая.

Мы видим, что ты хочешь...

СЕРГЕЙ

Не замечая реплики Лазаря.

...что сегодня такой день...

ЛАЗАРЬ

В сторону.

Блестящий спич.

ВЯЧЕСЛАВ

Серый, короче! Водка стынет. За крестных! Теть Анфиса, за тебя дорогая!

Чокается с Анфисой.

За тебя, Серый!

Чокается с Сергеем, пьет, садится. Замешательство.

АНФИСА

Спасибо, Славочка! Дай Бог Вам доброго здоровья!

ТЕТЯ ВАЛЯ

Сережа, дай мне хлебушка, черненького... Да рукой...Спасибо!

Лазарь что-то шепчет Вячеславу. Ольга Андреечна беседует с тетей Валей. Анфиса, Людмила и Сергей сидят молча.

СЕРГЕЙ

В полголоса.

Я пойду покурю.

ВЯЧЕСЛАВ

Подожди, я тоже хочу, сейчас пойдем.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Да ладно, чего уж там, курите здесь, потом проветрим, как следует. К Машеньке-то дверь закрыта?

ЛЮДМИЛА

Я закрывала. Сейчас посмотрю.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Хорошая у вас квартира, Слав. Только жаль балкона нет. А то бы как хорошо Машеньку в коляске на балкон. Спала бы на свежем воздухе и под присмотром.

АНФИСА

Да, уж тут поспишь. Шум-то какой и пылища. Нет, ребенка на лето в деревню надо.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Конечно, хорошо бы на дачу, но ведь сейчас дачу снять на лето - никаких денег не хватит.

ЛАЗАРЬ

Пусть крестный раскошелится немного,- крестик-то зажал.

Сергей зло смотрит на Лазаря.

Да, ладно, ладно, крестик я Славке сам на крестины обещал. А вот у тебя после твоего Ебипта зелененькие, наверняка, еще остались. Хотя, погоди, погоди! Твои родители ведь в Звенигороде, кажется, обретаются?

СЕРГЕЙ

Ну и что?

ЛАЗАРЬ

Может там дачку как-нибудь по знакомству можно поиметь?

ВЯЧЕСЛАВ

А что? Это - идея! Давай-ка, крестный, займись этим вопросом. Время еще есть.

СЕРГЕЙ

После долгого обдумывания.

Я придумал. Зачем у кого-то снимать? Ведь можно прямо у нас. Мама с Юрой все равно все лето с детсадом на даче. Наша половина дома все равно стоит пустая.

ЛАЗАРЬ

А ты поживешь с папой, на его половине.

СЕРГЕЙ

Можно и так... Только вот за свет и газ... и...

ЛАЗАРЬ

Не говножуйствуй, крестный!

АНФИСА

Батюшка!

ЛАЗАРЬ

Господи, прости мою душу грешную.

Крестится.

ВЯЧЕСЛАВ

Ну, о чем ты говоришь, Серый? И свет, и газ, и ... так сказать ...за амортизацию в пределах разумного...

СЕРГЕЙ

И Джулю будет кому кормить. А то отец ее терпеть не может. Мне специально ездить нужно туда, чтоб ее кормить.

ВЯЧЕСЛАВ

Ну, с Джулькой мы старые друзья. Интересно, вспомнит она меня теперь? Сколько я у вас с не был?

ТЕТЯ ВАЛЯ

А где это, это далеко? Может и я к вам на пару дней когда приеду.

АНФИСА

Чего это Милочка там так долго?

Встает, уходит.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Нет, Сережа, правда, поговорите с мамой! Может, и в правду, все бы устроилось.

СЕРГЕЙ

Конечно, конечно. Я почти уверен, что мама не будет против. И... для Машеньки, как хорошо будет.

ЛАЗАРЬ

Имитируя Н.Гриценко из фильма "Анна Каренина".

"Я очень рад, что у меня нашлось несколько минут, чтобы выказать Вам свою любовь".

СЕРГЕЙ

Не понял.

ЛАЗАРЬ

Ну, правильно, Федер ты наш, Габлерович! "Зачем географию знать, когда кучера есть?"

СЕРГЕЙ

При чем тут география?

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Ребята, ну ладно вам!

ТЕТЯ ВАЛЯ

И то правда, выпили бы лучше, пока Анфисы нет!

ЛАЗАРЬ

Тетечка Валечка, золотой Вы наш человечек! Слав, по коням!

Вячеслав быстро разливает водку.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Слав, ты бы не очень-то увлекался!

ВЯЧЕСЛАВ

Теща, ты, моя дорогая, неужели и ты меня осуждать будешь? Ну вздрогнули!

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

А Мила как?

ВЯЧЕСЛАВ

А Милка, она меня с поля боя уже выносила на своих хрупких плечах. Ха-ха.

Встает, чокается, пьет.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Но теперь у нее на плечах кроме тебя еще и Машенька.

ВЯЧЕСЛАВ

Ну, тут я ей свое плечо подставлю.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Ненадежное-то плечо?.. Ну, да уж не мальчик, смотри сам.

ВЯЧЕСЛАВ

Мальчик?! Нет, я - не мальчик... Как сказал один наш общий знакомый - супермен.

ЛАЗАРЬ

Ладно, супермен, не вытыкивайся! Другой знакомый сказал: Все вы...

Конец фразы шепчет Вячеславу на ухо.

Понял?

ВЯЧЕСЛАВ

Ты, как всегда, прав, дорогой. Но где его взять?

ЛАЗАРЬ

Угу. "Вся истомилась, устала я, ночью и днем, только о нем..." Трындеть меньше надо. С Вашими... кх-кх... способностями, Вячеслав Алексеевич...

ВЯЧЕСЛАВ

Ой, да при чем тут это? Способности...

ТЕТЯ ВАЛЯ

Слав, может пельмени уже пойти варить.

ВЯЧЕСЛАВ

Как публика прикажет.

ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Да, теть Валь, пошли на кухню! А это, наверно, уже можно убрать?

ВЯЧЕСЛАВ

Только вы не забудьте лаврушку и укропное семя в воду бросить, там на полочке.

Тетя Валя и Ольга Андреевна собирают часть посуды и уходят. Сергей подсаживается к Вячеславу. Закуривают.

ЛАЗАРЬ

Дай-ка и мне что ли.

СЕРГЕЙ

А ты что куришь?

ЛАЗАРЬ

Закуришь с вами!

Сергею.

Чего ты, как институтка из провинции, ломаешься?

СЕРГЕЙ

Ничего я не ломаюсь. Просто я боюсь.

ЛАЗАРЬ

Чего?

СЕРГЕЙ

Что они догадаются.

ВЯЧЕСЛАВ

Чего? Кто?

СЕРГЕЙ

Все.

ВЯЧЕСЛАВ

У этих куриц мозгов не хватит, Ольга Андреевна внедряться не будет, хотя бы из деликатности. Она знала, что муж ей изменял, но делала вид. Она знала, что из семьи он все равно не уйдет, так чего зря всем нервы трепать. Она и про меня, наверняка, так думает. И Милке тоже внушает.

СЕРГЕЙ

Мне иногда кажется, что Мила... Она же не слепая. И ничего не видит?

ЛАЗАРЬ

Да уж...чтоб с тобой ничего не видеть, надо полной идиоткой быть, а этого про нее не скажешь, или...

ВЯЧЕСЛАВ

Или!

ЛАЗАРЬ

То есть?

СЕРГЕЙ

Что ты хочешь сказать, Слава?

ВЯЧЕСЛАВ

Только то, что она все знает.

СЕРГЕЙ

Как знает? Слава? Что ты говоришь?

ЛАЗАРЬ

Идиот! Больной! Кто тебя за язык тянул?

Большая пауза.

ВЯЧЕСЛАВ

Ну...чего же вы? Давайте, секите дальше!

ЛАЗАРЬ

Супермен хренов, Господи прости!

СЕРГЕЙ

А я? А я как же?.. А про меня ты тоже сказал?

ВЯЧЕСЛАВ

Резко.

Нет, не сказал!

ЛАЗАРЬ

К Сергею.

Боже милостивый, что за кретин!

Black out
Звучит песня Ш.Азнавура.

Действие II
Картина 3

Прошло полгода. Звенигород. На сцене дом с простенькой обстановкой, видны две комнаты. Левый угол сцены занимает кусок двора - забор, калитка с почтовым ящиком. Крыльцо в дом. В левой комнате на диване сидит Людмила, она вяжет. В правой комнате за столом сидит Вячеслав. На столе пишущая машинка, бумаги, книги. Тетя Валя развешивает во дворе детское белье.Вячеслав закуривает и идет в левую комнату.

ВЯЧЕСЛАВ

Ого, сколько уже!

Рассматривает длинный шарф, который вяжет Людмила.

ЛЮДМИЛА

Ты же сам сказал - подлиннее. А кисточки здесь делать будем?

ВЯЧЕСЛАВ

Черт его знает...Коротенькие - не солидно, а на длинные шерсти много уйдет - жалко. Ее же потом никуда - одни куски будут.

ЛЮДМИЛА

Зато красиво.

ВЯЧЕСЛАВ

Да, ты ж понимаешь, мне это так важно.

ЛЮДМИЛА

Ну, тебе же не все равно, во что ты одет.

ВЯЧЕСЛАВ

Ну, да, встречают по одежке, провожают по уму...Да вот только с кем встречаться-то?

ЛЮДМИЛА

А самому разве не приятно?

ВЯЧЕСЛАВ

Конечно, приятно, но ты же знаешь, это у меня от мамаши: чисто, без дыр, а остальное...

ЛЮДМИЛА

Да, уж если тебя и можно назвать пуританином, то только в одежде. Но по мне, ты - просто неряха.

ВЯЧЕСЛАВ

Вячеслав обнимает Людмилу за плечи.

Ну, вот, теперь набей мне морду и выгони со двора.

Людмила отвечает на ласку, глаза грустные.

Как ты себя чувствуешь?

Тетя Валя уходит в дом.

ЛЮДМИЛА

Ничего, только стоять и ходить долго не могу, - больно. Тетя Анфиса обещала привезти в следующий раз какой-то травки. Ничего пройдет, я - живучая.

Тетя Валя гремит посудой за сценой, Людмила кивает в сторону шума.

Не знаю, что бы мы без нее делали.

ВЯЧЕСЛАВ

Да. А когда Алешка у Мишки родился... Она ведь бросила работу и целый год, нет больше, сидела в этих Марах. Есть же люди, просто запрограммированные на добро! Может потому, что сама счастья не видала в жизни.

ЛЮДМИЛА

Слав, ты бы съездил к родителям, а?

ВЯЧЕСЛАВ

Не сыпь мне соль на раны...Понимаю, что должен. Но как подумаю... Мороз по коже. Не могу.

ЛЮДМИЛА

Я все понимаю, но надо же.

ВЯЧЕСЛАВ

Ой, Мил, не заводи!

Встает, нервно ходит по комнате.

Не могу, не могу, не могу...Сколько можно? Приеду, а она опять мне в рожу харкнет?.. Нет, не могу...

ЛЮДМИЛА

Ну, хорошо, хорошо. Успокойся! Я ведь за тебя боюсь. Черт ее знает, что она еще выкинет, А тебе сейчас это меньше всего нужно.

ВЯЧЕСЛАВ

Мне сейчас работать нужно. Пока шеф в отпуске, я, кровь из носу, должен 3-ю главу добить. Но тут я, слава Богу спокоен. В общем, только написать, да примеров наковырять. На сколько я знаю, в этом ключе этим никто не занимался. Надо только в Ленинке по авторефератам последним проверить. Представляешь, это же очень интересно получается, если за основу брать не просто внешнюю форму, как таковую, а рассматривать ее как способ реализации интенции, то, представляешь.., при четко определенном наборе коммуникативных установок можно...

Людмила, вначале прислушивавшаяся к объяснениям Вячеслава, углубляется в свои мысли. Машинально кивает головой. Вячеслав замечает, что Людмила его не слушает.

... взять любую простоквашу, смешать ее с определенным количеством дерьма, спрессовать и отправить в доменную печь, и после интенсивной обработки в обезьяньем питомнике распространять в местах наибольшего спроса, как-то в театрах, банях и ветеринарных лечебницах, так как трехсоставность одночлена гарантирует возможность беспрепятственного осуществления пенисно-вагинального процесса при любых климактических условиях... Она... Фу!

ЛЮДМИЛА

Встряхиваясь.

Чего?

ВЯЧЕСЛАВ

Ага! Оно самое.

ЛЮДМИЛА

Извини, Славочка, но я думала...

ВЯЧЕСЛАВ

Обрывая ее.

Ну, вот и хорошо! Вот и правильно. Ты тут посиди, подумай, а я пойду там подумаю. Думать можно и в разных комнатах.

Уходит в правую комнату.

ЛЮДМИЛА

Боже мой! Ну, что же я за дура такая!

Плачет

Ну, почему мне все это? За что?..Что я сделала? Господи, что же мне делать?.. Если бы ни Машенька!.. Нет.

За сценой, в кухне шум.

ГОЛОС ТЕТИ ВАЛИ

Мила! Мил! Как она выключается?

ЛЮДМИЛА

Господи! Сейчас, иду!

С трудом поднимается, идет в кухню.

ВЯЧЕСЛАВ

Ходит по комнате, курит, чеканно, акцентированно декламирует.

 

В грозы, в бури,
В житейскую стынь,
При тяжелых утратах
И когда тебе грустно,
Казаться улыбчивым и простым
Самое высшее в мире искусство...

 

Ха-ха! Вот я и улыбчив. Хе-хе! Совсем простой.

Проходя мимо стола, обращает внимание на конверт, берет его в руки, вертит.

Ну-ну, тишайший! Непорочный ты мой! Послушливый ты мой, валаамский чудотворец!

Поет с явной иронией.

"К тебе грезой лечу, твое имя шепчу..."

Подходит к проигрывателю, ставит пластинку. Звучит романс "Что эта жизнь..." в исполнении Н.А.Обуховой. Тихо подпевает. В левую комнату возвращает Людмила, садится на диван, слушает пение Вячеслава, тихо плачет. Во двор из-за угла дома входит Сергей, проверяет почтовый ящик на калитке.

СЕРГЕЙ

Слава! Слав!

ВЯЧЕСЛАВ

Оборачивается на крик.

А, привет! Где тебя носит? Я к вам заходил, отец сказал, что ты гуляешь.

СЕРГЕЙ

Ага, гуляю. Ходил, искал ему кефир. Ну, и вообще по магазинам прошелся. Соль вот тете Вале купил - по талону.

ВЯЧЕСЛАВ

Не нуди! Поеду в Ленинку, привезу вам вашу соль. В Москве соль без талонов.

СЕРГЕЙ

И спички.

ВЯЧЕСЛАВ

И спички привезу...Да, тебе письмо. Насколько я понимаю из Таллинна.

СЕРГЕЙ

Испуганно.

Из Таллинна? Мне? Ты чего-то путаешь!

Вячеслав передает Сергею письмо.

ВЯЧЕСЛАВ

Ладно, Серый, хватит придуриваться! Вечно дурней себя ищешь.

Сергей распечатывает письмо, читает.

СЕРГЕЙ

А, это - племянник.

ВЯЧЕСЛАВ

Кто-о-о? Племянник? В Таллинне? Чей?.. Ну ты даешь!.. Я что, тебя первый день знаю?

СЕРГЕЙ

Да, нет, Славусик! Он, конечно, - не племянник... Ну помнишь, я в Ленинград ездил...Там мамина какая-то родня живет...Черт их знает, какая-то тетя... Ну, вот я заходил к ним...

ВЯЧЕСЛАВ

Ага, вот оно что! Ну-ну, валяй дальше! Арина ты моя, Родионовна!

СЕРГЕЙ

Не Ирина она, а Роза.

ВЯЧЕСЛАВ

Ага, Роза значит. Ну и?..

СЕРГЕЙ

Ну чего?.. Ну, в общем... ее сын учится в Таллинне...учится...

ВЯЧЕСЛАВ

Ага, а в Петербурге, значит, уже и поучиться негде?

СЕРГЕЙ

Ну, там просто конкурс меньше.

ВЯЧЕСЛАВ

Конкурс значит меньше. Ну, и что же он там изучает?

СЕРГЕЙ

А эту...Ну, в общем...Да я и не спросил... Не знаю.

ВЯЧЕСЛАВ

Значит спросить, что он там изучает, времени не хватило, но адресами обменялись. А теперь вот и письма пошли. Как я понимаю - о погоде.

СЕРГЕЙ

И о погоде...

Из дома выходит Тетя Валя. Сергей спасительно кидается к ней.

Теть Валь, я соль купил, сейчас принесу.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Спасибо, Сережа, спасибо, дорогой!

Сергей убегает за дом. Вячеслав закуривает, выходит во двор, садится на лавку. Тетя Валя проверяет, просохло ли белье.

Слав, обедать скоро будем?

Вячеслав, погруженный в свои мысли не слышит ее.

Слав, оглох что ли?

ВЯЧЕСЛАВ

А, чего?

ТЕТЯ ВАЛЯ

Обедать, спрашиваю, когда будем?

ВЯЧЕСЛАВ

Как хотите.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Я-то чайку попила, мне-то что?

Уходит. По авансцене выходит Михаил. Замечает Вячеслава.

МИХАИЛ

Извините, пожалуйста! Это дом 17?

ВЯЧЕСЛАВ

Выходит из оцепенения, оборачивается к Михаилу.

Да.

МИХАИЛ

А Зеленины здесь живут?

ВЯЧЕСЛАВ

Здесь. А кто Вам нужен?

Встает, идет к Михаилу.

МИХАИЛ

Я, собственно ищу... Я ищу... Мне нужен Сергей... Александрович.

ВЯЧЕСЛАВ

Ага, понятно, Вам нужен Сергей Алек...сандрович. Вам несказанно повезло. Вы его нашли. Только он не Александрович, а Алексеевич. Он сейчас живет на половине отца. Калитка за углом...Но можно и тут пройти, если хотите... А Вы не сын тети Розы?

МИХАИЛ

Какой тети Розы?

ВЯЧЕСЛАВ

...Который учится в Таллинне по причине большого конкурса в Петербурге.

МИХАИЛ

Начинает понимать в чем дело.

А?.. Ну, да...Да, из Таллинна... Понимаете...Я приехал...А соседка сказала, что он в Звенигороде...Ну, вот я и подумал...Понимаете, я даже не знал... Я так, на всякий случай.

ВЯЧЕСЛАВ

Ну, полно-те, уважаемый! К чему эти слова? Ну, нужен Вам Сергей Алексеевич...Ну, так, пожалуйства, извольте! Сейчас...

Из-за дома с пачкой соли в руках выходит Сергей. Он не замечает Вячеслава и

Михаила. Наигранно кричит.

СЕРГЕЙ

Теть Валь, теть Валь, ау!

ВЯЧЕСЛАВ

Обращаясь к Михаилу, театрально указывая рукой на Сергея.

Получите!

МИХАИЛ

Пытается сдержать волнение.

Сережа!

Сергей останавливается, молчит. Вячеслав отходит в сторону, скрещивает на груди руки, с демонстративным удовольствием наблюдает за обоими. Большая пауза.

ВЯЧЕСЛАВ

Ну, чего же ты? Встречай гостя!

СЕРГЕЙ

Миша?

ВЯЧЕСЛАВ

Ну, что же Вы так стоите? Входите! Значит, Вы - Миша? А меня зовут Славой, т.е. Вячеслав.

Идет навстречу Михаилу, проводит его во двор, подведя Михаила к Сергею, отходит в сторону, скрещивает на груди руки.

МИХАИЛ

Спасибо!.. Извините!.. Я не хотел...Я не знал...

ВЯЧЕСЛАВ

Да, чего уж там, бросьте!.. Так, значит, Вы племянник из Таллинна...Так!.. А я-то кто же?.. Ну, а я, видимо, та тетя, которая приехала из Киева...Да еще не одна!...А, Серый? Помоги нам разобраться!

СЕРГЕЙ

Простите, я сейчас!

Убегает за дом. Вячеслав и Михаил смущенно и напряженно смотрят друг на друга, молчат. Из напряжения рождается улыбка. Они осторожно улыбаются друг другу. Улыбки переходят в смех. Заливисто хохочут.

ВЯЧЕСЛАВ

Ой, ну, хватит!.. Фу! Ты куришь, Миш? Можно на "ты"?

МИХАИЛ

Ну, конечно!.. Курю... Сла-ва.

ВЯЧЕСЛАВ

Вячеслав обнимает Мишу за плечи, ведет к скамейке, они садятся и закуривают, улыбаются.

Так ты действительно первый раз здесь?

МИХАИЛ

Да-нет, не первый. Сережа меня уже привозил сюда. Только тогда еще снег лежал. Я поэтому и дом, наверное, не узнал сразу... Да еще такой МЭН сидит.

ВЯЧЕСЛАВ

Ладно уж, тоже Мэна нашел.

МИХАИЛ

Мэн, ни Мэн - а нашел.

ВЯЧЕСЛАВ

Ага? Миль, не миль - деньга платиль,- кушить нада... Ну, и как тебе Звенигород?

МИХАИЛ

А ни как!

ВЯЧЕСЛАВ

Не понравился?

МИХАИЛ

Так ведь он и не мог мне понравиться потому, что я его не видел вовсе. Мы тогда с Сережей два дня дома просидели. Он мне фотографии показывал, семейные. Рассказывал обо всем,.. т.е. конечно не обо всем, а об институте, о семье...

Вячеслав вопросительно смотрит в глаза Михаилу.

Нет, о тебе я ничего не знал. Он ничего не говорил. Этой темы мы тогда вообще не касались, да к тому же мама его была, брат. Кстати, где они?

ВЯЧЕСЛАВ

На даче с детсадом. А я...

Смотрит на дом.

Ну, да об этом потом... Слушай, значит ты здесь ничего не видел?

МИХАИЛ

Считай ничего.

ВЯЧЕСЛАВ

Это хорошо!

МИХАИЛ

Чего же тут хорошего? Я специально в библиотеку ходил, читал, а видеть - ничего не видел.

ВЯЧЕСЛАВ

Прекрасно! Значит все еще впереди... Так, погодика-ка... Я сейчас.

Бежит в дом и через минуту возвращается.

Все o'кей. Пошли!

Берет Михаила за руку, тянет за собой.

МИХАИЛ

Куда?

ВЯЧЕСЛАВ

На кудыкину гору, что на местном наречии означает "Городок".

МИХАИЛ

Это, где церковь с рублевскими фресками?

ВЯЧЕСЛАВ

Тебя пора убивать - слишком много знаешь. Да, к ней красавице. Только от Рублева там ни хрена не осталось.

Михаил тащит за собой сумку.

Да, брось ты ее! Но... "за вещи сданные в гардероб администрация ответственности не несет". Шучу. Никуда она не денется. Ну идем же!

Быстро уходят. Тетя Валя выходит во двор, проверят белье. Крадучись, из-за дома выходит Сергей.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Сереж, ты чего сегодня, дорогой, такой не пропеченый? Соль-то где?

СЕРГЕЙ

Ах, да,забыл. Сейчас принесу. А Славусик где?

ТЕТЯ ВАЛЯ

Славусик? Славусик твой, как чумовой полетел на "Городок". Приспичело ему. Ща, говорит, сбегаю, и обедать будем, погодите немножко. А мне чего годить, я чайку с конфеткой попила, угу.

Из дома выходит Людмила.

ЛЮДМИЛА

Ну, что теть Валь, все высохло?

ТЕТЯ ВАЛЯ

Все.

ЛЮДМИЛА

А, Сережа, здравствуй!

СЕРГЕЙ

Добрый день, Мила!

ЛЮДМИЛА

Тогда я сейчас поглажу.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Да, сиди уж, - поглажу я.

ЛЮДМИЛА

А я сидя.

Замечает сумку.

А это чего? Сереж, ты что ли забыл?

СЕРГЕЙ

Чего?

Подходит к сумке.

А?.. Нет, не я.

ЛЮДМИЛА

А чья же это?

ТЕТЯ ВАЛЯ

Чего вы там?

ЛЮДМИЛА

Чья это сумка, теть Валь?

ТЕТЯ ВАЛЯ

Подходит, рассматривает сумку.

А я почем знаю? Сережа, чья это? Ведь не с неба она свалилась!

Сергей пожимает плечами.

Ну чего ты кобенишься?

ЛЮДМИЛА

Теть Валь, а Слава где?

ТЕТЯ ВАЛЯ

Ну, что я вам справочное бюро? "Чья сумка? Где Слава?"... Ушел ваш Слава.

ЛЮДМИЛА

Куда ушел?

ТЕТЯ ВАЛЯ

Гулять ушел... Ну, прогуляться человек пошел. Что ему так весь день за машинкой и сидеть?

ЛЮДМИЛА

А?.. Сереж, а ты в Москву сегодня не едешь?

СЕРГЕЙ

Сегодня?... Не знаю... Наверно, нет. А что?

ЛЮДМИЛА

Я хотела, что б ты маме позвонил, что б она мне "Сагу о Форсайтах" привезла, когда приедет.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Сейчас покурю, да пойду борщ поставлю разогревать.

Сергею.

Соль-то принесешь что ли?

Садится на лавку, закуривает "Беломор". Сергей уходит.

Хорошо, что "Беломор-то" по талонам. А то по этим космертческим ценам... Никакой пенcии не хватит. Садись, Милок, посиди! В ногах правды нет.

ЛЮДМИЛА

Да, я не устала.

Садится рядом с тетей Валей.

Теть Валь, а Вам муж изменял?

ТЕТЯ ВАЛЯ

Тю, чего это так тебя куды кидает?.. Гришка-то?.. Гришка! Тот кабель был знатный. Угу. До женитьбы. Угу. А как поженились... Черт его знает, может и гулял где, да мне про то не ведомо.

ЛЮДМИЛА

А если бы Вы знали, что изменяет?

ТЕТЯ ВАЛЯ

Делает глубокую затяжку, смотрит в даль.

Знаешь, Милок, теперь, кажется такому мужику, как Гришка, все простила бы, а тогда... тогда я молодая была горячая... Тебе и не снилось, как мы жили, да. Нешто у нас квартиры были отдельные, как у вас? Комнату в общежитии занавеской из мешковины перегородили... Тут я с Гришкой, а тут Верка с Павликом. Мы с Веркой специально в разные смены пошли. Они спят - мы на фабрике, нам спать ложиться - им в смену идти... Только ведь не долго-то мы при мужиках ходили обе. Забрали их как-то с фабрики, сказали дрова заготавливать...

Всхлипывает, долго сморкается.

Потом уж, кто вернулся говорили... прямо живыми и сгорели... Ладно, чего уж там... Давно это все было. Теперь другая жизнь. У Гришки-то ФЗО и все. А Славка твой диссертацию вон пишет... Так ведь и Мишка у них не дурак, нет. Только вот пьет, паразит! А с другой стороны поглядеть, с такой, как у него...

ЛЮДМИЛА

Лучше бы уж пил!

ТЕТЯ ВАЛЯ

Тьфу! Типун тебе на язык! Чего болтаешь? Ты что? Чего тебе неймется? Мужик красивый умный, квартира есть, работа чистая - это тебе не у шестерки мотаться по восемь часов с мокрой задницей. Машенька какая красавица!.. Пил?! Ты подумай, что несешь! Что тебе плохо? Вот поправишься и... Чего тебе еще надо? Мужики, они, знаешь, того... Кому это понравится, что в доме слюни, да сопли? Ты давай у меня... перестраивайся, угу, а то Ельцину напишу. Так и напишу: не хочет перестраиваться. А Славка что? - Молодой мужик... Другие в его годы, знаешь как кобелируют? А Славка, ну, выпьет разок-другой с друзьями. Эка невидаль.

ЛЮДМИЛА

Да-да! С друзьями...

ТЕТЯ ВАЛЯ

А с кем же? Не с чужими же людьми в подворотне. Да, и ребята все хорошие, И Анатолий Иванович, и Борис этот здоровый, и Лёнечка, угу, я же их всех знаю. Вот только Сашку не люблю. Ну, надо столько жрать! Он что, неделю не ест перед тем. Ну, надо, прошлый раз салат весь смолотил, и рыбку ему дайте. А потом, черт его куда понес?

Передразнивает.

"А курочку без меня не ешьте, я ща приду!".. Архар! Живоглот!

ЛЮДМИЛА

Да, ладно, теть Валь, жалко что ли?.. А Вы думаете, Сашка тоже?

ТЕТЯ ВАЛЯ

Чего тоже?

Из-за дома выходит Сергей с пачкой соли.

СЕРГЕЙ

Вот соль.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Ну, вот и хорошо. Спасибо. И почем она теперь?

СЕРГЕЙ

45 коп. кг.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Вот, сволочи, что делают, а? Это ж надо 10 копеек и 45... Ну, да хрен с ним, можно и по 50 брать, лишь бы была... И чего это я старая дура рассиделась?.. Ладно, скоро обедать будем. А ты, Милок, ложись пока, отдыхай! Угу. А я пока греется все, чуток поглажу.

Уходит.

СЕРГЕЙ

Слава Богу, погода стоит хорошая.

ЛЮДМИЛА

Да, слава Бо-о-огу! Слава Богу!.. Сереж, а ты Лазаря давно знаешь?

СЕРГЕЙ

Лазаря? Да-нет, не очень. Года два. А что?

ЛЮДМИЛА

Да-нет, просто интересно. Я никогда с попами не разговаривала, да и видела-то их только в церкви... И что, он, правда, верит?

СЕРГЕЙ

Верит? Не знаю. Наверно... А может и нет. Я в этих делах плохо разбираюсь.

ЛЮДМИЛА

Ну, я же тебя не про всякие там их правила спрашиваю... Ну, когда, скажем, я согрешила - это понятно. А ведь он поп. Или им можно?

СЕРГЕЙ

Ну, ведь там же как-то грехи отпускают.

ЛЮДМИЛА

И что, любой грех можно отпустить?

СЕРГЕЙ

Но еще надо покаяться.

ЛЮДМИЛА

Кому?

СЕРГЕЙ

Батюшке, наверно.

ЛЮДМИЛА

Но ведь он сам батюшка.

СЕРГЕЙ

Я не знаю...Другому батюшке.

ЛЮДМИЛА

Ага. Так, значит, они все время друг другу по очереди и каются! Вот, хорошо устроились!

СЕРГЕЙ

А чего это ты решила, что им все время надо каяться?

Людмила пристально смотрит Сергею в глаза.Он не выдерживает взгляда, отворачивается, встает, подходит к сумке.

Мил, эта сумка... Эту сумку... Ко мне дру... племянник приехал, из Таллинна...

ЛЮДМИЛА

Какой племянник? Из какого Таллинна? Ну, и где же он? Когда приехал?.. И чего это вы сумку тогда здесь бросисли?.. Славик где? С ним?

СЕРГЕЙ

Я не знаю. Я не видел.

ЛЮДМИЛА

Сережа?!

Сергей отворачивается.

Теть Валь, тетя Ва-а-аля!

На крыльцо выходит тетя Валя.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Ты меня звала, Милочка?

ЛЮДМИЛА

Теть Валь, Слава один ушел?

ТЕТЯ ВАЛЯ

Ну, а с кем же?

К забору приближаются Вячеслав и Михаил. Они оживленно беседуют.

Гляди-кось!.. А возвращается не один.

ВЯЧЕСЛАВ

Ну, ты представляешь, какая жалость! Ну, ничего, в субботу служба, тогда и посмотрим.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Ну, что нагулялся, что ли?

Вячеслав только теперь замечает всех.

ВЯЧЕСЛАВ

Здрасте всем! Знакомьтесь! Это - Миша... Это - Тетя Валя, это - моя жена Мила, Машка спит, наверное... Сергей Ссаныч собственной персоной.

МИХАИЛ

Здравствуйте, добрый день! Очень приятно.

ТЕТЯ ВАЛЯ

Здрасте-здрасте!

ЛЮДМИЛА

Здравствуйте!

Black out.
Звучит песнь Ш. Азнавура

продолжение